20 Октября 2017
$57.57
67.93
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Туризм 29.09.2011

Амстердам: черные тюльпаны и красные фонари

Фотограф: Paul Lerche

Корреспондент «ТЖ» прорубил «окно в Европу».

– А в квартал «красных фонарей» вы заходили? Все друзья, которым я рассказывала, что ездила в Амстердам, задавали именно этот вопрос. Да, заходили, как и на ювелирную фабрику, и в местный оперный театр, ратушу, и еще посетили много интересных мест, огромное количество музеев. Но это уже в следующий раз!

Пересечение границы между Нидерландами и Германией, откуда я начала свое путешествие по Европе, прошло совершенно незаметно. Оно и понятно – Шенгенская виза открывает границы сразу 25 государств. Трасса номер 30 ведет в средоточие культурной и финансовой жизни страны, названной «Нижней», неформальную столицу свободных нравов.

Город лежит на реке Амстел, она-то и дала ему часть названия. А вот вторая часть имени столицы весьма традиционна для Нидерландов – «дам». В переводе с голландского это означает «дамба». Для страны, сушу которой ее трудолюбивые граждане отвоевали у моря, такие названия с прибавлением слова «дам» характерны.

Но прежде чем заглянуть в город, который мне представляется одним из красивейших в Европе, путешественники  едут на знаменитый туристический объект – голландскую ферму. Предприимчивый хозяин быстро смекнул, что на сырах и традиционной голландской обуви – кломпесах (или кломпенах) – можно дополнительно неплохо подзаработать. Он организовал нечто вроде агротуристского маршрута, проходя который посетители знакомятся с тем, как по старинке делают голландские сыры и – совершенно по-новому – кломпесы.

Если раньше деревянную обувь, нечто вроде французских сабо, вырезали вручную, то теперь над поленом из тополя трудится автомат. Именно это дерево, которое у нас многие считают паразитом, имеет мягкую древесину, легко поддающуюся обработке. Пара минут – и пара деревянных башмаков, в которых, говорят, до сих пор щеголяют жители сельской глубинки, готова.

Башмаки покрывают лаком или разрисовывают красками, украшают орнаментом, выжигая его. Необработанные деревянные туфли стоят в среднем 20–30 евро за пару, причем вас обязательно предупредят, что покупать кломпесы нужно на размер больше, чем обычно вы носите.

Лучшие друзья девушек
Дорога с фермы проходит мимо еще одного важного туристского объекта – мельницы, где родился Рембрандт. Мельница как мельница, большая, старинная, аж пять веков ей, а может, и больше. Многие из старых мукомолен служат туристским объектом, в них устроены музеи, причем не обязательно связанные с производством муки. Недалеко от Маастрихта – колыбели Евросоюза – находится картинная галерея в старинном здании мельницы.

А вот и Амстердам – столица Нидерландов с 1814 года. Плотно один к другому стоящие на каналах дома... Причем выкрашенные в совершенно неожиданные тона – черные, фиолетовые! Или в традиционные цвета песчаника. Здания образуют один сплошной разноцветный фасад! Многие из старинных домов были построены на сваях, из-за повышенной сырости эти подпорки сгнивали… Дома шатались, едва могли устоять на «ногах», но «соседи» не давали им упасть. Мое внимание привлекли какие-то непонятные крюки, торчащие из-под торцов их крыш. Оказалось, это весьма утилитарный предмет! Когда-то с помощью этих крюков в лабазы, расположенные на верхних этажах, подавался товар. Дома-то узкие, лестницы в них тоже, вот и приходилось с помощью немудреного механизма поднимать тяжести наверх. Кстати, как и сотни лет назад, в голландские дома мебель заносят через окна!

Увы, попасть в Рейксмузеум (Государственный музей) не удалось, он был закрыт на ремонт. А вот недалеко от него оказались пивоваренный завод и гранильное производство, которым так славен град Амстердам.

Побывать в Голландии и не увидеть, как неприметные «булыжники» (название бриллиантов на сленге) превращают в сгусток радужных искр, – невозможно! Огранка драгоценных камней стала одним из самых доходных голландских промыслов с XVI века, когда еврейские купцы, бежавшие из Испании, принесли этот промысел в северную страну. В мини-музее фабрики выставлена копия короны королевы-матери, покойной леди Елизаветы Боулс-Лайон, родительницы нынешней британской монархини, с алмазами, ограненными в Голландии.

Российские туристы, как рассказали мне служащие, – одни из самых желанных гостей на алмазной фабрике. Еще бы! Только они, говорят, могут в мгновение ока выложить не одну тысячу евро за приглянувшийся камешек, который в течение 20 минут оправят в золото или платину. А вот немцы жмутся, не раскошеливаясь даже на дешевенькую бижутерию, которой также не брезгуют торговать в магазинчике фабрики.

Дамы-туристки чуть не падают в обморок от вида крупных черных алмазов. А вот ювелиры качают головами – «черный» бриллиант? Да явный брак! Скука и проза! В нем же нет той самой «игры», того радужного блеска, которым славен царь камней. В руки туристов, загнанных в небольшую комнатку при фабрике, отдают лоток с кольцами, серьгами, брошами, усыпанными бриллиантами. Комнату запирают, и ни один экскурсант не покинет ее, пока все изделия вновь не окажутся в лотке. А дамы закатывают глаза, нанизывая на каждый палец по дорогущему изделию, лихорадочно тыкают в дырочки мочек ушей искрящиеся серьги. И чуть не плача возвращают их назад. Увы! Сердце их может успокоиться только катанием по каналам столицы.

Но прежде чем добраться до канала, нужно пересечь несколько улиц. Идем пешком… Велосипедисты толпами носятся по улицам, от них едва увертываешься. Такое количество велосипедов я видела разве что в крупнейших университетских столицах Европы. Причем  «железные кони» самые простенькие. Если россиянин ради бахвальства готов выложить тысячу евро за демократическое средство передвижения, то голландец или немец предпочтет пожмотничать и приобрести с нашей точки зрения почти хлам: крашеные-перекрашеные, латаные-перелатаные велики.

Венеция на Амстеле
Итак, несколько кварталов благополучно пройдено, и мы уже на берегу.
Длинные боты с удивительной легкостью маневрируют в каналах. Ай, сейчас мы врежемся в движущуюся из соседней протоки лодку... Ан нет, капитаны ловко разводят две длинные посудины. Самое удивительное впечатление от каналов – их невероятная разветвленность и протяженность. Их 165, 4 главных, 1500 мостов и 90 островов. Вода в каналах мутная, грязноватого оттенка. Вообще, Амстердам производит впечатление не слишком тщательно убранной гостиной. Но вот ощущения загаженности нет. Хотя плавают листья в канале, а там виднеются утопленные старые велосипеды... Бот проходит шлюзы реки Амстел и выходит в новую гавань. «Посмотрите налево, посмотрите направо!» – на нескольких языках вещает магнитофонный гид. Башни, дворцы… Музей Анны Франк... Юная голландка еврейского происхождения стала символом Сопротивления страны фашистским оккупантам.

А вот внимание мое привлек плавучий дом. На платформе действительно дом, с гостиными, спальнями… Причем никто не собирается прятаться от любопытных туристов за жалюзи или кружевными занавесками. Вот пожилая голландка сидит в кресле и разговаривает по мобильному телефону. Вокруг нее – стеллажи с книгами. Совершенно мирная картинка!

Прогулка на речном трамвайчике – одно из самых сильных впечатлений, оставшихся от голландской столицы.

А вот цветочный рынок. Черный тюльпан – это тоже не миф! По сходной цене за три евро можно купить луковицы иссиня-черного гибрида.

У нас не пьют!
Квартал «красных фонарей» оживляется только с наступлением темноты. Замечу: здесь на каждом шагу слышна русская речь. По традиции, оставшейся еще с советских времен, наши соотечественники за границей стремятся прикоснуться к «запретным плодам» – хотя плоды эти давно уже не в диковинку и на родине. В квартале пахнет марихуаной – легкие наркотики можно купить в каждом «кафе-шопе». Сигаретки люди скручивают прямо за столиками на улице, и, когда за те же столики пытаются присесть люди с пивом из соседних кафе, владельцы «кафе-шопов» выгоняют нецелевую аудиторию: «Извините, у нас здесь курят, а не пьют!»

Но главная достопримечательность (если так можно выразиться) квартала – девицы, женщины и бабушки легкого поведения, сидящие в ожидании клиентов в специальных стеклянных витринах. Над этими-то витринами и горят красные фонарики, давшие название кварталу. В витринах можно увидеть женщин любой национальности и возраста. В квартале существует легенда о двух «ночных бабочках» лет 70. Говорят, что они пользуются особой популярностью у туристов, ищущих «клубнички».

В ночном квартале – не протолкнуться. Навстречу, шатаясь, идут полупьяные, «обкуренные» компании. Длинные очереди стоят у дверей с манящей надписью «порно-шоу». Время от времени строгие секьюрити в пиджаках пропускают к кассе пару человек из очереди. Вместе с билетами зрителям вручают леденцы своеобразной формы. Представление длится час двадцать минут и идет нон-стопом круглые сутки. Зрители в зале обсуждают не столько подробности увиденного, сколько уникальные «таланты» актеров, которым приходится обнажаться и выходить на сцену не менее десяти-пятнадцати раз за смену.

Все, путешествие закончено на самом порочном месте. Но темный город не выглядит угрожающим. Удивительно, но за год в огромной столице происходит немного убийств, и самая большая опасность, которая угрожает туристам, – воры.

Но мы-то были осторожны и вернулись домой, чего и вам желаем, если вы собираетесь в дальние страны!

Автор: Наталья ДЖАРМАТОВА
284

Возврат к списку

Тверские участники отличились на ВФМС-2017
Более 25 тыс. участников из 185 государств, 5 тыс. волонтеров, 200 общественных послов… На неделю Сочи превратился в центр мирового молодежного движения.
19.10.201721:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость