03 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Политика15.03.2010

Сергей Миронов: Наше будущее живет с нами сегодня

Недавно в Совете Федерации Федерального собрания РФ состоялась встреча председателя верхней палаты российского парламента Сергея Миронова с руководителями региональных государственных СМИ. Встреча была организована в рамках работы созданного при Совете Федерации Клуба главных редакторов региональных изданий. Спикер палаты регионов – так само руководство Совета Федерации называет верхнюю палату парламента – в течение часа отвечал на самые разнообразные вопросы членов клуба. К сожалению, ограниченные газетные площади позволяют разместить здесь только часть этих вопросов и ответов спикера Совета Федерации.

Недавно в Совете Федерации Федерального собрания РФ состоялась встреча председателя верхней палаты российского парламента Сергея Миронова с руководителями региональных государственных СМИ. Встреча была организована в рамках работы созданного при Совете Федерации Клуба главных редакторов региональных изданий. Спикер палаты регионов – так само руководство Совета Федерации называет верхнюю палату парламента – в течение часа отвечал на самые разнообразные вопросы членов клуба. К сожалению, ограниченные газетные площади позволяют разместить здесь только часть этих вопросов и ответов спикера Совета Федерации.
– Сергей Михайлович, планирует ли Совет Федерации инициировать пересмотр законодательства, регулирующего размещение государственного и муниципального заказа на поставку товаров и услуг? Сейчас, как известно, эти госзаказы распределяются через аукционы. В итоге, к примеру, в дорожном строительстве получается, что одни и те же фирмы из года в год волшебным образом выигрывают аукционы, возвращаясь на одни и те же ямы, которые образуются на дорогах через считанные месяцы после их предыдущего «ремонта» в исполнении этих подрядчиков. И всякий раз «осваивают» огромные бюджетные средства. При этом добиваться включения таких фирм в перечень недобросовестных поставщиков услуг – дело долгое, муторное, редкий заказчик за него берется… С этим надо что-то делать! Как вы это видите? (Вопрос от «ТЖ»)
– Дороги остаются одной из наших самых больных тем. Действительно, у нас одни и те же фирмы осваивают на них огромные деньги. Километр трассы, причем совершенно некачественной, не стоит столь дорого нигде в мире, кроме как у нас: ни в Америке, ни в Германии, где великолепные дороги. А у нас в них закопаны ворованные деньги, если называть вещи своими именами. По этому поводу в Совет Федерации поступает много обращений из регионов. В связи с этим я вижу наведение порядка в сфере госзакупок прежде всего как один из элементов борьбы с коррупцией. Вы совершенно правильно упомянули здесь про победу в аукционах «волшебным образом», потому что победители в таких случаях – это прикорм­ленные чиновниками компании. Сам механизм ФЗ-94, регулирующего госзакупки, позволяет делать удивительные вещи. До сих пор, к сожалению, при рассмотрении заявок от участников аукциона главным критерием отбора является цена. И в итоге приходит некая фирма «Рога и копыта», у которой ничего нет, кроме зарегистрированного юрлица, и выигрывает аукцион, а потом продает подряд реальным строительным компаниям на своих условиях. Те пытаются возмущаться – предлагаемые условия им совсем не выгодны! Но это мало волнует продавцов, их гораздо больше заботят откаты, которых ждут те, кто помог им выиграть конкурс. В Совете Федерации создана рабочая группа по комплексному пересмотру всех позиций 94-ФЗ, ее возглавляет Николай Иванович Рыжков, бывший предсовмина СССР, председатель комиссии Совета Федерации по естественным монополиям. Кое-что мы уже подправили: теперь фирме, выходящей на конкурс, нужно представить свою деловую историю и информацию о своих производственных мощностях, то есть подтвердить свои возможности выполнения заказа. Я думаю, что мы и дальше будем наводить порядок и с точки зрения борьбы с коррупцией, потому что здесь имеет место быть именно коррупция в чистом виде, и в плане корректирования нормативной базы. Это веление времени.
– Недавно на Украине прошли выборы. До сегодняшнего времени Украина для России являлась чем-то вроде второго Лондона – в том смысле, что там скрываются многие «деятели», оставившие криминальный, в том числе коррупционный, след в экономике наших регионов. Может ли, на ваш взгляд, как-то измениться в этом плане ситуация теперь, когда президентом стал Виктор Янукович?
– С приходом Виктора Януковича мы, конечно, связываем наши ожидания значительных перемен в отношениях между нашими странами. Ждем перемен в отношении к русскому языку на Украине, в отношении возможного вступления Украины в НАТО. В отношении будущего нашей военно-морской базы в городе русской морской воинской славы – Севастополе. Конечно, надеемся на решение широкого спектра вопросов, во всяком случае, на то, что они будут решаться проще. В том числе и тот, что поднят вами. Так что многие надежды возлагаем, но как все сложится реально – посмотрим.
– У нас в Архангельской области в плане реформы ЖКХ творится полный беспредел. Нарушений, злоупотреблений – не счесть. Но самый яркий пример – загадочное исчезновение вице-мэра С. Шаулова, который захватил с собой 119 млн. рублей из фонда ЖКХ. Какие меры, на ваш взгляд, следует принять, чтобы навести порядок в этой сфере?
– Наше ЖКХ – действительно больнейший вопрос. На днях был в Екатеринбурге, там есть в области город Артемовский. В нем цены на некоторые коммунальные услуги с нового года выросли на 90%. Представьте себе ощущения жителей! Тем более что качество услуг осталось на преж­нем уровне. Я обращаюсь с просьбой ко всем участникам встречи: напомните лишний раз руководству ваших регионов, можно со ссылкой на меня, о том, что есть федеральный закон о предельно допустимой доле расходов граждан на оплату жилищно-коммунальных услуг. Им установлено, что семьи не должны платить за ЖКУ больше, чем 22%  от совокупного ежемесячного дохода семьи. Но подавляющее большинство наших сограждан не знает о своих правах и не требует положенных им бюджетных дотаций, а, стиснув зубы, платит и по 40, и по 60% от месячного дохода семьи. Надо напоминать людям об их правах. И я считаю, что даже 22% – это непосильная нагрузка на семейные бюджеты, и сейчас в первую очередь надо принимать закон, который снизит эту федеральную норму до 10%.
Как известно, тарифы в регионах формируют РЭКи. Но при этом надо иметь в виду еще один показатель, утверждаемый на местах, – нормативы потребления. И вот тут – вакханалия полная. И когда норматив ложится на повышенный тариф, тогда люди и получают квитки, по которым им требуется платить в два раза больше, чем прежде, а за что – они не понимают. Мы в Совете Федерации считаем, что нужно не бояться и на федеральном уровне устанавливать, с поправкой на коэффициенты различных территорий (например, северных), некие параметры по тарифам и нормам, за которые ни одному местному начальнику, ни одной комиссии нельзя будет заходить. Потому что люди просто не вытянут воз больших платежей. И еще один нюанс. Естественные монополии, которые мы много и справедливо критикуем, в целом по стране в 2010 году повысили тарифы минимум на 9, максимум на 14%. А теперь возьмите ваши региональные цифры. И увидите повышение тарифов на ЖКУ на 20, 25, 30%. При этом ссылка на естественные монополии уже «не играет», это чистой воды волюнтаризм местных властей. И за это с них нужно спрашивать.
Нельзя не сказать и о больной проблеме с ТСЖ. В одних случаях они создаются искусственно, и людей туда включают по принципу «без меня меня женили». Или, опять же против воли людей, бывшие приснопамятные ЖЭКи становятся управляющими компаниями их домов. И они фактически являются посредником при передаче денег от жителей поставщикам той или иной услуги – водоканалу, энергетикам, при этом, конечно, не забывая о себе любимых. Все это сказывается на семейных бюджетах жителей. Как видим, есть много направлений в ЖКХ, по которым нужно действовать, наводя порядок. И все же ключевое на сегодняшний день – это законодательно принять решение о предельных нормах, а не играть в лукавые игры с населением.
– Надо прямо признать, что в последние годы в стране обозначилась тревожная тенденция учащения проявлений фашизма, шовинизма, роста числа преступлений на национальной почве. В России насчитывается порядка 140 национальностей, вопрос их сосуществования – очень тонкий. Не считаете ли вы, что назрела необходимость создания государственной концепции национальной политики? Ведь у нас сейчас нет даже министерства национальной политики.
– Я неоднократно на протяжении последних лет говорю о том, что в нашей многонацио­нальной стране отсутствие федерального органа власти, который бы занимался нацио­нальной политикой и межконфессиональными отношениями, – неправильно. В этой связи Совет Федерации три года назад вынужден был создать специальную комиссию по местным национальным отношениям и отношениям государства с религиозными организациями. И мы как раз занимаемся той самой национальной политикой – потому как государство обязано этим заниматься. Но согласен – нужен федеральный орган исполнительной власти, министерство или агентство, который бы вел эту работу системно.
– Через два месяца все мы будем отмечать юбилей Великой Победы. Но мы все время забываем о том, что  2 сентября этого года исполнится 65 лет со дня окончания Второй мировой войны. Для нашего Дальнего Востока это очень значимая дата, и мы неоднократно обращались с просьбой учредить такой государственный праздник – День окончания Второй мировой. Думается, появись он у нас, у японцев было бы меньше желания ставить вопрос о возврате Курил!
– Я поддерживаю инициативу сахалинцев о включении этого дня в наш перечень памятных дат. И планирую принять участие в торжественных мероприятиях на Сахалине по случаю 65-летия со дня окончания Второй мировой войны.
– В канун юбилея Победы в редакционной почте очень много обращений от представителей поколения «детей войны». Люди спрашивают, когда же будет принят закон, определяющий их статус и социальные гарантии.
– Насколько мне известно, в Госдуме уже давно ждет своего рассмотрения законопроект, дающий статус, приравнивающий к статусу ветеранов Великой Отечественной войны, и право на получение двух пенсий труженикам тыла, малолетним узникам концлагерей, ветеранам последнего призыва и «детям войны», имеющим инвалидность по состоянию здоровья.
– Сегодня государственным приоритетом названа модернизация страны. Как вы думаете, смогут ли сегодняшние студенты завтра, а школьники – послезавтра включиться в этот процесс? И каковы должны быть приоритеты молодежной политики в связи с этими планами? Может быть, есть смысл сосредоточиться на системе образования?
– Полностью с вами согласен. И утверждаю: если мы не уберем ЕГЭ в том виде, каков он сейчас, то модернизация действительно окажется непосильной задачей для нового поколения, потому что сегодня ЕГЭ ведет к дебилизации нашей нации. И следующие поколения будут неконкурентоспособны на фоне своих зарубежных сверстников. Это большая беда. И дело здесь в том, что мы слишком поспешно стали реализовывать многие положения так называемого болонского процесса. Причем я, как законодатель, наверняка знаю, что никто от нас этого не требовал, мы действуем добровольно. Хотя, став участниками болонского процесса, мы могли бы и не брать двухуровневую систему образования. Ведь у нас до сих пор никто толком не знает, что такое бакалавр – в понимании большинства работодателей это недоучки. Или взять тесты: в тестах самих по себе нет ничего плохого, если они грамотно составлены. Но вот приоритет натаскивания и совершенно другая мотивация и другое направление в нашей школе, когда там перестают учить думать, излагать свои мысли, перестают учить учиться, чтобы люди могли дальше продолжать образование, – вот это очень опасно. Я неоднократно общался с педагогической общественностью, многие учителя разделяют эти опасения. Полагаю необходимым провести впервые за 
10 последних лет всероссийский съезд учителей, тем более что у нас сейчас Год учителя. И пусть сами педагоги выскажутся по поводу этих нововведений.
Говоря о молодежной политике в целом, хочу подчеркнуть: безусловно, нужен базовый закон прямого действия о государственной молодежной политике. В нем должны быть прописаны четкие гарантии, в том числе бесплатного высшего образования, как декларирует наша Конституция, получения первого рабочего места – кстати, в Госдуму внесен на рассмотрение законопроект о квотировании рабочих мест для выпускников вузов и средних специальных учебных заведений. И тоже пока не находит поддержки. Там же, в этом законе, должно быть положение об организации досуга молодежи. Вот сейчас все мы переживаем по поводу провала российской сборной на Олимпиаде в Ванкувере. Конечно, высшие спортивные чиновники должны подать в отставку, как принято в цивилизованном мире для тех, кто провалил порученное дело. Однако главное – не в этом. Нужно, чтобы у нас реально для любой российской семьи имелась возможность направить своего ребенка бесплатно в любую спортивную секцию. А сейчас это реально только в крупных городах, причем для семьи с доходом выше среднего. Вот в Китае в каждом младшем школьнике стараются разглядеть будущего спортсмена в конкретном виде и сызмала определяют его в соответствующую секцию. Вот откуда у них идет подпитка их спорта высоких достижений. А у нас ее нет.
Теперь немного о развитии человеческого капитала. Есть расхожая фраза: самые выгодные инвестиции – в человека. Это совершенно правильно, потому что в XXI веке именно люди творческие, интеллектуально и физически готовые к труду будут вложенное в них отдавать сторицей. Но, чтобы человек горел на работе, нужно, чтобы он нормально, сбалансированно  питался, жил в комфортных условиях, а не в перенаселенной коммуналке. Слава Богу, у нас пошла демо­графическая программа, и уже есть первые результаты, о чем свидетельствует статистика. По всем регионам России отмечаются позитивные демографические тенденции. Это говорит о том, что еще не все потеряно, что у нас есть будущее.
Еще один важный показатель – уровень образования. И  способность к инновациям, которая опять же базируется на образовании. В образовании сейчас у нас трудная ситуация, и надо решать, как из нее выходить, опираясь на принцип «не навреди!»  И наконец, когда мы говорим о том, что молодежь – наше будущее, не стоит забывать, что это будущее живет с нами сейчас, сегодня. Причем в постоянной тревоге. Сначала о том, хватит ли у родителей денег на оплату его учебы в школе, затем – в вузе, затем – удастся ли устроиться на работу по специальности и вообще, затем – если создают семью –
о том, где жить. Государство им сейчас внятных ответов на эти вопросы не дает. Они должны содержаться в базовом законе о молодежи.
– Сергей Михайлович, то, что мы сейчас ежедневно видим на наших телеэкранах – это сознательно осуществляемая политика федеральных каналов? И почему мы не видим на экранах тех, чья позиция идет вразрез с официальной?
– Кто дает команду: «Не пущать»? Совершенно точно, что это не первые лица государства. Полагаю, это во многом результат самоцензуры прессы, самоограничения и живущего во многих страха – «как бы чего не вышло».
И в то же время только на нашем телевидении по всем каналам 69% передач – развлекательные и только 7% – образовательные. Нигде в мире больше такого нет, а мы  все пляшем, хохочем, развлекаемся. А если еще оценить уровень этих развлекательных программ! Или вот, по сути, показывают инструкции,  как совершить преступления, даже самые мерзкие, и при этом не попасться. И это идет в эфир как документальный фильм, журналистское расследование. А потом мы имеем то, что имеем за последние пять лет. А именно: количество преступлений насильственного характера против малолетних у нас увеличилось… я специально делаю паузу – в 24 раза! Причины вижу две. На первое место поставлю беззубое уголовное законодательство. У нас, как нигде в мире, вольготно себя чувствуют насильники! Соответствующие поправки в Уголовный кодекс разработаны, ждут своего рассмотрения в Госдуме. Очень большой вопрос: почему не рассматривается и не принимается? Коллеги-журналисты,  расследуйте! Лежат и ждут своего рассмотрения законопроекты, утяжеляющие ответственность, запрещающие насильнику-педофилу впредь работать с детьми. Сейчас такого запрета нет. Мы внесли такой законопроект. А вторая причина – наше телевидение, которое все это показывает и провоцирует людей с нарушенной психикой.
Аналогичная проблема есть и в Интернете. Я против цензуры в сети. Но  за ответственность провайдеров. Ведь в Интернете тоже чего только нет – и порносайты, и инструкции, как в домашних условиях изготовить взрывчатку… За размещение такой информации должны отвечать провайдеры, предоставляющие серверы для подобного рода сайтов.
Давайте помнить, что кроме гламура и криминала существует очень непростая действительность, где  многие люди ежедневно преодолевают трудности, что нас слушает, смотрит, читает подрастающее поколение, которое мы не должны потерять. Заповедью журналиста при нынешних самых широких информационных возможностях должен быть девиз: «Не навреди!»
– Какова ваша позиция по поводу возможного развития процесса укрупнения регионов? Не приведет ли это к смене национально-государственного устройства России?
– Я, как председатель палаты регионов, считаю, что у нас не должно быть укрупнения ради укрупнения. Или ради интересов чиновников, которым так легче будет управлять. При решении вопросов в отношении конкретных территорий главное  и есть федеральный закон, который именно об этом говорит, – это желание населения. И президент, и премьер не раз подчеркивали это. И ответ на вопрос, укрупнять или нет, должен даваться так: населению после объединения будет жить выгоднее с материальной точки зрения? Вырастет доход на душу населения? Тогда, возможно, в укрупнении есть смысл. И, думаю, в нашей стране с реализацией идеи укрупнения регионов надо обращаться архиосторожно. Или взять идею о том, что, мол, у нас какие-то регионы несамодостаточные, и потому их надо ликвидировать: нет такого понятия в Конституции – несамодостаточный регион, у нас все субъекты РФ равны! Так что я не думаю, что у нас процесс укрупнения примет массовый характер.
– Сейчас наконец-то государство ограничило цены в фармакологии. Но когда оно обратит внимание на запредельные цены на другие товары первой необходимости? Например, на продукты питания? На ЖКУ? На одежду для новорожденных, которой хватает на месяц-другой?
– У государства есть понимание того, что это надо делать, и именно в перечисленных вами сегментах. Взялись наводить порядок в ценах на лекарства, на коммунальные услуги, в тарифах естественных монополий. И не надо здесь никого пугать тем, что это, мол, антирыночные меры. Как мы видим, пресловутая рука рынка ничего никуда не расставила, а только пошарила в карманах у населения. Я считаю возможным составить перечень социальных продуктов первой необходимости, на которые можно и нужно вводить государственное регулирование цен. Есть хороший пример вполне рыночного воздействия на цены. В нескольких  регионах цена на хлеб уже лет десять как не повышается. Причем не в каких-то отдельных специализированных «ветеранских» магазинах, а во всех магазинах есть так называемый «губернаторский» хлеб по низкой цене. Каким образом это обеспечивается? Сначала дается региональный заказ хлеборобам, для которых в свою очередь региональные власти договариваются с поставщиками о приемлемых ценах на ГСМ и удобрения и гарантируют им осенние закупки зерна в определенном объеме по договорной цене. Так же, заранее, договариваются с элеватором, где будет храниться зерно, с мукомолами, хлебопеками. А потом с торговыми сетями – о предельной наценке на этот хлеб. Таким образом, везде, на всех этапах, ценообразование рыночное, но государство в лице местных властей на него влияет. Да, этот механизм пока действует только в нескольких регионах и только по хлебу, но он на самом деле приемлем и для других товаров. Конечно, для его реализации необходима  очень активная работа местных властных структур.
– Не понятен радостный тон репортажей о строительстве очередного нефтепровода. Мы ведь сегодня гоним по этим неф­тепроводам сырье за рубеж, а завтра останемся без нефти. Вот, к примеру, американцы берегут свои энергоресурсы, а мы транжирим!
– Я разделяю вашу точку зрения по поводу торговли продуктом, который мы извлекаем прямо из недр и продаем, не создавая никакой прибавочной стоимости. Конечно, это разбазаривание запасов, необходимых для наших будущих поколений. Конечно, лучше бы торговать бензином или дизельным топливом, а не гнать тупо танкеры с сырьем через океан. Это не те решения, какие нужны в XXI веке. Но здесь есть одна проблема, известная мне как геофизику: если вскрыли месторождение, технология требует выкачивать его непрерывно до донышка. Мы не можем закрыть вентили, иначе половина запасов так и останется в недрах этого месторождения, и их уже будет очень трудно извлечь. Проблема в том, что при этом у нас так мало нефтеперерабатывающих заводов, а предприятий по глубокой переработке нефти  еще меньше, так что мы вынуждены продавать это сырье.
– В стране остро стоит проблема низкого профессионализма кадров. Она усугубляется тем, что дилетанты, прорвавшиеся к руководящим креслам властных структур или промышленных компаний, планомерно борются с коллегами-профессио­налами, на чьем фоне их собственная несостоятельность особенно заметна. Может ли что-то сделать Совет Федерации, чтобы поставить заслон непрофессионализму, который проник уже и на уровень министерств?
– В стране, где 60% дохода бюджета дает минерально-сырьевой комплекс, отсутствие специального министерства геологии, которое возглавлял бы профессиональный геолог, – это нонсенс. Я говорю об этом уже много лет. Также совершенно очевидно, что у нас должно быть отдельное министерство здравоохранения под руководством профессионала-медика. А также отдельное министерство, которое занималось бы проблематикой труда и социальной защиты населения. Один из механизмов, обеспечивающих приход профессионалов во власть, – это реальная конкуренция, в том числе политическая. При реальной политической конкуренции о недочетах действующих властей будет говориться открыто, публично, на глазах у гражданского общества. Тогда у власти будет потребность ставить профессионалов, а не отбирать кадры по критерию личной преданности.
– Сергей Михайлович, считаете ли вы пост спикера Совета Федерации венцом своей политической карьеры?
– Я прямо и предельно откровенно отвечу, что у меня нет президентских амбиций. Мне моя работа нравится, я очень рад за своих коллег. Работая на этом посту и став профессиональным законодателем, я отдаю себе отчет в том, что максимальную пользу своей стране я приношу именно сейчас, когда занимаюсь законотворческой и представительной работой именно во главе палаты регионов. А что касается венца – жизнь покажет!
Автор: Подготовила Светлана БАКАРДЖИЕВА
52

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию