21 Ноября 2017
$59.27
69.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 06.09.2011

Апостол Японии из погоста Береза

Фотограф: Архив Воробьёва

Не было человека в стране после императора, который бы пользовался такой известностью.

Память святого равноапостольного Николая Японского празднуется Русской Православной Церковью ежегодно 16 февраля, в день его блаженной кончины. Но мы вспоминаем его
и в день рождения святителя. А явился на свет будущий Николай Японский (в миру Иван Дмитриевич Касаткин) 13 августа 1836 года. Так что в нынешнем августе мы отметили 175-летие со дня его рождения.

Погост Береза, где он родился, стоял на высоком левом берегу реки с таким же названием в нынешнем Оленинском районе. Селение древнее, основано еще в княжеский период на пересечении путей от Волги к Западной Двине и из Новгорода к Смоленску. В 1812 году здесь был освящен каменный трехпрестольный храм во имя Вознесения Господня. В этом храме и служил диаконом отец будущего архиепископа Николая.

После окончания в уездном городе Белом духовного училища, а затем Смоленской духовной семинарии Иван Касаткин в числе лучших учеников был рекомендован и поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. Еще обучаясь в ней, он узнал о вакансии на должность настоятеля храма при недавно открытом русском консульстве в японском городе Хакодате (остров Хоккайдо), подал прошение и был избран для этого служения, приняв постриг под монашеским именем Николай.

В своем письме Святейшему Синоду консул И.А. Гошкевич убедительно просил, чтобы посылаемый священник был «не иначе как из кончивших курс духовной академии, который мог бы быть полезным не только своей духовной деятельностью, но и учеными трудами, и даже своею частной жизнью в состоянии был бы дать хорошее понятие о нашем духовенстве не только японцам, но и живущим здесь иностранцам».

Но выбор синодального начальства пал на студента 4-го курса, и история показала, что выбор этот оказался в высшей степени удачным. Благословляя молодого иеромонаха на предстоящее ему служение, ректор академии преосвященный Нектарий сказал, что с крестом подвижника он должен взять посох странника, что вместе с подвигом монашества ему предлежат и труды апостольства.
Выехав из Петербурга, Николай заехал в погост Береза, помолился в Вознесенском храме, простился с родными и отправился в дальнюю дорогу. В Николаевске-на-Амуре, куда он прибыл в конце сентября 1860 года, Николай вынужден был зимовать, так как морская навигация завершилась. Здесь состоялось его знакомство со знаменитым просветителем Сибири и Русской Америки святителем Иннокентием, епископом Алеутским, Курильским и Камчатским, будущим митрополитом Московским и Коломенским. В течение зимы тот многому научил молодого собеседника, основываясь на собственном богатом миссионерском опыте. Видя скромную рясу иеромонаха, святитель Иннокентий сказал, что на азиатов-язычников миссионер должен произвести впечатление представительным видом, и сам сшил для будущего православного пастыря Японии рясу из купленного им отреза бархата. Он также указал, что проповедники Христа в Японии должны носить наперсный крест и собственноручно возложил на отца Николая крест, который получил за участие в Крымской войне 1853—1856 годов.

И все же Николай не предполагал, ступая 2 июля 1861 года на японскую землю, что целых полвека, до самой кончины, он будет нести слово Божие именно здесь, в Стране восходящего солнца. Упорно и неустанно с первых же дней он изучал японский язык (8 лет, порою по 14 часов ежедневно), культуру и быт японцев, не забывая решать сложные практические вопросы по открытию подворья Русской Православной Церкви.

Вскоре он вынужден был убедиться, что сразу невозможно приступить к проповеди Евангелия, ибо «тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство как на зловредную секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи». Достоверным фактом является то, что первым крещеным японцем стал пришедший убить его по клеветническим наветам бывший самурай Такума Савабэ. Но в долгих беседах с русским миссионером он принял догматы неведомого ему прежде учения, а впоследствии стал православным священником с именем Павел.
В 1870 году по ходатайству отца Николая в Токио была открыта русская духовная миссия, находившаяся в ведении Камчатской епархии. Великой его заслугой является перевод на японский язык Священного Писания и других богослужебных книг. Этот подвижнический труд православного пастыря имел столь же высокое духовное значение для японцев, как и труды святых Кирилла и Мефодия для славян.

Он создал духовную семинарию, открыл начальные школы для девочек и мальчиков, библиотеку, приют и другие учреждения. В Токио отец Николай учредил школу русского языка, в которой учились и два сына министра иностранных дел Японии Соэсима Танэоми. Число учеников в ней достигло 150 человек. Вместе с учениками и преподавателями школы святитель Николай составил русско-японский словарь, ставший незаменимым учебным пособием.

На японском языке стал выходить издаваемый им православный журнал «Церковный вестник». Пожалуй, кульминацией деятельности епископа Николая на далеких островах стало освящение в Токио 8 марта 1891 года кафедрального Воскресенского собора (японцы называют его Николай-до).
Его научные труды, опубликованные в ряде церковных и светских журналов, безусловно, стали оригинальным и ярким явлением в отечественной исследовательской литературе тех лет. Благодаря ему русское общество открывало для себя Японию. В течение целого ряда лет Николай печатал в «Московских ведомостях» свои «Письма из Японии». Большая работа «Япония с точки зрения христианской миссии» вышла в «Русском вестнике» в 1869 году, «Япония и Россия» — в иллюстрированном ежемесячном историческом сборнике «Древняя и Новая Россия».

Касаясь вопроса русско-японских отношений, святитель Николай пришел к обоснованному выводу, что у обеих стран нет повода для взаимных упреков и разногласий. «Все, что делается в Японии, более, чем всякое другое государство, должно интересовать Россию, как непосредственную соседку ее на крайнем востоке. Оба государства — молодые, полные свежих сил и надежд на долгую историческую жизнь. Притом же оба — совершенно различные по своему географическому положению, вследствие чего в будущем они могут только помогать друг другу, но не встречаться одно с другим на перекрестных дорогах и не мешать одно другому».

Тяжелым испытанием для него и его паствы стало время Русско-японской войны в начале XX столетия. Владыка Николай не покинул Японию, хотя не принимал участия в богослужениях, поскольку согласно чинопоследованию литургии японские христиане молились о победе своей страны над Россией. С прибытием первых русских пленных (общее их число достигло 73 тысяч) епископ Николай выхлопотал у японского правительства согласие на открытие общества духовного утешения военнопленных. С пленными общались пять отобранных им священников, которые владели русским языком (самого владыку к пленным не пускали, и он связывался с ними письменно).

В письме от 8 ноября 1908 года на имя Приамурского генерал-губернатора святитель Николай с горечью констатировал тот факт, что «не было бы нашей несчастной войны с Япониею, если бы мы поглубже знали Японию».

В 1906 году Святейший Синод возвел его в сан архиепископа Японского. Святитель Николай скончался 16 февраля 1912 года, и японский император дал разрешение на захоронение его в Токио.

10 апреля 1970 года как образец христианского миссионера он был прославлен первым из русских святых, канонизированных нашей Церковью во второй половине XX века. А в 2003 году на его родине, в поселке Мирный, что напротив бывшего погоста Береза, на средства православных японцев и Тверской епархии построен и освящен храм во имя нашего земляка — равноапостольного Николая, крестителя Японии.

Приведем в заключение две цитаты из работ японского и русского исследователей.
Наганава Мицуо пишет: «Он оставил потомкам собор, 8 храмов, 175 церквей, 276 приходов, вырастил одного епископа, 34 иереев, 8 диаконов, 115 проповедников. Общее число православных верующих достигло 34110 человек».

Посетивший Японию протоиерей Иоанн Восторгов писал: «Не было человека в Японии после императора, который пользовался бы в стране такою известностью. В столице Японии не нужно было спрашивать, где русская православная миссия, довольно было сказать одно слово «Николай», и буквально каждый рикша сразу знал, куда нужно было доставить гостя миссии. И православный храм назывался «Николай», и место миссии также «Николай», даже само православие называлось именем Николай. Путешествуя по стране в одежде русского священника, мы всегда и всюду встречали ласковые взоры, и в словах привета и разговора по поводу нас мы улавливали слухом среди непонятных слов и выражений незнакомого языка одно знакомое и дорогое: «Николай».

Автор: Иван ТОРОПЕЦКИЙ
100

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость