25 Ноября 2017
$58.53
69.33
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 02.09.2011

Тартюф сидит в каждом из нас, уверен режиссер Роман Феодори

Фотограф: Ольга Моисеева

В плотном графике репетиций Роман нашел время для встречи с корреспондентом tverlife.ru и рассказал о своей работе с артистами Тверского ТЮЗа.

До премьеры спектакля «Тартюф», который сейчас репетируют артисты Тверского театра юного зрителя, осталось совсем недолго. 21 сентября ТЮЗ откроет свой предъюбилейный, 79-й сезон. Режиссер спектакля Роман Феодори в плотном графике репетиций нашел время для встречи с корреспондентом tverlife.ru и рассказал о своей работе с артистами Тверского ТЮЗа.

– Роман, поделитесь впечатлениями!
– Всегда говорю: я не видел ни одного театра, даже самого маленького, в труппе которого не было бы хороших артистов. Хорошие артисты есть всегда и везде, с режиссерами бывает проблема. А репетиции всегда идут сложно, тяжело, мучительно. Если это не так, значит, мы что-то неправильно делаем, потому что

самый легкий спектакль, вернее сказать, особенно легкий, веселый спектакль, не может готовиться в атмосфере всеобщего удовольствия.

«Тартюф» не исключение: познаются способы существования, предложенные артистам, довольно сложные,– скажу лишь, что в спектакле очень много пластики. К тому же лет пятнадцать артисты не работали со стихотворным текстом. И для того, чтобы он звучал со сцены легко, не вызывал трудностей у зрителя, приходится приложить немало сил. Надеюсь, мы прорвемся, может быть, даже не к премьере – зачастую спектакли вырастают позже.

Впечатления же у меня самые лучшие. Состоялось приятное знакомство с труппой, которая болеет за спектакль, которая хочет работать. Впрочем, мы познакомились раньше, на одном из фестивалей, где они увидели одну из моих постановок. Так что, можно сказать, они были готовы к сотрудничеству, были готовы делать то, что они, вероятно, никогда раньше не делали.

– Например, учить текст «Тартюфа», написанный александрийским стихом…
– Выучить - не главное. Главное – понять, как этот текст произносить, понять, почему персонажи говорят стихами, ведь мы же с вами не стихами говорим.

– Это не первое ваше обращение к Мольеру. «Тартюфа» вы ставили в Красноярске...
– Было несколько обращений, не могу сказать, что все они оказались удачными. Да, «Тартюфа» уже ставил, но в Твери будет совершенно иное решение – здесь художники другие, артисты.

Причем здесь, в Твери, они настолько интересные, что это было для меня потрясением.

Не зря я всегда больше любил театр юного зрителя, чем театр драмы, где все как на подбор: мальчики высокие, девочки красивые. В ТЮЗе все артисты разные, и это очень приятно.

– Когда вы только начинали работать в Твери над «Тартюфом», вы заставили артистов готовить этюды. Зачем?
– Каждый материал предполагает свой способ репетиций – ты не будешь репетировать Чехова так же, как Шекспира, а Мольера – как Вампилова. В Твери мы отказались от «застольного» периода и сразу начали действовать. Это своего рода эксперимент: восемьдесят процентов спектакля, который увидит зритель, рождается в этюдах, импровизациях, актерских пробах, в поиске, что гораздо продуктивнее.

– Но не все находки доживут до премьеры.
– Нет, конечно. Ближе к финалу мы возьмем большие ножницы и начнем резать по живому – откажемся от вещей, которые на определенных этапах работы нас привлекали, и оставим только самое главное.

Досье "ТЖ"

Роман Феодори, главный режиссер Красноярского театра юного зрителя, постановщик спектаклей «Слуга и Господин» по роману Дени Дидро «Жак-фаталист и его хозяин», «Сон в летнюю ночь» Шекспира, «Мамаша Кураж и ее дети» Бертольта Брехта, «Золушка» Евгения Шварца и других. Работал в театрах Владимира, Санкт-Петербурга, Орла, других городов, участвовал во многих фестивалях и лабораториях по современной драматургии. Профессиональное образование Роман Феодори получил на режиссерском отделении Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, а до того учился на историческом факультете Нижнетагильского государственного педагогического института.

– На какого зрителя рассчитан спектакль?
– Думаю, он не имеет никаких возрастных ограничений. Единственное, хотелось бы, чтобы дети до 12 лет приходили на спектакль с родителями. Пьеса все-таки взрослая, в ней будут встречаться странные, так скажем, моменты. Мольер, как мы надеемся, прочитан нетривиально, может быть, не так, как в классическом театре. Однако каждый, думаю, найдет в спектакле нечто важное для себя. Мое убеждение таково: сюжет в любом художественном произведении всего лишь отправная точка.

Есть, скажем, фильм фон Триера «Антихрист», и нужно, по-моему, быть идиотом, чтобы подумать, что он о том, как у женщины выпадает из окна ребенок, а муж ее везет в лес лечиться.

Сюжет в принципе выстроен, дальше включайте мозг и думайте: мужчина – это олицетворение разума, а женщина – эмоций. Они борются, и кто победит?

Примерно то же самое и с «Тартюфом». Конечно, эта пьеса не о том, как человек привел к себе в дом обманщика. Из всех как бы комедий Мольера, которые его заставляли писать, а он хотел заниматься драмой, «Тартюф» – самая жесткая, самая грубая и агрессивная пьеса. Мольер придумал историю о двойственности: Тартюф и Оргон есть нечто единое целое, две стороны одной медали. Человек всегда ищет что-то противоположное себе и затем с ним соединяется, но, соединившись со своей темной стороной, уже вряд ли возможно побороть ее до конца. Мольер исследует природу зла, заложенную в человеке.

Тартюф сидит в каждом из нас, и, если мы его будем холить и лелеять, он может полностью завладеть нами.

Если искоренять в себе зло долго и мучительно, не завидовать, не злиться, то в принципе из себя Тартюфа можно выдавить. Впрочем, не надо думать, что в «Тартюфе», классическом произведении, слишком много философии – она рождается из очень веселых, легких, ироничных вещей.

– Почему именно Мольер был выбран для постановки?
– Мне мало интересна современная драматургия, больше нравятся истории, проверенные временем и постановками. К тому же проблема природы зла в человеке, мне кажется, актуальна в любое время, в любой стране. Мы каждый день встречаемся с проблемой, как не впустить в себя плохое или, если уж впустили, как с ним бороться. И об этом надо говорить смело даже с ребенком 10 лет, 6 лет. Приятно, что есть такие пьесы, к которым можно обращаться многократно, и каждый раз будешь находить что-то новое. «Тартюф» – одна из таких пьес.

– Роман, по своему первому образованию вы педагог. Используете ли вы педагогический опыт в своей режиссерской работе?
– В детстве, когда у меня спрашивали, кем я хочу стать, я отвечал: артистом, который будет показывать другим, как играть. Видимо, я не знал, что такое режиссер… Товстоногов, Эфрос говорили, что режиссер – это прежде всего педагог.

И если ты представляешь, каким должен быть спектакль, ты, конечно, должен научить, донести артистам свое видение его и, конечно, учиться вместе с ними.

Нисколько не жалею, что пять лет провел в пединституте, а потом некоторое время был учителем. Мне кажется, это очень помогает в работе с артистами, людьми, к которым нужно вообще по-другому, иначе относиться. Мне проще все-таки, хотя надо у артистов спросить…

Автор: Евгений ПЕТРЕНКО
77

Возврат к списку

В областном роддоме в Твери вручили подарки молодым мамам
Рождение ребенка – особое событие, появление малыша на свет в канун Дня матери – праздник двойной. Врачи области за 9 месяцев помогли появиться на свет более 7 000 малышей, в том числе 13 двойням и 2 тройням. У женщин Твери родилось 3 504 ребенка. На этой неделе особо солидное пополнение – более 150 младенцев.
24.11.201720:03
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость