27 Июля 2017
$59.91
69.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Политика02.09.2011

Итоги становления российской демократии

Фотограф: Архив «ТЖ»

Был ли август 1991 года народной революцией или номенклатурным переворотом?

Этим непростым вопросом задались участники круглого стола, организованного Тверским отделением общества «Мемориал» и прошедшего в конце августа в конференц-зале «ТЖ». В дискуссии приняли участие как участники демократического движения начала 90-х годов, так
и современные политики и исследователи демократии.

Мнения, как и политические позиции выступавших, расходились достаточно широко. Не было, пожалуй, одного: представления об однозначности происходивших и происходящих в нашем обществе процессов. Общим было и признание кризисного состояния советской системы накануне ее краха. Но, если, скажем, Михаил Улитин – в недавнем прошлом активный коммунист, представившийся ныне участником «Левого фронта», – склонен видеть источники этого кризиса в воздействии внешних сил, то остальные выступавшие более склонялись к точке зрения Владимира Гайдукова – политолога и исследователя так называемой «демократии первой волны», считающего главной причиной исторического поворота 1991 года объективную необходимость избавиться от опасных рудиментов сталинизма. При этом известный склонностью к парадоксам ученый вовсе не считает членов ГКЧП сталинистами, полагая, что они тоже пытались избавиться от опасного прошлого, но только привычными им номенклатурными методами. Андрей Луговкин, историк-архивист и член тверского «Мемориала», с такой оценкой не согласился, полагая, что августовский путч был затеян именно сталинистами, но слабыми, не имевшими и малой доли свойственной коммунистическому диктатору политической воли.

Общим было и признание незавершенности поворота к демократии, начавшегося еще четверть века назад. Игорь Корпусов, ранее состоявший в радикальнейшем Демократическом союзе, полагает, что чрезмерное «очарование» демократическими идеалами, к которому склонялась наиболее активная часть общества, было изначально чревато наступившим разочарованием. Главный итог произошедших перемен – в возможности для каждого сделать свой выбор, определить собственные ценности и следовать им. Однако далеко не всем удается преодолеть внутреннюю несвободу и склонность поддаваться обманчивым иллюзиям. Отец Георгий Белодуров, в 1988–1990 гг. возглавлявший неформальную группу молодых демократов, полагает, что его поколение с ценностями определилось правильно. И главной из них была свобода. Но при этом голосовавшие в 1991 году за Бориса Ельцина разделялись на идеалистов и реалистов. Однако к приватизации идеалистов не допустили – отсюда и ощущение несправедливости.

Сергей Голубев, участвовавший в дискуссии более как ученый и автор большой монографии по истории посткоммунистического развития бывших республик СССР, чем как зампредседателя ЗС и один из лидеров тверской организации «Единой России», полагает, что ход исторического развития в последние десятилетия определялся как раз реалистами. Именно советский «средний класс», чье имущественное положение определялось известной формулой «квартира-машина-дача», поддержал сначала горбачевские, а потом и ельцинские перемены. Но в 90-е годы этот класс оказался размытым, общественная активность его заметно упала, и сегодня главная задача состоит в его возрождении и укреплении.

Борис Зискинд, бывший помощником первого представителя Президента РФ в Тверской области Виктора Белова, считает, что поворот 1991 года был определен тем, что число людей, пришедших к выводу, что «так жить нельзя», достигло критической массы. Поэтому демократическая революция была истинно народной. Главная проблема, по его мнению, состояла в том, что немногие оказавшиеся во власти бессребреники не смогли в ней удержаться. И сегодня общество и власть должны выбрать либо путь диктата, который, как показала история, неизбежно ведет к застою и развалу, либо окончательно повернуть к подлинной демократии.

Вячеслав Башилов, как один из идеологов и руководителей общественного самоуправления, полагает, что именно развитие самоуправления является главным показателем подлинности демократии. В 90-е годы его ростки не получили должной поддержки. Теперь же попытки развивать местное и общественное самоуправление сверху наталкиваются на определенное неверие и апатию снизу.

Игорь Мангазеев, позиция которого не утратила с годами свойственного ему радикализма, заявил, что вхождение демократов «первой волны» во власть погубило демократическую идею. Ее «чистоту», по его мнению, может сохранять только внесистемная оппозиция. С ним в прин­ципе согласился и современный «внесистемник» Максим Новиков, заявивший себя сторонником «нового ГКЧП».

Чуть менее радикальна была позиция лидера тверского «Яблока» Антона Стамплевского, считающего, что интеллектуальная элита еще в конце 90-х годов «поменяла свободу на колбасу» и что все трудности современной модернизации заключаются в невозможности соединить одно с другим. А модернизации наполовину не бывает.

Евгений Евсеев, бывший одним из самых заметных депутатов-демократов областного Совета последнего созыва, предложил считать августовскую революцию «недопереворотом». По его словам, в 1991 году имели место и революция, и номенклатурный переворот. Эта двойственность стала причиной того, что гражданское общество проявляет себя главным образом в Интернете, а в реальной жизни наблюдается чрезвычайно опасное затишье.

«Мы хотели демократии, но хотели слишком слабо», – считает и Валентина Шарипова. Ее 1991 год прошел на Камчатке, которая тогда жила одной жизнью со всей страной. Теперь российский Дальний Восток существует как бы сам по себе – и это тоже один из печальных итогов минувшего двадцатилетия.

Не стоит, наверное, удивляться критическому настрою практически всех участников дискуссии. В конце концов, именно благородное и лишенное корысти недовольство действительностью во все времена было двигателем общественного развития. В том, что наше общество по-прежнему нуждается в благих переменах, сомневаться не приходится. Старшее поколение, поколение шестидесятников, «свою» революцию уже пережило. И, как всякая революция, эта тоже оставила ощущение незавершенности. Сможет ли следующее поколение достичь своих целей эволюционным путем, без «великих потрясений»? Ответ на этот вопрос сможет дать только оно само.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
24

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость