17 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 26.08.2011

Прежде и вода была чище, и течение сильнее.

Каким видели исток Волги сто двадцать лет назад.

Летом 1892 года художник, либреттист и библиофил Илья Федорович Тюменев с четырьмя спутниками выехал из Валдая в древнее новгородское село Полново.

Дорога предстояла дальняя – путешественники вознамерились посетить исток Волги и отправиться вниз по течению русской реки, о которой в одной известной былине сказано: «Из-за лесу было из-за темного, / Из-под чудного креста с-под Леванидова, / Из-под белого горюча камня Латыря, / Тут повышла, повышла, повыбежала, / Выбегала-вылегала матка Волга-река, / Местом шла она ровно три тысячи верст!»

В былине «Добрыня и Алеша», варианты которой в свое время записал на берегах Онежского озера Александр Гильфердинг, не случайно упомянуты и Леванидов крест, и камень Латырь – они были знаками, обозначавшими священное место встречи богатырей. Так в устной традиции оказался закреплен особый статус Волги…

Илья Федорович Тюменев родился в семье богатых рыбинских купцов, детство и юность его прошли в Петербурге, где он проявил многие способности, в том числе и к торговле. Осенью 1866 года он стал учиться в Торговой школе Видемана, но через несколько месяцев перешел в другое учебное заведение, где, как полагают некоторые биографы, и стал заниматься музыкой. Известно, например, что с 1875 по 1876 годы он брал уроки музыки, а возможно, и композиции, у Н.А. Римского-Корсакова, с которым на протяжении многих лет поддерживал дружеские и творческие отношения: Тюменев написал несколько либретто для опер Римского-Корсакова, в том числе знаменитой «Царской невесты». Талант позволял Илье Федоровичу и самому заниматься музыкальным сочинительством – он писал романсы, церковную музыку, стал автором оперы «Еретики», перевел на русский язык либретто опер «Орфей» К.В. Глюка, «Дон Жуан» В.А. Моцарта, опер Р. Вагнера.

В 1880 году Тюменев поступил в Академию художеств, через восемь лет окончил ее. Незаурядные способности к рисованию в эпоху, когда фотография была не так распространена, как сейчас, помогали запечатлеть на бумаге самые живописные уголки России, которые Илья Федорович видел во время своих многочисленных путешествий. Справедливости ради нужно сказать, что ездил он не только по России – маршруты его путешествий часто лежали за границами Российской империи, в Западной Европе, Сирии, Палестине. Современники имели возможность побывать там, не выходя из дома, – Тюменев описывал свои наблюдения и впечатления от поездок в путевых очерках, которые публиковались в толстых журналах. Один из таких обширных очерков – «В Верховьях Волги» – был опубликован в 1894 году в журнале «Исторические записки».

Прежде чем отправиться в это путешествие, Тюменев тщательно готовился – читал все, что к тому времени было опубликовано о Волге, прежде всего книгу Николая Озерецковского «Путешествие по Селигеру», вышедшую в 1817 году, и первый том монументального по своей задумке труда Виктора Рагозина «Волга», увидевший свет в 1880 году. Эти книги Тюменев активно цитирует, сравнивает описания своих предшественников с тем, что он наблюдал своими глазами, а иногда и вступает в полемику с учеными. В частности, он ставит под сомнение точку зрения Рагозина, который предлагает видеть исток Волги не в знаменитом теперь ручейке, а в речке Руне.

Каким же увидел исток Волги Илья Тюменев?
«Путь наш пролегал по холмистой местности, покрытой полями и небольшими зарослями, – пишет он. – Спустившись с одного пригорка, мы подъехали к маленькой речке, через которую был перекинут старый мост.
– А это какая река?
– Волга.
– Как Волга?»

Путешественники удивлены, поскольку «крохотная речка скромно пробиралась под сенью густых ветвей, нависших над нею с противоположного берега. Выйдя из-под моста и очутившись на просторе, она вдруг делала шаловливый изгиб влево и пропадала из глаз за покрытым цветами мыском левого берега. Для первого знакомства с Волгой трудно выбрать более симпатичную картинку».

Тюменеву и его спутникам нужно было добраться до часовни, построенной на истоке реки. Впереди было болотце, и они, вооружившись шестами, уходившими при каждом шаге в воду, пошли к часовне. Она, замечает автор, «выстроена не так давно и внутри совершенно пуста. У двери нет ни лесенки, ни приступка, так что в нее приходится влезать, как в окно. Посреди часовни сделан невысокий сруб вроде колодца, в котором ежегодно 6-го августа святится вода, и Волга при самом своем рождении является уже освященною погружением в нее святого креста».

По описаниям Тюменева, глубина колодца в часовне около полутора аршин, в нем вода болотистого красновато-желтоватого оттенка. Несмотря на это, замечает путешественник, ссылаясь на местных крестьян, «вода эта… никогда не высыхает, ручеек же, начинающийся от часовни, в жаркое время сильно мелеет и даже пересыхает совсем, а вода держится только по ямкам. Вообще же старики утверждают, что прежде и вода была чище, и течение сильнее, и само болото обширнее».

Академик Николай Озерецковский, посетивший эти места летом 1814 года, писал, что вода из колодца почиталась лекарственной и помогала при глазных болезнях и разных наружных сыпях и что из дальних мест многие люди приезжали сюда, на исток Волги, лечиться. «Если ныне, – замечал ученый, – вычистить оный источник и обнести его срубом с кровлею, то от воды могло бы быть то же действие; но и без того исток толь знаменитой реки заслуживает быть уважен…»

В самой часовне Тюменев увидел картину, которая хорошо знакома современным туристам: на стенах красовались многочисленные надписи, сделанные предыдущими гостями. Здесь оставили свои автографы какой-то землемер из Москвы, «мимоходом посетивший матушку Волгу», инспектор народных училищ, некий господин, «изъездивший всю Волгу вдоль и поперек, от девяти фут до Ржева, за исключением одного маленького кусочка, и теперь явившийся посмотреть исток ее», и т.п., что говорит о том, что к концу XIX века исток Волги был весьма популярным местом туристического паломничества. Вместе с тем местные жители к таким визитам в то время еще не успели привыкнуть и выходили посмотреть на каждого нового путешественника, зачастую бросив свои хозяйственные дела.

Читать путевые записки Тюменева интересно, даже несмотря на то, что с момента их создания прошло более ста лет. Написанные в традициях краеведческой литературы, которые сложились на рубеже веков, они широко используют опыт местных, тверских, краеведов и историков. На страницах очерка постоянно возникают имена осташковского священника и краеведа Владимира Успенского, историков Августа Жизневского и Владимира Колосова, чьими трудами по истории тверского края, в том числе некоторыми к тому моменту еще не опубликованными, Тюменев пользовался во время подготовки рукописи к печати. В этих очерках нарисованы живые картины жизни Осташкова и Ниловой пустыни, Селижаровского посада и Ржева, Старицы и Твери. Однако, чтобы прочитать путевые дневники Тюменева, придется заглянуть в журналы позапрошлого века…

Автор: Евгений ПЕТРЕНКО
60

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость