23 Мая 2017
$56.5
63.17
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История23.08.2011

Поэт ты будешь века золотого

У него бывали декабристы, а Крылов был самым близким человеком.

Среди представителей древнего дворянского рода Львовых, подарившего нам «гения вкуса» Николая Александровича Львова, – целая плеяда одаренных соотечественников. Один из них – тайный советник Федор Петрович Львов, 245 лет со дня рождения которого исполняется в этом году. Николаю Александровичу он приходился двоюродным братом и был младше него на 13 лет. Именно он, его современник, стал первым биографом архитектора и поэта и окрестил его гением.

В 1766 году 20 июня по старому стилю родился в семье Петра Петровича Львова, новоторжского предводителя дворянства, мальчик Федор, которому суждено было пройти путь государственного человека, поэта, отца огромного по современным меркам семейства. Детство его прошло в родовом имении Арпачево в Новоторжском уезде. Службу Федор начал подпрапорщиком Преображенского полка в 1778 году, через два года был произведен в сержанты, затем уволен от военной службы в чине капитана с определением в Коллегию иностранных дел. При объявлении турками войны он был назначен для ведения письменных дел к генерал-фельдмаршалу графу П.А. Румянцеву, сразу проявил свои незаурядные способности и «за ревностную службу и рачительное исполнение дел» произведен в секунд-майоры. В 1794 году Львов – директор Архангельской портовой таможни, произведен в надворные советники, а спустя три года переведен таможенным инспектором в Эстляндскую губернию. В 1802 г. уже в чине коллежского советника — правитель канцелярии при министре коммерции, а годом позже — директор департамента министерства коммерции и статский советник. Министр коммерции Николай Петрович Румянцев, сын фельдмаршала, видимо, не унаследовал блестящих способностей своего отца. По воспоминаниям, во время службы Львова в министерстве «все говорили в Петербурге, что «Львов вытаскивает из грязи Румянцева», и даже была сделана карикатура, в которой был представлен Румянцев, сидящий в тачке, и Львов его из лужи вывозит с трудом». За составление видов государственной торговли с иностранными державами на 1805 год Львов удостоился высочайшего подарка — двух бриллиантовых перстней, позже был удостоен и двух орденов.

Федор Львов часто бывал у своего родственника Николая Александровича, стал участником львовско-державинского кружка, в который входили поэты, художники и музыканты: Капнист, Хемницер, Левицкий, Фомин, Оленин, Муравьев, Бакунин и другие известные деятели русской культуры конца XVIII в. Имея незаурядный ум и творческие способности, он сумел занять среди них достойное место, пробовал себя на поэтическом поприще, и довольно успешно, начал печататься в журналах, помогал Н.А. Львову в создании знаменитого «Собрания русских народных песен с их голосами».

Дружеские и родственные связи со Львовыми и Державиными укрепил брак Федора Петровича с Надеждой Ильиничной Березиной в 1795 году. Она была племянницей жены Н.А. Львова Марии Алексеевны. Семейное счастье было недолгим: его любимая жена, его муза умерла после рождения дочери Александры. У него на руках остались десять детей. Уволенный спустя два года по болезни от последней должности с чином действительного статского советника, он в том же году был определен в Комиссию законов, составил под руководством М.М. Сперанского проект таможенного устава, получившего одобрение Государственного совета и вошедшего частью в манифест о привозе и вывозе товаров.

В том же году Львовы еще ближе породнились со Львовыми — состоялся брак Федора Петровича с дочерью Н.А. Львова Елизаветой. История их венчания — одна из романтических семейных историй. Елизавета, старшая из дочерей Н.А. Львова, воспитывалась после смерти родителей в доме Державина, отличалась не только красотой, но и умом и была личным секретарем дядюшки-поэта. Сопереживая овдовевшему Федору и его детям, она отвергала всех поклонников, хотя опекуны всячески препятствовали ее чувству. По семейной легенде, Елизавета даже разрезала ножом пятку, чтобы не ехать на очередной бал и не встречаться с вздыхателями, ищущими ее руки и сердца. Обвенчались они тайно, после чего Елизавета вернулась в дом опекунов. Что тем оставалось делать?! Только простить и благословить. А Лиза, переполненная счастьем, напишет в своем дневнике: «Я замужем… замужем за Федором, которого боготворю, и у меня десять человек детей». Осознанно возложив на себя такое бремя, она достойно несла его до конца жизни, посвятив себя мужу и детям. Алексей Федорович, сын Федора Петровича, писал: «На десятом году моего возраста матушка скончалась; но Бог не оставил нас: он дал нам мать другую, составляющую и поныне связь и счастье всей семьи». Елизавета родила Федору еще шестерых детей, все получили блестящее образование, виртуозно играли на музыкальных инструментах, пели, развивали литературные способности, участвовали в домашних спектаклях.

В 1816 году в связи с утверждением нового штата Комиссии составления законов Львов вышел в отставку и 8 лет пробыл за штатом, несмотря на то, что Державин ходатайствовал за него перед государем. По воспоминаниям Н.И. Шенига, Львову помог граф Аракчеев, с которым он познакомился, когда проводил лето в Званке у Державиных: «Аракчеев, наслышанный об уме старика Львова, захотел с ним познакомиться, и тот, приняв простодушный вид и простой тон, так умел очаровать графа, что через две недели был назначен помощником статс-секретаря Государственного совета и тогда же был перемещен в департамент военных дел». О расположении, которое Аракчеев питал к Львову, свидетельствует и одно из его писем к А.Н. Оленину: «Мне приятно будет также, если и Федор Петрович Львов приедет с вами вместе, как он того желал».

В 1826 году Львов, известный как знаток музыки, собиратель русских народных песен и скрипач-любитель, был назначен директором Придворной певческой капеллы — главного законодательного центра по русскому церковному пению (им, кстати, была издана брошюра «О пении в России», трактующая о музыке вообще, о церковном пении в России и о простонародных русских песнях). На время директорства Федора Петровича приходится быстрое распространение известности Придворной певческой капеллы за границей, особенно в Пруссии. (Как известно, Николай I был женат на прусской принцессе Шарлотте, дочери прусского короля Фридриха-Вильгельма III.) При Львове произошли определенные административные изменения, но к концу управления отмечался некоторый упадок, не всегда зависящий от него. Бортнянский, предшественник Львова, утвердил в капелле прочную традицию, и ее придерживались: особое внимание уделялось образованию певчих, чтобы воспитанники, достигшие мутационного периода голоса, имея образование, могли поступить на государственную службу. Огорчало Ф.П. Львова, и об этом он докладывал государю, что «нет достаточных средств к приличному обучению малолетних певчих. Дети обучаются только пению, не получая никакого образования». Такое положение зависело, конечно, от министерства императорского двора, которое отпускало средства на содержание капеллы.

Львов возглавлял капеллу до своей смерти, до конца 1836 года. Преемником стал его сын Алексей Федорович, музыкант, автор, как тогда говорили, народной молитвы — гимна «Боже, Царя храни!».
Федор Петрович был активным участником литературного общества «Беседа любителей русского слова», организованного еще в 1807 году адмиралом А.С. Шишковым и Г.Р. Державиным. Его поэтические произведения были изданы при жизни под заглавием «Часы свободы в молодости» (1831), туда же вошли «Письма Скимнина» 1813 года. Высокой похвалы, по воспоминаниям Елизаветы Николаевны, удостоил его Державин:

Пиши, о Львов, пиши
Ты чувствия своей души –
И не пиши ты ничего иного,
Поэт ты будешь века золотого!

Известна записная книжка Львова, в которую он заносил свои размышления об общественно-политической жизни в России, содержащая также и проект конституции для России  в восьми главах: 1) о правах государя или о преимуществах его; 2) о власти исполнительной; 3) о власти представительной; 4) о власти судной; 5) о вооруженной силе; 6) о правах политических; 7) о правах частных или личных и 8) о том, что конституции противно. При этом Львов отмечает: «Конституции редко делаются людьми: их созидает время…» Поэтическое восприятие свойственно было ему и в политике.

В его доме бывали известные поэты и литераторы, музыканты, посещали его и декабристы: Трубецкой, Волконский, Лунин, Муравьевы, а Иван Андреевич Крылов был «самый близкий человек». Как вспоминает Е.Н. Львова, «почти всегда у нас читал он свои новые басни и любил часто у нас обедать, потому что простой наш стол и нецеремонный прием всегда ему нравились». Литературно-музыкальные традиции Львовых–Державиных сохранялись в семье Федора Петровича, так было и после его смерти. Только с уходом супруги Елизаветы Николаевны они угасли. «Ударил гром, и рассыпалась вся наша семья», – напишет после смерти матушки Надежда Федоровна Львова, в замужестве Самсонова, – мы разъехались в разные стороны, и мало-помалу когда-то счастливая, дружная, полная жизни семья стала умаляться…»

Закончился «золотой век» поэта и его талантливого семейства, оставив нам гениальные и более скромные творения, примеры самоотверженной любви, дружбы, служения искусству и отечеству.

Автор: Елена Ефремова, научный сотрудник Всероссийского историко-этнографического музея, Торжок
71

Возврат к списку

Крупнейшие компании России идут делать бизнес в Тверской области
На этой неделе в Верхневолжье открылся новый операционно-логистический комплекс. Объем вложенных в него инвестиций – 1,5 млрд рублей.

23.05.201717:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию