22 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 11.08.2011

По сотне с ковра, по двугривенному с веника

Фотограф: Архив «ТЖ»

Искушение легкой наживой может привести на скамью подсудимых.

В советское время немалое число товаров народного потребления являлось предметом дефицита, а следовательно, и объектом спекуляции.

Причем в этих наказуемых по закону действиях, как правило, были задействованы сами работники торговли. А как же иначе? Ведь они по долгу службы имели доступ к нужным товарам. Перепродать товар с небольшим наваром казалось совсем простым делом. Такие действия подчас приводили работников торговли в места лишения свободы. Вот, например, какое удивительное дело рассматривал в конце 1981 года Калининский областной суд.

На скамье подсудимых было тесно. Здесь находились шесть человек: две женщины – работницы торговли и четверо мужчин разного рода занятий. Эта группа товарищей, извините, граждан, пользуясь, как писали в тогдашней прессе, отдельными недостатками в снабжении населения товарами народного потребления, наживала нетрудовые доходы нечестным путем. Следствие установило, что подсудимые сосредоточились на двух видах товаров, которые казались им, видимо, наиболее привлекательными для спекуляции. Одним были ковры – предмет, безусловно, ценный, покупаемый на долгие годы, передаваемый в семьях из поколения в поколение. Другой – ему полная противоположность. Это обычные хозяйственные веники, производимые из растения сарго, такие желтые. Копеечный товар. Многие хозяйки и в наше время расцвета пластмассы пользуются именно ими, а не синтетическими аналогами. Что уж тут говорить про события 30-летней давности! Других веников тогда просто не знали, а купить в открытой торговле их было сложно. Как и ковры, веники тоже не лежали запросто на прилавках советских магазинов.

Спекуляции способствовал тот факт, что две участницы преступного сообщества – Любина и Синицына – работали в торговле. Светлана Любина служила товароведом в магазине № 40 Калининского горпромторга, а Надежда Синицына заведовала этим же магазином.

Из приговора Калининского областного суда:
«…Любина с разрешения заведующей магазином Синицыной, в нарушение правил торговли, предназначенные для продажи инвалидам и участникам войны ковры, из корыстных побуждений и вопреки интересам службы, злоупотребляя своим служебным положением, систематически продавала Виноградову, получая в качестве взятки за каждый отпущенный ковер 100 рублей, заведомо зная, что Виноградов продает ковры по повышенным ценам.

Синицына, работая заведующей магазином № 40 горпромторга, в мае 1980 года разрешила Любиной продать Виноградову два ковра стоимостью 407 рублей каждый; в июне 1980-го – два ковра по 570 рублей каждый и один ковер стоимостью 485 рублей; в августе 1980 года – три ковра по 694 рубля каждый; в январе 1981 года – два ковра по 570 рублей каждый; в феврале 1981 года – один ковер за 570 рублей и один за 600 рублей; в марте 1981 года – два ковра по 450 рублей; в апреле 1981 года – три ковра по 694 рубля и три ковра по 450 рублей за каждый».

Стоит немного подробнее остановиться на составе преступного сообщества.

Он был достаточно пестрым. В группу входили два уроженца Азербайджана – 45-летний ранее судимый Садыхов и 27-летний Самедов. Садыхов трудился спасателем на лодочной станции, Самедов – шофером на комбинате «Искож». Их подельниками стали Виноградов – заведующий павильоном №5 Калининского горпромторга по продаже стекла населению – и Фигура, работавший в пожарной части хлопчатобумажного комбината. У каждого участника сообщества была своя роль. Виноградов осуществлял связи с магазином. Кроме того, он проживал в частном доме, где было удобно хранить и забирать товар. Все-таки ковры – предметы крупногабаритные, а веники хотя и маленькие, но спекулянты оперировали тысячами штук. Садыхов к тому же имел автомобиль «Жигули», а у его 22-летнего сына имелся автомобиль «Волга», что по тем временам было большой редкостью и пользой для деятельности синдиката. «Волга» была и у пожарного Фигуры. Что до безлошадного Самедова, то он, видимо, имел талант продавать, что не каждому дано.

Как же происходили операции по незаконной скупке ковров и их перепродаже? Следствие точно установило последовательность действий подсудимых.

Из приговора Калининского областного суда:
«Фигура в январе – феврале 1981 года на принадлежащей ему автомашине «Волга ГАЗ-21» вместе с Виноградовым подъехали к магазину № 40, зашли в магазин с черного хода, где были уже приготовлены для них ковры в упаковке, взяли их, погрузили в машину и отвезли в дом Виноградова. В четырех случаях в начале 1981 года Фигура на своей автомашине подъезжал к дому Виноградова, грузил ковры и вместе с Виноградовым и Садыховым уезжали на рынки Вышнего Волочка и Бежецка, где ковры продавали по спекулятивной цене».

Торговля коврами шла неплохо. Жители глубинки охотно отдавали свои кровные за дефицитный товар, переплачивая весьма крупные по тем временам суммы – по 200, 300 и даже 400 рублей!

Из приговора Калининского областного суда:
«Свидетель Серова показала, что 3 мая 1981 года на рынке города Бежецка она купила у Виноградова ковер за 900 рублей, действительная стоимость которого, как ей затем стало известно, составляет 570 рублей.

Свидетель Васина пояснила, что 3 марта 1981 года на рынке города Бежецка она купила у Виноградова ковер за 852 рубля, действительная стоимость которого составляет 450 рублей.
Свидетель Доброходова утверждала, что 3 мая 1981 года на рынке города Бежецка она купила ковер за 835 рублей
».

Доход, полученный от спекуляции коврами, распределялся весьма неравномерно. Как мы уже говорили, работницы торговли получали за каждый ковер по 100 рублей. Деньги делили между собой Любина и Синицына. Из общей выручки 2300 рублей за 23 ковра завмагу досталось 650 рублей, товароведу – 1650.

Садыхов, возивший ковры на своей машине по рынкам, получал по-разному – по 50, 80 и 100 рублей в зависимости от выручки, а всего – около 500 рублей. Фигура, также использовавший личную машину, за каждый рейс получал от Виноградова всего лишь по 10 рублей, что примерно эквивалентно стоимости двух поллитровок водки. Заработок Виноградова от операций с ковром составил 2000 рублей – весьма солидные по тем временам деньги. На них можно было купить, например, три цветных телевизора, тоже дефицитный товар.

Самедов участвовал только в операциях с вениками. Происходило это так.

Из приговора Калининского областного суда:
«В декабре 1980 года Виноградов с Садыховым и Самедовым с целью наживы в Воронежской области скупили 3000 штук веников «Сарго» по 60 копеек за каждый, привезли их в Калинин. Ехать за вениками предложил Самедов и дал для приобретения 300 рублей. Продавал веники Самедов. На рынке города Торжка Самедов продал веники по 80 копеек за каждый. Деньги поделили на троих между Садыховым, Самедовым и Виноградовым, по 180 – 200 рублей каждому».

Группа из работников торговли и их добровольных помощников безнаказанно занималась спекуляцией более года. Но всему приходит конец. Третьего мая 1981 года был задержан Виноградов. Можно предположить, что это произошло во время продажи ковра на бежецком рынке. Восьмого мая свободы лишился Садыхов, затем Любина, Синицына, Фигура. Началось следствие…
Суд состоялся в ноябре 1981 года. Сроки наказания подсудимые получили различные. Больше всех получили работники торговли. Виноградову дали шесть лет в колонии усиленного режима с конфискацией личного имущества. Столько же, но в колонии общего режима и тоже с конфискацией получила Светлана Любина. Дома у нее остались две маленькие дочки. Ее начальница Надежда Синицына была осуждена на четыре года лишения свободы с конфискацией. В приговоре суда отмечается, что допущенные ими (Любиной и Синицыной) злоупотребления служебным положением повлекли серьезные нарушения нормальной работы крупного магазина, по существу, скомпрометировав условия и порядок советской торговли.

Четыре года судьи впаяли гражданину Садыхову, у него также конфисковали автомобиль ВАЗ-2101, признанный орудием преступления.

Самедову дали год условно и передали на перевоспитание и исправление коллективу транспортного цеха комбината «Искож».

Пожарному Фигуре также дали год условно и освободили в зале суда.

Кроме того, с подсудимых взыскали неосновательное обогащение, полученное от перепродажи ковров и веников.

Как пишут в романах, прошли годы. К моменту выхода на свободу участников коврово-веникового синдиката в стране произошли большие перемены. Статья о спекуляции исчезла из Уголовного кодекса РФ и стала массовым занятием советских граждан. Ковры теперь лежат на прилавках торговых точек совершенно свободно, с вениками тоже нет перебоев.

Что сохранялось все эти годы почти в неизменном виде, так это тот самый магазин №40 бывшего Калининского горпромторга. Это большой магазин «Галантерея-парфюмерия», расположенный на площади Конституции областного центра. Старожилы Заволжского района должны помнить, что в начале 1980-х годов на здании аршинными буквами красовался лозунг «Планы партии – планы народа!». Еще нынешней весной в нем стояли те же прилавки, что и во времена спекуляции коврами, и лежали на них примерно те же товары. Какой-то заповедник советской торговли, только без ажиотажа среди покупателей. Недавно перемены дошли и до его стен, магазин перепрофилировали, и торгуют преимущественно электроинструментами.

Из того давнего дела неясно: были ли действия работников магазина № 40 единичными или спекуляцией с помощью своих знакомых в том или ином виде занимались большинство тружеников прилавка? Ответить на этот вопрос трудно. Почти так же, как избежать искушения получить прибыль без особых усилий и издержек. Но то, что сегодня проходит по линии торгового маркетинга, как, допустим, операция с подвозом на тверской рынок веников, сравнительно недавно проходило по ведомству Уголовного кодекса...

По материалам архива Тверского областного суда

Автор: Марина ШАНДАРОВА
31

Возврат к списку

В тверском регионе началась масштабная ремонтная кампания
«С утра полили дорогу битумом, сейчас придет асфальтоукладчик, сделаем съезд – и, в общем, все», – мастеру Виктору Лопакову приходится говорить громче обычного, иначе из-за шума машин мы его просто не услышим. 
21.07.201719:44
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость