23 Февраля 2018
$56.76
69.63
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 09.08.2011

Письма летели на крыльях любви

Фотограф: Архив «ТЖ»

Памяти легендарного редактора нашей газеты Семена Голосовского.

Есть люди, которых хочется вспоминать, не дожидаясь круглых дат. Свет их судьбы способен пробиться сквозь времена. Они опора для нас, ныне живущих. Сейчас не в чести слово «самоотверженность». Но разве мы победили бы в той Великой войне без добровольцев по крови своей, которые пришли в военкоматы без всяких повесток? В июне сорок первого Голосовскому было не двадцать пять и даже не тридцать лет – около сорока. Интеллигентный очкарик, талантливый очеркист, знаток человеческих душ, он мог остаться на руководящей работе в Москве. К началу войны у Семена Семеновича здесь были уже семья и хорошая квартира. Но он, не раздумывая, оставил все тылы и пошел защищать Родину. Первая физическая боль – натер ноги в сапогах, чего и следовало ожидать. Это еще до всех его ранений. Но тут я уже забегаю вперед…

Редактором нашей газеты Голосовский работал в середине тридцатых годов (тогда она называлась «Пролетарская правда»). Известно совершенно точно, сколько номеров он подписал. Дело в том, что, когда его забирали на повышение в Москву (обычная практика тех и последующих лет), журналисты газеты преподнесли ему на прощание ювелирно сделанную коробочку, где на бархатном ложе покоилась гранка с оттиском: «отв. редактор С.С. Голосовский». А в сопроводительной записке было написано: «Семен Семенович, вот ваша подпись. По подсчетам редакционных историков, «Пролетарская правда» выходила с ней пятьсот четыре раза. За этой подписью мы чувствовали себя неплохо. Возвращаем ее Вам незапятнанной».

За этими сдержанными строчками много чего угадывается. Журналистам было жаль расставаться с умным, человечным редактором, мастером слова. Во времена идеологических шаблонов он умел находить для газеты более мягкую интонацию, знал, чем заинтересовать читателя. И сама редакционная атмосфера располагала к тому, что хотелось писать, и как можно лучше.

Михаил Кольцов где-то в эти же годы сказал: «Тула славится оружейниками, Кимры – сапожниками, а Тверь – газетчиками». Нашей газете действительно везло на журналистские таланты, на редакторский корпус, который начинался с таких золотых перьев, как Александр Тодорский и Иван Рябов. То, что история газеты в немалой степени сопряжена с редакторской личностью, – это правда.

Интересно, что фронтовые письма Семена Семеновича жене и сыну во многом напоминают очерки, хотя и набрасывались нередко на колене химическим карандашом. Осколки бомб, страх смерти, но глаза очеркиста открыты. Вот что пишет он шестого июля из Великих Лук:
«Сейчас только два часа дня, а фашистская авиация налетала уже раз десять. Но за все время они прогонялись зенитками и нашими самолетами. До чего же хорошо и гордо дерутся наши «ястребки»! Валюша и Юра, когда я сам увидел развороченные машины и вагоны, тысячи беженцев, детей и беременных женщин с израненными, окровавленными ногами, когда они группами подходили к нам и просили поскорее кончить с немецкой сволочью, то у меня появлялась еще большая ярость и желание громить, громить без пощады и без жалости фашистов…»

А вот письмо, которое он отправил домой за неделю до своей гибели в партизанских лесах 10 сентября 1942 года:
«Не думай, Валюха, что и мы здесь живем без улыбки, и у нас есть радостные минуты, особенно, когда возвращаемся с удачного «дела» и без потерь. Валюша, голова у меня совсем поседела, я еще больше почернел, сильно похудел, и вот недавно, зайдя в одну деревенскую избу, я увидел себя в зеркале. Передо мной стоял в кожаной куртке без шапки, с зачесанными назад сильно поседевшими волосами черноглазый худой человек средних лет (мне уже 39) с серьезным, даже чересчур строгим усталым лицом. Из-под кожаной куртки виднелась гимнастерка, подпоясанная ремнем, портупея через плечо, на ремне кобура с наганом, а у пояса впереди круглая граната. Этот человек был в синих галифе и хороших хромовых сапогах. Это и был я – твой немного уже позабытый теперь Сенька…»

Между этими письмами заключен тяжелый пласт войны. 22 июля 1941 года батальон полка, где служил Голосовский, попал в окружение под Невелем. Прорваться к своим удалось немногим. Нашего редактора среди них не было. И Валентине Владимировне полетела в Москву похоронка. Все это надо было ей пережить. К счастью, печальная весть не подтвердилась. Ее Сенечка, так она называла мужа, остался жив. В очередном письме он рассказал, что пришлось ему испытать. В том роковом бою его ранило. Пуля попала под левый глаз и вышла через правую ноздрю. Он облился кровью и потерял сознание. Враги обшаривали трупы убитых и прошли мимо него. Потом он полз, встретил своих, принял еще один бой. Они наткнулись на немецкий разъезд. Дальше были плен, мучения, постоянное ожидание смерти.

Голосовскому удалось бежать. После скитания в оккупированных лесах вышел к партизанам. Его проверяли в боях, а потом назначили комиссаром отряда 1-й Белорусской партизанской бригады. Не одно письмо Семен Семенович написал своей Валюше на лесных пенечках!

И ворох этих писем, вернее, снятых с них копий, Валентина Владимировна, ныне уже покойная, мне показывала. Это было накануне столетия со дня рождения ее мужа, в 2003 году. Мы сидели в ее московской квартире на Смоленской набережной. Просторная комната, полки с книгами и фотографиями артистов и режиссеров. На многих – дарственные надписи. Ничего удивительного, ведь сорок лет вдова Голосовского проработала в аппарате Союза кинематографистов СССР. В момент нашей встречи ей было девяносто четыре. Но следы былой красоты еще не покинули ее лицо, даже фигуру не испортило время. Наверное, после войны она могла бы еще раз удачно выйти замуж. Но верность Сенечке оказалась превыше всего.

Удел многих долгожителей – потеря самых близких людей. Вот и Валентина Владимировна успела потерять сына. Он был прекрасным человеком, дослужился до полковника. «Это последняя моя боль», – сказала она. А потом показала еще одно письмо, которое Семен Семенович написал для сына. В трудные моменты они всегда читали его вместе. По существу, это было завещание:
«Парень мой любимый, друг мой и товарищ золотой! Наверное, и в твою жизнь война внесла много перемог. Но крепись, Юрка мой хороший, пройдет война. Если я вернусь домой, будет у тебя крепкая и уверенная поддержка в жизни, будешь учиться, и горизонты твоей жизни по-прежнему будут светлы и широки.

А если сразит меня вражеская пуля, ты, Юрочка, вместе с Валей держитесь дружно и крепко и в память обо мне учись еще лучше, будь храбрым и сильным волей человеком, а в благородстве и чистоте твоей я не сомневаюсь. Но все будет хорошо, мой дорогой парень, и я чувствую, что недалек уже день встречи».

Но встреча не состоялась. Осенью 1942 года Валентина Владимировна получила вторую похоронку на мужа, на сей раз подлинную. А потом ей сообщили, как все произошло. Отряд получил приказ взорвать мост через реку Шошу и вывести из строя железную дорогу. Мост усиленно охранялся. Подойти к нему скрытно не удалось – немцы открыли бешеный огонь. Когда упал командир отряда, бойцов поднял Голосовский. Он погиб в том бою. Похоронили Семена Семеновича в братской могиле у деревни Липово в Витебской области. За этот подвиг он посмертно был награжден орденом Боевого Красного Знамени.

Жаль, что приходится писать об обстоятельствах гибели нашего редактора так скупо. Но это все, что сообщили когда-то семье. И много лет у родных оставались мучительные вопросы. Только недавно правнук Голосовского Никита, кстати, тоже журналист, побывал на месте гибели своего прадеда. Он увидел этот кусочек земли в скромных перелесках, постоял у того самого моста, который партизанам все-таки удалось тогда подорвать. Представил прохладный и мокрый осенний рассвет, последний в жизни прадеда. Я читала этот материал. Он намеренно написан чуть отстраненно, наверное, из-за боязни патетики, всплесков души. Но волнение все равно сквозило между строк. Может быть, в такие мгновения мы и укрепляемся незримо корнями.

Автор: Татьяна МАРКОВА
37

Возврат к списку

В Тверской области дан старт году волонтера и добровольчества
Вчера в областной филармонии прошел молодежный форум «Волонтеры будущего», с которого начался Год добровольца, объявленный в стране Президентом РФ Владимиром Путиным. В основе этого движения лежит ясная, простая, но высокая мотивация – помогать другим, приносить пользу стране, городу, поселку.
21.02.201820:07
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость