06 Декабря 2016
$63.92
67.77
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Служба08.08.2011

На грани тьмы - на стороне добра

Фотограф: Семейный архив, архив УФСИН

Жизненное кредо полковника Савихина

Александр Михайлович относится к тем людям, кому словно на роду написано: это старший брат. Александр и был всегда и во всем старшим. Выбора нет. Пусть даже в жизни обычной ты, паренек из Вышнего Волочка, самый младшенький в семье.

Отец, Михаил Иванович, заводской слесарь, мама, Анна Васильевна, мастер на швейной фабрике. Брат Николай и сестра Татьяна были намного старше, появление брата стало для них большой радостью. Род Савихиных корневой, это легко понять, глядя на фотографии, – сильные, добрые, красивые люди, тети-дяди-племянники смотрят в объектив тепло и уверенно.

Служил Александр в танковых войсках. На фото той поры он чем-то неуловимо похож на юного кадета далеких времен – чистота во взгляде, ясность и вера в мир добра. Поступил в Рязанскую высшую школу МВД после армии, поработав сначала слесарем-монтажником. После второго курса женился, и его Вера Николаевна на все годы разделила судьбу офицера уголовно-исполнительной системы и 33 года прослужила с мужем в одном строю. В таких семьях обычно говорят, как и в армейских: когда мы служили там-то… Лейтенант внутренней службы, в 1977 году с отличием окончивший высшую школу МВД, был назначен начальником оперативной части ИТК-6, что в Бежецке. Через три года он уже руководит Лыкошинской колонией для осужденных, которые больны туберкулезом. Затем пять лет – начальник ИТК-1, последующее выдвижение заместителем начальника управления, а с девяносто третьего – начальником. Все эти годы он учится у настоящих профи, стремится создать условия для роста и восстановления сил своим сотрудникам. И непременно строит – жилые дома, мастерские, котельные, современные корпуса следственных изоляторов. При этом ни на минуту не упуская из виду оперативную обстановку – там, за высокими заборами, отбывают срок совсем не паиньки. Они на свободу рвутся любой ценой. И за ценой не стоят.

– Александр Михайлович, говорят, вы жестоко относитесь к попыткам дарителей. Кто первым пытался пробить брешь в совести?
– Сразу не вспомнишь. Про ковер лыкошинский расскажу. Только назначили меня начальником колонии, приезжает на свидание из Средней Азии отец к сыну. Заходит ко мне в кабинет и не о сыне спрашивает. Первый вопрос: в какой квартире ты, начальник, живешь, куда ковер отнести? Я сказал, что по этому поводу думаю. Вижу – не понимает, как можно ковер не взять. В те-то годы! Пришлось оперативникам отследить, чтобы не подкинули. Запачкать не раз хотели. Особенно когда мы с женой дачу строили. Столько всяких проверок было, перемеряли площадь с десяток раз. А там как было 24 квадратных метра, так и оставалось. Все по закону и по стандарту того времени.

– Годы работы с особым миром не ослабили веру в человека?
– Скорее укрепили. Добро есть в каждом. Но есть причины, по которым человек сдается злу. В основном, мне кажется, это происходит от нелюбви. И мера зла разная. Случается непреднамеренное – или ты, или тебя – убийство в драке и затем горькое раскаяние, жесткое самоосуждение. Бывает другой вариант: вроде и мелкий вор, а годами этот гад обирает и унижает самых беззащитных. По-человечески судя, кто больше преступник? Судить суду, нам приказано исполнять наказание. Но мы в своей работе обязаны учитывать все обстоятельства и мотивы, потому что главное призвание работника системы – подготовить осужденного к жизни на свободе.

– И все же еще один страшный вопрос. Россию захватила ранее не столь известная преступная зараза – педофилия.
– Если хотите знать мой ответ на вопрос, что делать, отвечу без запинки – надо безжалостно стрелять педофилов. И пусть не воют их защитники и не кивают на зарубежный опыт. В Америке, которую многие наши псевдодемократы боготворят, в половине штатов именно так и поступают. Не надо педофилов причислять к больным. Ни лечение, ни стерилизация им не помогают, потому что ими движет только распущенность и беспредельный эгоизм. Они получают свое сомнительное грязное удовольствие, даже не дойдя до края, а пострадавший ребенок никогда от морального страдания, от клейма не отмоется – оно внутри и навсегда.

– В последнее время преступившие закон все чаще обращаются за защитой сил небесных. Нет ли в этом фарисейства?
– Не нам судить. Ведь сказано: и последние будут первыми. Наши профессиональные наблюдения в этом плане таковы: в тюремных стенах переоценка ценностей происходит в каждом. Не каждый об этом скажет. Но еще важно заметить: чем тяжелее статья, тем больше стремления к Богу.

– Это ли не двуличие?
– А на каких весах это можно определить? Чужая душа, известно, потемки. И ни у кого нет власти отменять свидание души с Господом. У нас в большинстве тюрем и следственных изоляторов есть храмы или молельные комнаты. Наш контингент туда приходит без понуждения. Люди там иногда просто молчат. Может быть, впервые задумываются о себе и других, читают духовные книги. Действительно, неважно, когда прикоснулся к истинам. Веровать можно и не зная канонов. Когда будет надо, апостол Петр каждому скажет, по какую сторону становиться.

– Как можно обрисовать социальный портрет современного преступного мира? Чем он принципиально отличается от «коллег» времен Достоевского, Гиляровского?
– Если коротко, то ответ на по¬верх¬ности – каково общество, таковы и его граждане, в том числе и незаконопослушные. С точки зрения сугубо специальной, измельчал нынче это мир. Устои воровские сильно пошатнулись. Не подумайте, что я об этом печалюсь! Но объективно картинка такова. Нынешнее преступное сообщество в основном возглавляют барыги – лидеры спекулятивного замеса, нажившие капиталы на крышевании, налоговых обманах, с которыми настоящие воры в законе прошедших эпох побрезговали бы за одним столом сидеть. Я не идеализирую тот мир, просто отвечаю на ваш вопрос. Федор Михайлович Достоевский на многие, даже незаданные вопросы дал ответ. И про вину-раскаяние у него сказано, и с такой силой таланта, что те же «Записки из мертвого дома» я сначала прочитал одним духом, а потом построчно. И всем своим подчиненным советовал крепко проштудировать. От многих заблуждений уберегла книга. Вернее, исследования мира, где при равных обстоятельствах одни становятся преступниками, другие - никогда.

Коллектив «Тверской Жизни» сердечно поздравляет Александра САВИХИНА, открытого и мужественного человека, с юбилеем!

Александр Михайлович САВИХИН, начальник УФСИН России по Тверской области, полковник внутренней службы, завтра отметит 60-летие

Уважаемый Александр Михайлович!
Более 38 лет своей жизни Вы отдали «окаянной» службе, из них более 18 лет являетесь нашим бессменным лидером и мозговым центром всего коллектива уголовно-исполнительной системы Тверской области.
Быть грамотным, умелым и чутким руководителем – это великое искусство и ежедневная сложная работа. Вы принимаете ответственные решения и создаете комфортный микроклимат в нашем коллективе. Мы признательны Вам за честное отношение к своему делу, за человеческое участие в судьбах сотрудников и ветеранов.
Выражаем свое искреннее уважение и от всего сердца поздравляем с юбилеем! От души желаем Вам крепкого здоровья, семейного благополучия, душевной гармонии, дальнейшей плодотворной работы во благо Отечества!
Коллектив Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Тверской области

– Александр Михайлович, был еще феномен Глеба Жеглова...
– Он был, конечно, человек отважный. Но вот его фраза «Вор должен сидеть в тюрьме» внесла немало путаницы по ту и эту сторону забора.

– И в чем же смысл этих разногласий?
– Прежде всего в непонимании психологии преступного мира. Конечно, кто-то может сказать: мол, а не много ли чести? Не много – чтобы нам четко понимать, с кем имеем дело. Ведь по кодексу чести их мира, преступник именно должен сидеть в тюрьме. Это не его кара, но место, единственно достойное по статусу переступающего. И если ты натуральный пацан, то и выйти должен никак не раньше отбытого. Иначе при любом сокращении срока у тех, кто с понятием, есть подозрение в твоих шашнях с начальством. Если полгода ты на свободе, значит, контачишь с милицией. Воры «в законе» прежних времен не должны были иметь семьи. Они очень избирательно относились к выбору своих друзей и не прощали ни малейшего отступления от канонов. Ныне измельчал тот же вор, не переставая быть опасным преступником.

– Издалека и людям посторонним легко рассуждать о гуманизации системы. А когда видишь ваших работников в сорок лет седыми, понимаешь, что есть условия «горячего цеха».
– Нет ничего убедительнее статистики: из 10 тысяч отбывающих ныне наказание в нашей области 28 процентов – убийцы. Это люди с особой психикой, и от них действительно постоянно исходит потенциальная угроза. Для них администрация есть противник, причем без всех и всяких доказательств. Потому у нашего работника должен работать инстинкт самосохранения. Да, бывает, что эта психологическая установка со временем приводит к некоторой деформации личности. Но мы не только тщательно подбираем кадры, но и постоянно обучаем твердым и одновременно корректным способам воздействия на осужденных. Слава богу, реально пострадавших в системе мало, но степень напряженности, конечно же, велика.

– В ряде учреждений есть видеотелефоны. Технический прогресс, особенно в сфере компьютерного оснащения, дает для осужденных иллюзию большей свободы?
– Именно компьютер скольким осужденным через дистанционное обучение открыл путь к высшему образованию. Видеосвязь тоже большинству на пользу. Как важно матери не только поговорить с сыном, но и увидеть, и поддержать его. Таксофонами оснащены все исправительные учреждения области. Но и здесь есть обратная сторона медали, это когда информацию используют во зло. Наши службы умеют отслеживать нежелательные контакты и умело пресекать их. А для этого им надо быть на высоте и как психологам, и как компьютерщикам.

– Выход на свободу. Что может быть желаннее для человека любого возраста! С высоты вашего опыта какими видятся самые главные условия закрепления бывшего осужденного в социальной среде, чтобы все искушения и все пороки человек смог обуздать ради жизни рядом с родными?
– Вот вы и ответили сами на основной вопрос. Если тебя любят и ждут дома – мало кого опять потянет в камеру. Со своей стороны наша служба старается подготовить человека к жизни на воле. Первое – при отбытии наказания дает в руки осужденным надежное дело, способное прокормить. Второе – помогает войти в контакт с работодателем. Третье – создает условия для учебы. А еще лечим, культурно развиваем. Укрепляем связи с семьями. Приобщаем к такому труду, который всегда востребован. Речь веду о пекарнях, подсобных хозяйствах. Кстати, у нас и привесы, и урожаи овощей и картофеля получаются повыше, чем в соседних колхозах или в фермерских хозяйствах. Год от года площади под посевы расширяем. Хорошо, что есть и в этом понимание местной власти – ведь это так похоже на сюжет про рыбу и удочку. Вот с этой удочкой, умением себя прокормить при любых обстоятельствах люди, выходя из наших стен, получают больше, чем свободу, – самоуважение, самостоятельность. Поэтому мои коллеги принимают и воплощают такую тактику: раз нам предначертано судьбой быть на самой грани тьмы и света, то мы призваны умело и настойчиво действовать на стороне добра. Так лично я всегда понимал и понимаю свою, нашу общую миссию.

Автор: Кира КОЧЕТКОВА
49

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию