28 Апреля 2017
$56.97
62.17
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Экология09.03.2010

Каждый таксидермист знает, как сидит фазан

Все экспонаты этого музея необходимо трогать руками

Заведующий лабораторией кафедры зоологии ТвГУ Сергей Логинов собственноручно делает все чучела животных для зоологического музея университета, в котором представлено более 200 видов птиц – почти все обитающие в Тверской области пернатые.

Все экспонаты этого музея необходимо трогать руками

Заведующий лабораторией кафедры зоологии ТвГУ Сергей Логинов собственноручно делает все чучела животных для зоологического музея университета, в котором представлено более 200 видов птиц – почти все обитающие в Тверской области пернатые.
Есть и млекопитающие, и рыбы, но их немного, потому что музей –  орнитологический. Главное назначение экспонатов – служить учебными пособиями, поэтому срок жизни чучел, как правило, недолог. Студенты трогают перья, расправляют крылья, сгибают лапки – все это необходимо для учебного  процесса.  Учебные пособия часто приходят в негодность, так что работы всегда хватает.
– Что это вы делаете?
– Глаза, – отвечает, не прерывая работы, Сергей Борисович.
Нагретые на допотопной электрической плитке квадратные кусочки оргстекла Логинов пуансоном – закругленной на конце железной палочкой –  вдавливает в круглые ровные ямки, которые расположены на металлическом бруске, называемом матрицей. В середине квадратика образуется выпуклая полусфера, после того как ее покрасят смешанным с гуашью клеем ПВА, она станет глазом птицы.   
Процесс изготовления может занимать и три дня, и два месяца – в зависимости от размера и задачи. Например, чучела больших птиц – орлана, беркута, аиста, цапли – времени потребуют больше. Что делается на совесть, может стоять сотни лет –  в музеях выставлены изделия XVII–XVIII веков. Вся работа основывается на опыте таксидермиста и производится, как и сто лет назад, теми же методами. Сейчас, правда, появились полиуретановые манекены, изменились химические способы выделки и обработки шкур.
Логинову приносят в университет птиц, которые погибли на дороге, проводах или по другим причинам. Бывает, знакомые охотники оставляют у двери лаборатории или на вахте кулечек с запиской «Борисыч, тебе подарок». Иногда ему самому приходится отправляться с ружьем в лес. И вот начинается  работа. Сначала измеряются длина тела, крыльев, хвоста, когтей и клюва. Потом делается разрез, шкурка снимается, тушка вынимается, остаются только кости ног, крыльев и череп. Шкурка чистится от мышц, от жира, очины пера, которые торчат под кожей, от связок. Затем надо обезжирить, несколько раз вымыть и высушить, обработать уксусной кислотой, потом – после сушки –  другим реактивом (шкурка делается мягкой) и, чтобы сохранить перо от моли и кожееда, – еще одним реактивом. Следующий этап – изготовление самого чучела, муляжа тушки из проволоки или ваты, на котором фиксируются ноги, крылья, перья, череп, после чего идет укладка или посадка. Птице придается форма: ей раскрывают или закрывают крылья, делают ее бегущей, или идущей, или сидящей – здесь все зависит от свойственной ей повадки. Чтобы сделать чучело животного, надо очень хорошо знать его – как оно спит, как дерется, как ходит…
Заказов Сергей Борисович не выполняет, работает только для университета или, вот как сейчас, в помощь  Андреапольскому музею. Если кто попросит, идет на  обмен. Например, ему дают трех вальд­шнепов за чучело одного из них. Но дома держать их не всякий станет. Знакомые охотники возвращают обратно сделанные по их просьбе трофейные чучела – жена ставит ультиматум: или я, или эта штука!
Дорога лесом
В профессию таксидермиста приходят через охоту. Сергей Логинов впервые взял в руки ружье, когда ему было девять лет. Мужики в деревне, где он жил, взяли его на охоту, дали разок стрельнуть – он, маленький, упал – ружье тяжелое, отдача сильная.
– Стал я ходить со старыми мужиками на охоту. И так все интересно – лес, лягушки, птички. Идешь в школу
она находилась в 15 километрах от дома), найдешь свежий след зайчика, бывало, что так и до школы не дойдешь. Потом ружьишком обзавелся. Первый выстрел из своего ружья хорошо помню, это был рябчик. Я уже знал, как его манить – дед Миша, старый охотник, научил свистеть. Домой добычу частенько приносил – рябчика, зайца, утку. Бабушка была против того, чтобы дома была собака, поэтому научился обходиться на охоте без нее, приходилось изучать места, где животное живет, запоминать. С дедом охотились на зайца без собаки: один встает на след, идет, покрикивает, другой стоит на месте, на которое должен прибежать заяц. Заяц делает круг и, как правило, приходит. Эта охота тем и интересна: кто кого обманет. После нее или радуешься, если удачная, или говоришь себе: этот заяц больно хитер, я его и искать не буду. И лося стрелял, и кабана. Егерю помогал, когда студентом был, носил рюкзаками соль для зверей.
…Захотелось, чтобы что-то осталось от моей охоты. Прочитал книжечку, сделал пробный экземпляр, кривой, с половинками боба вместо глаз. Поучился и в 1981 году пришел на работу в Тверской университет, который за три года до того окончил.
Лучший выстрел – пропущенный
– Охота – это не выстрел, здесь главное – побыть, увидеть, услышать. Выстрел как кульминация чаще всего бывает пропущенным. У молодых азарта больше, и они еще не испытали этого чувства ненужности выстрела. Но они придут к этому со временем, как и все охотники. Я не стреляю тетеревов и глухарей, потому что жалко. Хотя выстрел интересен: глухарь для охотника – один  из лучших трофеев. Охота своеобразная: надо найти ток, ночью прийти, услышать песню, попрыгать под нее. Песня глухаря состоит из двух колен – щелканья  и чириканья. Когда он щелкает, идти нельзя – он все слышит, как только зачирикает, а длится это несколько секунд, – можно. И за эти секунды надо успеть сделать как можно больше шагов и успеть остановиться, иначе он услышит  и улетит. Вот и замираешь в дурацкой позе… Зачем стрелять? Их не так много. Лучше послушать, попрыгать и уйти, не сделав выстрела. То же и тетерев. Чего стоит само нахождение в шалаше в утренний час, когда еще только начинает появляться свет! А  они поют, чуфыкают, бегают. Интересно смотреть на них – так увлечены, что в азарте даже выстрела могут не услышать. Выстрел разрушает все. Ну получил ты этот кусочек мяса… И лося жаль, всех жаль. Но необходимость заставляет меня иногда стрелять. Нужно, например, заменить в музее свиристель, и никто не принесет, потому что их не стреляют. Она нужна только мне.
– И вместе с тем, если бы не охотники, у нас не было бы столько кабанов, не сохранились бы лось, тетерев, глухарь, не появились олени. Во всем мире охрана природы – прерогатива государства, но у нас единственный в лесу,  кто поддерживает животных, – охотник. Он носит соль, выкладывает подкормку, охраняет. Без поддержки животинке не прожить, ведь 60 см снежного покрова – предел, когда лось может спокойно передвигаться, а 40 см – для кабана. А если больше, им приходится тратить огромное количество энергии. И корма мало, а далеко ходить не могут, чтобы не оставлять след, не выдавать себя – звери живут на ограниченной территории, за пределы которой хода нет. Если их не подкармливать, они погибнут. Не надо корить охотника за то, что он стреляет.
Автор: Марина СЕМЕНОВА, Фото: из архива "ТЖ"
30

Возврат к списку

Фронтовые дороги ведут в Ржев
25 марта 2017 года. Идет подготовка к Международной военно-исторической экспедиции «Ржев. Калининский фронт» у деревень Есемово и Кокошкино. Отряды приезжают на политую кровью землю – предстоят полевые работы. У деревни Полунино московские поисковики находят останки красноармейца.
26.04.201722:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию