26 Июля 2017
$59.82
69.7
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Здоровье29.07.2011

Ночной звонок всегда тревожный

Фотограф: Татьяна Маркова

Будни старицкого хирурга Рустама Бокиева.

Так получилось, что к Рустаму Тимуровичу я уезжала из деревни Шебаршино Старицкого района. Об этом узнала жительница этой деревни Ляля Исхакова, бывшая учительница. Ей семьдесят восемь лет, труженица, каких поискать. Но этой зимой случилась беда: она упала и сломала ногу. На третий этаж Старицкой ЦРБ ее внесли сыновья (лифт в больнице до сих пор не работает). На улице темень, поземка... Заведующий хирургическим отделением уже собирался уходить домой.

– Откровенно говоря, – рассказывает женщина, – я была готова к раздражительному тону медиков. Кто с нами теперь церемонится? А меня так внимательно встретили! В ноге адская боль, а наш хирург по всей многострадальной косточке своими чуткими руками прошелся, будто на инструменте сыграл. Сам наложил гипс да еще успокоил, как свою родню. Вы уж передайте ему коробку конфет. Скажите: нога зажила, огород могу теперь содержать исправно.

Вот так с презентом от старожила деревни я и поехала в ЦРБ. Говорят, незаменимых людей нет. Есть! И лучше всего об этом знают главврачи районных больниц. Заслуженный врач Российской Федерации Александр Герасимович Дмитриев не раз подписывал заявления об уходе своим ведущим специалистам, которых удачно переманивают клиники Москвы. И ничего не поделаешь, зарплаты столичных медиков в разы больше, чем в глубинке. С уходом опытного врача в больнице образуется брешь, которую закрыть нечем. А если это хирург? Совсем беда. Район большой – почти каждый день что-то случается. И часто все решают не часы, а минуты.

Поэтому, когда появилась возможность взять на работу Рустама Тимуровича, главврач несказанно обрадовался. У Бокиева за плечами была практика в областной больнице Самарканда (в этом городе он окончил мединститут). Как он сам потом рассказал: «Я вгрызался в свою науку, ходил по пятам за ведущими хирургами отделения, можно сказать, «присосался» к ним, как клещ». Затем пять лет проработал в одном из госпиталей Йемена. Страна эта неспокойная, часто привозили раненых. Как оказалось, опыт спасать их нигде не лишний. А потом судьба занесла его на тверскую землю. Поработал в Кесовой Горе, где нашел подругу жизни. И уже с семьей приехал в Старицу. Было это без малого два года назад.

Я разговаривала с хирургом после очередной его бессонной ночи. Интересно, что у него есть плановые бессонные ночи, когда он на дежурстве, и, так сказать, внеплановые, когда в больницу его вызывают по звонку. Дежурный врач решает подстраховаться – мало ли что? В результате получается жуткий недосып. Пациенты, правда, об этом не догадываются. Спасает и возраст, ведь Бокиеву нет еще и сорока.

Особенности его работы таковы, что на плечах постоянно висит груз, который не сбросишь даже дома. В хирургическом отделении сорок шесть коек. Всегда есть тяжелые больные, за которыми нужен глаз да глаз. Мужчин всегда больше, чем женщин. Много травм, связанных с употреблением алкоголя.

За последние две недели заведующий отделением прооперировал четыре «пьяные» селезенки. Точнее, пациенты их лишились в результате ДТП, драки, падения с высоты. Кстати, в качестве спиртного в подобных историях часто фигурирует пиво. Еще один бедолага получил и вовсе «экзотическую» травму: при падении в нескольких местах проколол кишечник шампуром. Его организм был настолько проспиртован, что во время операции запах этих паров не давал нормально дышать хирургу даже через маску.

Заметила, что хирург как-то по-доброму, даже с мягким юмором рассказывает о своих бедовых пациентах. Их ему выбирать-то не приходится. А боль – она что у бизнесмена, что у бомжа одинаковая. Вот лежит у него сейчас некто Саша, без возраста, семьи и документов. По пьяной лавочке обжег себе всю грудную клетку. Даже дышать ему трудно. Глаза – как у святого. А бросит ли пить, когда выйдет из больницы – это вряд ли.

При необходимости Рустам Тимурович может провести в отделении даже достаточно сложные по областным меркам операции. Рассказывает о двух своих больных. Одного онкологи чуть ли не приговорили к фатальному концу. Пищу принимать уже не мог. Оказалось, что он страдал от сильнейшего стеноза, то есть сужения желудка, вызванного язвенно-рубцовым процессом. Желудок этому больному удален по максимуму, зато он жив и продолжает жить, хотя и с определенными ограничениями.

Проводить ювелирную операцию по вскрытию желчных протоков хирургу пришлось у бабушки, которой исполнилось восемьдесят два года. Все прошло успешно. В больницах врачи нередко говорят таким пациентам: «Живите сколько вам отпущено, не рискуйте». Но уж больно бабушка попалась боевая, оптимистка по жизни. Сказала ему: «Сынок, ты делай свое дело, а я тебе во всем помогу». Кстати, подобные вмешательства выполняются гораздо легче, если отслеживать самые ответственные моменты прямо во время операции на рентген-телевизионной установке. Но это дорогое приобретение. Рустам Тимурович может пока рассчитывать только на свои чуткие руки и драгоценный опыт.

Позарез нужен районной хирургии анестезиолог. На выпускников медицинской академии местные эскулапы рассчитывают мало. Дипломированная молодежь находится в свободном полете и выбирает себе места более доходные. Есть на примете у заведующего отделением один специалист, который хотел бы переехать из Таджикистана в Россию. Но поскольку медицинский вуз у себя на родине он окончил уже после развала Союза, здесь ему нужно пройти процедуру подтверждения диплома. Все это выполнимо, хотя и связано с разными хлопотами.

Между тем и у моего собеседника есть в Старице личная проблема. Не так давно семья хирурга, в которой уже двое детей, переехала в хорошую квартиру. Все в ней устраивает. Но вот какая деталь: эта квартира до сих пор находится в залоге у банка. И значит, фактически она Бокиеву не принадлежит. Решение должны принять районные власти.

Ходить по кабинетам чиновников хирург не имеет возможности. У него конвейер жизней, которые ему доверены. В круговерти больничного дня личный вопрос каждый раз отступает куда-то на задворки. И опять же подумалось: вот бы снять эту неопределенность – насколько бы легче ему работалось!

После того как Рустам Тимурович провел меня по палатам, мы спустились с ним в поликлинику, где его уже ждала очередь пациентов. В центре кабинета я увидела человека со счастливым лицом. Он готов был обнять хирурга. Накануне поскользнулся в бане и упал. Думал, что сломал руку, а она оказалась цела, о чем свидетельствовал рентгеновский снимок.

– Значит, ушиб, – довольно сказал Бокиев, – все равно будем лечиться.

В перевязочной кипит работа. Еще одному Саше снимают дренаж после операции на селезенке. Парень этого момента очень ждал. Собрался с силами и пошел, как подраненный гусь, по коридору. Рустам Тимурович стоял у окна и смотрел ему вслед. Есть такой поддерживающий взгляд. В этих стенах он почти материален.

Автор: Татьяна МАРКОВА
169

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у нас ассоциируется русская деревня. 
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость