23 Мая 2017
$56.5
63.17
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура18.07.2011

«…От Калязина, с Волги, мы коней собирали в поход»

Фотограф: Архив «ТЖ»

Отгремели пушки на берегу Волги в селе Городня – в рамках проекта «Под княжеским стягом» там прошла реконструкция возможного сражения русского войска под командованием князя Михаила Скопина-Шуйского с польскими и казачьми отрядами Лжедмитрия II.

В прошедшие выходные отгремели пушки на берегу Волги в селе Городня – в рамках проекта «Под княжеским стягом» там прошла реконструкция возможного сражения русского войска под командованием князя Михаила Скопина-Шуйского с польскими и казачьми отрядами Лжедмитрия II.

Полевой сезон в разгаре: предстоят еще масштабные реконструкции сражений на берегу реки Жабни под Калязином и на Каринском поле под Александровом Владимирской области. Параллельно ведется изучение биографии одного из самых загадочных сподвижников князя Михаила – воеводы Давыда Жеребцова: в прошлом году на Шимаровском острове в Рыбинском водохранилище (когда-то там было жалованное имение) был установлен поклонный крест.

Надо заметить, что проект «Под княжеским стягом» замечательным образом сочетает в себе научную обстоятельность, образовательную ценность, бойцовский дух и туристский кураж. Школьники разных возрастов корпят в библиотеках, а ученые и чиновники выходят на поле боя. Да и с точки зрения туристической привлекательности эти акции выглядят весьма перспективными: посмотреть на эффектные реконструкции съезжаются тысячи людей. Проблема лишь в том, что Смутное время потому и «смутное», что разобраться в тонкостях происходивших событий иногда не под силу даже и специалисту-историку. Новгородский же поход Скопина-Шуйского, равно как и сама эта персона, до недавнего времени представлялся сплошным белым пятном, так что честь и хвала историку Ярославу Леонтьеву, который взял на себя труд попытаться не только систематизировать имеющиеся сведения, но и вернуть этот момент русской военной истории в общекультурный контекст. Ему мы и предоставим слово, дабы в очередной раз попытаться понять, что и как происходило на территории Тверской области в 1609 году и как эти события повлияли на дальнейшую историю России. Итак…

В мае 1609 г. 22-летний полководец князь М.В. Скопин-Шуйский выступил в освободительный поход из Великого Новгорода на помощь осажденной войсками «Тушинского вора» (Лжедмитрия II) Москве и изнемогавшим в кровопролитных боях с гетманом Сапегой и атаманом Лисовским героическим защитникам Троице-Сергиевой обители. Победа в первом серьезном сражении под Торопцем внушала надежду на дальнейший успех. Вместе с русскими воинами – стрельцами, пушкарями и ополченцами – в поход выступили легионеры из разных стран Европы. Среди наемников был шотландский поручик Георг Лермонт, ставший затем родоначальником дворянского рода Лермонтовых. Общее командование легионерами, среди которых были шведы, финны, французы, немцы, датчане, голландцы и даже жители Колывани (русское название Таллина), осуществлял шведский военачальник Якоб Делагарди. По ходу продвижения войск в русские полки вливались силы из разных городов. Одними из первых на соединение со Скопиным-Шуйским в Торжок пришла конная дворянская рать отважных смолян во главе с князем Яковом Барятинским, погибшим через год на родной Смоленщине в Клушинской битве (на родине первого космонавта Юрия Гагарина).

Решающее сражение за Торжок, во время которого русскими войсками предводительствовали стольник Семен Головин (брат жены Скопина-Шуйского) и шведский генерал Эверт Горн, разыгралось 27 июня 1609 г. В боях на Тверце русские ратники впервые могли наблюдать способ боя своих союзников: при приближении польско-литовской конницы пикинеры, ощетинившись копьями, умело сдерживали натиск, а стоявшие позади мушкетеры вели прицельный огонь. В итоге полковник Зборовский, разоривший перед этим Старицу, был вынужден отступить на Тверь. Наиболее крупной потерей русско-шведских войск стало смертельное ранение наместника главного полка, французского капитана де ла Бади, командовавшего правым флангом. Однако цель в упорном бою была достигнута – путь на Тверь оказался открыт.

Для наступления на Тверь войско получило деление на три полка: Большой полк во главе со Скопиным-Шуйским и Делагарди, Передовой полк во главе с Головиным и иностранным ротмистром и Сторожевой полк во главе с Барятинским и еще одним иностранным ротмистром. В яростном трехдневном сражении за Тверь 23 июля европейские наемники применили тактику новейшего боя по нидерландскому образцу. Вражеский гарнизон обладал крупными силами конницы (не менее 5000 всадников). Центр русско-шведского войска составили пехотные построения: левое, ближнее к берегу Волги, крыло заняла французская конница, а правое – сам Делагарди с финскими кавалеристами. Русские ратники разместились на флангах и на второй линии. Воспользовавшись неожиданным ливнем, замочившим порох и фитили, польские крылатые гусары и пятигорцы (вид литовской конницы) нанесли сильнейший копейный удар по этим боевым порядкам. Французы первые не выдержали натиска и бежали; русская конница тоже подалась назад, смешав резервные отряды наемников. В результате из-за возникшей неразберихи союзники понесли большие потери. Зато пехота, выставив во все стороны длинные пики, осталась неподвижной и невредимой. «Из тех, кто покинул позиции, последовал за бегущими, многие были перебиты, а из тех, кто, оставшись на месте, действовал, как подобало, копьями и саблями, никто не был ранен», – сообщал швед-очевидец Юхан Видекинд. Перестроив своих солдат, Делагарди с прикрытой пикинерами финской конницей сумел контратаковать и обратить крылатых гусар в бегство. Начавшийся ливень и вечерние сумерки привели к временному затишью. Но спустя два дня Скопин-Шуйский сам атаковал противника и, разбив его в посадах, загнал остаток врагов во главе с паном Красовским в кремль.
Однако ошеломленные жестокостью боев и обозленные нежеланием Скопина-Шуйского отдать им Тверь на разграбление, наемники Делагарди начали высказывать недовольство. Тем временем не успевшие укрыться в кремле вражеские отряды преследовались некоторое время по Волоколамской и Клинской дорогам. Вполне вероятно, что одна из стычек могла произойти в Городне (древнем Вертязине), где находились брод и переправа через Волгу. После боя за переправу русский полководец, названный Н.М. Карамзиным «гением Отечества», решил дать отдых войску. В этот момент произошел бунт легионеров, отказавшихся двигаться дальше и вернувшихся через Заволжье на Новгородскую дорогу. Верным присяге королю остался лишь отряд Кристиерна Сомме, состоявший из 250 конных и 750 пеших воинов.

Узнав о разгроме его войск под Торжком и в Твери, Лжедмитрий II умолял гетмана Сапегу поспешить им на помощь. 28 июля Сапега направил из своего осадного лагеря под Троицким монастырем (современным Сер-гиевом Посадом) к Твери 5 польских гусарских «хоругвей» (рот), 4 «хоругви» пятигорцев (литовских гусар) и 2 роты запорожских казаков. Сам гетман присоединился к войску 30 июля на стоянке на реке Лутосне – притоке Сестры. Но тут разведка донесла, что русские полки переправились в Городне с правого берега Волги на левый и под прикрытием болотно-озерной лесной местности неожиданно оказались в Кашинском уезде. На подходе к дворцовому селу Кимрам, относившемуся тогда к этому уезду, Скопин-Шуйский послал грамоту «миру и прочим волостям, чтобы крест целовали» царю Василию Шуйскому, «извещая их о том, что Скопин, побивши людей воровских многих, идет с войском немецким до Калязина и там хочет переправиться через Волгу».

Узнав о внезапном маневре Скопина-Шуйского, Сапега повернул на Дмитров, заняв там выгодную позицию. Побывавшие в Кимрах лазутчики доложили ему о том, что «несколько сот московитов» переправились было на правобережье, но, прослышав о стоявшем у Дмитрова гетманском войске, немедленно вернулись обратно. Не исключено, что это был отвлекающий тактический ход, поскольку в тот же день, 3 августа, передовые части Скопина-Шуйского стремительно атаковали полк Микулинского, разбивший незадолго до того отряд стрельцов из Устюжны, запаливший Бежецк и занявший на время Калязин-монастырь.

Примчавшиеся к Сапеге 12 августа гонцы от Микулинского сообщили, что «Скопин уже переправляется с войском немецким на эту сторону Волги у Калязина». Выбив из монастыря Макария Калязинского на левом берегу Волги вражеский полк, князь немедленно приступил к строительству переправы и выслал четырехтысячное русское войско в дозоры, «одних к Дмитрову, других к Угличу…» В находившейся на правом берегу Волги Никольской слободе (на месте которой сейчас возвышается над Волгой затопленная колокольня Николаевского собора) началась постройка деревянного острога и земляных укреплений. Отовсюду в Калязин стали стекаться отряды ополченцев. Самый дальний путь проделали сибирские стрельцы воеводы Давида Жеребцова, уроженца ржевской земли, погибшего год спустя смертью храбрых при защите обители Преподобного Макария и пути на Кашин и Тверь от нового набега пана Лисовского.

Монахи богатого Калязинского монастыря выступили в роли «инвесторов» создаваемой Скопиным-Шуйским армии. Не дожидаясь ее окончательного создания, гетман Сапега двинулся ему навстречу. На Успеньев день – 28 августа 1609 г. – произошла знаменитая сеча на реке Жабне под Калязином, в ходе которой польско-литовские силы понесли заметный урон. Следствием одержанной победы стало быстрое и внезапное овладение Переславлем-Залесским и Александровской слободой. Появление летучих отрядов в соседних Угличском, Ростовском и Дмитровском уездах побуждали крестьян к активным партизанским действиям. Сам же Калязин-монастырь на ближайшие два месяца превратился во временную «столицу» Московского государства, где принимались послы и подписывались международные договоры, куда вернулся из Торжка Делагарди с наемниками и где находилась главная ставка 20-тысячной русской армии, выступившей отсюда в дальнейший поход для снятия осады с Троице-Сергиева монастыря (современной лавры), а затем и на освобождение Москвы.

Автор: Ярослав ЛЕОНТЬЕВ, научный руководитель программы «Под княжеским стягом», доктор исторических наук
377

Возврат к списку

Крупнейшие компании России идут делать бизнес в Тверской области
На этой неделе в Верхневолжье открылся новый операционно-логистический комплекс. Объем вложенных в него инвестиций – 1,5 млрд рублей.

23.05.201717:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию