27 Апреля 2017
$56.31
61.51
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура14.07.2011

Как меня обругал де Сика

Прочитал материал Андрея Ульянова о «Подсолнухах» – и сразу унесло меня в далекий январь 1970 года, когда и мне, в ту пору студенту-пятикурснику, довелось принять участие в съемках знаменитого фильма.

Честно говоря, не славы ради захотелось мне добавить свою лепту в рассказ коллеги. Скорее напротив: пришло время покаяться, поскольку мой личный вклад в мировую кинематографию оказался сугубо негативным. Однако все по порядку.

Вообще-то подрабатывать участием в массовках мне приходилось не единожды. Как-то я уже вспоминал об этом на страницах «ТЖ». Но случай с «Подсолнухами» был исключительным. Итальянское кино в ту пору было, безусловно, одним из лучших в мире. И актеров более знаменитых, чем Марчелло Мастроянни и Софи Лорен, в Европе не было, да и Витторио де Сика был знаменит не меньше. Так что сомнений в том, что в моем городе снимается заведомый шедевр, не было никаких. Три рубля, которые платили участнику массовки, для студента тоже были, конечно, деньги, но в данном случае мной больше двигало желание приобщиться к великому итальянскому киноискусству.

И все складывалось поначалу замечательно. День, в который я снимался, пришелся на Крещение – 19 января. Я это хорошо запомнил, потому что в церкви Рождества Богородицы в Городне, рядом с которой расположилась съемочная группа, в то утро шла праздничная служба. И мороз был вполне подходящий – не менее 20 градусов. Даже форма итальянского солдата мне понравилась: ботинки оказались такого размера, что ноги вполне можно было обернуть газетой, после чего они почти не мерзли. А еще к форме прилагался великолепный шарф длиной метра два или даже три, так что обернутый вокруг туловища он превращался в нечто вроде теплого свитера между мундиром и шинелью. В этом виде я понравился не только себе, но и женщине, командовавшей массовкой. Видимо, моя геологическая бородка выглядела вполне по-итальянски, и она решительно выдвинула меня в первый ряд для съемки крупным планом. Знающие товарищи по массовке тут же сообщили, что теперь я могу требовать не три рубля, а семь пятьдесят – такая, дескать, существует такса для первого плана. Увы, воспользоваться этой льготой мне не довелось…

В тот день снимался эпизод, в котором герой Мастроянни, обессиленный тяготами отступления по бесконечной приволжской степи, лежа на снегу, тщетно протягивает к бредущим мимо однополчанам руку с просьбой о помощи. Поскольку мороз был действительно чувствительным, сам Мастроянни большую часть съемочного дня просидел в теплой «Волге», а на снег вместо него уложили русского дублера.

Нам все объяснили – про то, как мы устали, как голодны и как замерзли, и про то, что нам нет ни до кого дела, кроме как до самих себя. И вот команда: «Мотор! Пошли!» – и мы побрели.
Я действительно оказался в ряду, ближайшем к едущей по рельсам камере, а за ней в теплом полушубке сидел великий де Сика. Надо сказать, что выглядел он в ту пору уже очень старым – кажется, и ходил-то с трудом.

И вот бреду я, изо всех сил стараясь представить себя итальянцем, а длинная винтовка все время сползает с моего плеча, так что приходится ее постоянно поддергивать. Бреду я, бреду, и непослушные ноги выводят меня на траекторию, пересекающуюся с лежащим на снегу псевдо-Мастроянни. Я переступаю через него, но в тот же момент слышу, как моя предательски сползшая в этот момент винтовка стукается о голову дублера. Затем происходит то, что объяснить рационально я по сей день не в силах. Я оборачиваюсь к ушибленному мной человеку, прикладываю руку к груди и, не найдя в своей памяти итальянских слов, говорю: «Пардон».

И тут произошло ужасное. Немощный старец де Сика разом помолодел лет на двадцать, вскочил с места и, бешено жестикулируя, выдал клокочущую тираду, смысл которой, увы, оказался ясен мне без перевода: «Где вы отыскали этого идиота?! Уберите его немедленно, чтобы мои глаза его больше не видели!» Испуганная женщина-режиссер, схватив меня за руку, утащила в самый конец массовки. Дубль с участием по меньшей мере ста человек был мною бесповоротно испорчен. И до конца съемочного дня я протоптался в безнадежной дали от камеры, рядом с нашими солдатами, которых и переодевать не стали – все равно на дальнем плане не разберешь, кто в какой форме.

А фильм действительно получился замечательный. И кадр с лежащим на снегу Мастроянни до сих пор стоит у меня перед глазами. Мог ведь и я оказаться в том кадре – хотя бы кончиком ботинка, – однако природная тяга к вежливости погубила мою кинематографическую карьеру. Но и за упущенную возможность я все равно благодарен судьбе. Ведь не так много на свете людей, которые могут похвастаться тем, что их обругал великий Витторио.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
23

Возврат к списку

Фронтовые дороги ведут в Ржев
25 марта 2017 года. Идет подготовка к Международной военно-исторической экспедиции «Ржев. Калининский фронт» у деревень Есемово и Кокошкино. Отряды приезжают на политую кровью землю – предстоят полевые работы. У деревни Полунино московские поисковики находят останки красноармейца.
26.04.201722:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию