02 Марта 2017
$58.38
61.54
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Архив02.03.2010

Весьегонск: Ефрем Журин рассказал о войне, которую видел своими глазами

Трудно подсчитать, сколько художественных произведений написано о Великой Отечественной войне. Невозможно представить себе человека в возрасте 30 лет и старше, не читавшего таких книг, как «Горячий снег», «Батальоны просят огня» Юрия Бондарева, «А зори здесь тихие» Бориса Васильева, не смотревших экранизацию этих произведений. Наш земляк Борис Федорович Купцов в автобиографической повести «Дни войны» ни о чем героическом не говорит. Но удивительная простота в описании боевых будней, трудностей военных лагерей, того, как человек все ЭТО перенес, более дорога и понятна, чем закрученный сюжет «боевика».

Трудно подсчитать, сколько художественных произведений написано о Великой Отечественной войне. Невозможно представить себе человека в возрасте 30 лет и старше, не читавшего таких книг, как «Горячий снег», «Батальоны просят огня» Юрия Бондарева, «А зори здесь тихие» Бориса Васильева, не смотревших экранизацию этих произведений. Наш земляк Борис Федорович Купцов в автобиографической повести «Дни войны» ни о чем героическом не говорит. Но удивительная простота в описании боевых будней, трудностей военных лагерей, того, как человек все ЭТО перенес, более дорога и понятна, чем закрученный сюжет «боевика».
Ныне, к сожалению, уже покойный Ефрем Иванович Журин так же прост и искренен в своих воспоминаниях, как и многие другие ветераны Великой Отечественной. В 1999 году в День Победы он без всяких просьб с моей стороны рассказал мне о своей фронтовой жизни.
— Так вот, Витюха, (это он ко мне обращался. — В.С.) в 1945-м я даже не праздновал Победу, лежал в госпитале на койке как бревно — ни пошевелиться, ни слова сказать — контузия. Бои шли в Германии, и какая-то немецкая танковая часть контратаковала наш полк, прорвав оборону, вышла на наши артиллерийские позиции. Я даже видел, из какого танка по нам выстрелили, успел только в окоп упасть. Ну потом, конечно, наши их расколошматили, а затем пришли на огневые позиции, чтобы захоронить погибших. После танковой атаки от артиллерийских позиций мало что осталось. Хоронили прямо здесь, где стоял орудийный расчет, часто просто закапывали останки. Меня тоже завалило, но, к счастью, из-под земли торчала нога, и она, видимо, непроизвольно дернулась. Так меня откопали и отправили в госпиталь, единственного уцелевшего из расчета. В себя пришел накануне Дня Победы. Но радости, как другие, не испытывал. Наоборот, от их шума, криков у меня начались страшные головные боли. И я снова потерял сознание. Лечился долго, мучительно перенося любой громкий шум, особенно музыку, от нее меня корежило. Говорить не мог больше года. Домой попал только в 1947 году, научился говорить заново, правда, еще долго заикался.
…А впервые меня ранило еще в 42-м, в руку, можно сказать, легко. А вот товарищу, моему земляку, и я это видел своими глазами, осколком мины оторвало голову. Вот, где ужас!
После госпиталя меня отправили в артиллерийскую школу, из матушки-пехоты попал в артиллерийскую разведку. К сорок четвертому году, после боев за Белоруссию, нас отвели в резерв. Ждали, когда личный состав, который значительно поредел за время наступления, пополнится новыми бойцами. Нас, как «тертых калачей», не привлекали к повседневной муштре, поэтому, захватив дальномер и визиры, мы уходили подальше в лес и отсыпались, писали письма домой, объедались черникой. Деревни практически пустовали, местное население даже с нашим приходом не спешило возвращаться.
Как-то раз на опушке леса мы увидели молодых девушек-белорусок. Они стояли и, видимо, что-то хотели у нас спросить, но не решались. Наконец, одна из них подошла к нам, показывая на дальномер, приняв его за фотоаппарат, кое-как объяснила, что хотят сфотографироваться, что за это принесут самогона и сала. Самый отчаянный из нас, украинец Петро, тут же сообразил и принялся «фотографировать». Он, как заправский фотограф, покрикивал на девчат, заставлял их то улыбаться, то принимать серьезный вид. Девушкам пообещал, что через неделю фотографии будут. Мы-то рассчитывали, что нас быстренько отправят снова на фронт, и перед ними не надо будет отчитываться. И принялись расправляться с содержимым корзины харчей.
Прошло недели две… Однажды на территории нашей части увидели знакомых девушек и рядом командира, нам стало не по себе… Девушки, конечно же, признали в нас горе-фотографов… И вот стоим мы без ремней и погон перед ними, а замполит выясняет масштабы нашего «военного преступления». Понимаем, что дело пахнет штрафбатом. Стоим, потупившись. Когда поднял голову, то увидел лицо командира, который еле сдерживал смех. Понял — все обойдется. Да и девушки были за нас. Отделались легко: дали по 30 суток ареста. Но отсидели только семь. На фронте начались перемены, и часть снова оказалась в первом эшелоне. Шли на запад, темпы наступления, несмотря на жестокость боев, были значительными. Но наша колонна застряла километрах в семи от небольшого польского городка. Командир принял решение направить разведку, выбор пал на нашу группу. Петро, о котором я уже рассказывал, понимал польский и украинский языки.
Ранним утром в плащах, в карманах которых были гранаты, мы вошли в городок. Надо было выяснить, какими силами располагает противник. Петро подсказал, что в воскресенье все посещают костел, в том числе и офицеры, значит, можно там их посчитать. Договорившись о способах подачи сигналов на случай опасности, вошли в костел. Сначала на нас не обратили никакого внимания, и мы с Петром стали продвигаться вперед, где на скамейках сидели офицеры и молились. Мы тоже присели. Но вдруг услышали, как немецкие офицеры стали перешептываться. «Партизанен», — донеслось до нас. Мы поспешили к выходу, немцы — тоже. Как только вышли на улицу, сразу же побежали. Бросили по гранате, чтобы оторваться от противника. Я бежал и не видел куда. Уже был в поле, когда услышал за собой топот, оглянулся и увидел немца, который быстро нагонял меня. На ходу стал стрелять, думал, испугается, но, видно, немец попался не из пугливых. За спиной чувствовал его дыхание. И тут я развернулся лицом к немцу, бросил в него свой пистолет с пустой обоймой и сунул руку за пазуху, где был второй. Но немец успел выстрелить, меня швырнуло на землю, к счастью, сознание не потерял. Он подошел ко мне и наклонился, я выстрелил через плащ, попал прямо в голову, немец рухнул на меня.
Сколько времени прошло, не знаю… Очнулся, когда надо мной склонился мой друг Петр. Он взвалил меня на плечо и побежал к лесу. Вокруг не утихала стрельба. За нами была погоня. Одна из пуль настигла Петра, и тот упал замертво. Я попытался встать, хотел добраться до спасительного леса и вдруг слышу: «Ребята, не вставайте!» Я понял, что это подоспела группа прикрытия. Они подпустили немцев ближе и открыли огонь из автоматов и пулемета. Меня перевязали, а Петра засыпали землей и хворостом. Командира нашего тоже убило, еще на окраине города. Группе нужно было отрываться от организованной погони, а я был обузой, поэтому решили оставить в лесу. Нашли кучу хвороста, зарыли меня в ней, обсыпали всё махоркой, чтобы собаки не учуяли. «Ефрем, за живыми или мертвыми — вернемся», — пообещали ребята. Пришли через два дня. За это время мимо меня не раз проходили немецкие солдаты, я хорошо их слышал и очень боялся потерять сознание от боли и застонать. В госпитале долго не задержался, пуля прошла навылет, рядом с сердцем. Петра ребята перезахоронили после того, как заняли городок. Мы с ним воевали два года, парень был ростом под два метра, красавец. Если бы не взвалил меня на свое плечо, может, остался бы в живых…»
Вот такую историю рассказал мне Ефрем Иванович Журин. Вечная ему память!

Автор: Записал Виталий СТЕПАНЮК, «Весьегонская жизнь»
6

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Планы Правительства Тверской области поддержал Дмитрий Медведев
В Тверской области будут развиваться сельское хозяйство, фармацевтика и промышленный сектор. Такие перспективы нам дают итоги прошедшего в Сочи инвестфорума.
01.03.201721:19
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию