23 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Архив02.03.2010

Кимры: ветеран Владимир Чуприн о жизни в годы войны

Владимира Петровича Чуприна знает в Кимрах добрая половина жителей — та, что смотрит на жизнь с патриотической позиции. Он прошел войну, затем трудился в отрасли нефтяной промышленности. Он активный общественный деятель, член Совета ветеранов и просто замечательный человек. В преддверии великой даты нет чести больше, чем сказать «спасибо» этому человеку за героизм, мужество, за силу и отвагу, за то, что сегодня мы живем на земле.

Владимира Петровича Чуприна знает в Кимрах добрая половина жителей — та, что смотрит на жизнь с патриотической позиции. Он прошел войну, затем трудился в отрасли нефтяной промышленности. Он активный общественный деятель, член Совета ветеранов и просто замечательный человек. В преддверии великой даты нет чести больше, чем сказать «спасибо» этому человеку за героизм, мужество, за силу и отвагу, за то, что сегодня мы живем на земле.
Владимир Петрович Чуприн родился в 1925 году в г. Николаевске Волгоградской области. Детство, как и у многих тогда, было трудным. Жили бедно, родители — простые крестьяне — растили десятерых детей. А время было непростое: голод, болезни, разруха… И семья приняла решение уехать. Так удачно сложилось, что старший сын Чуприных служил в Баку, вплоть до 1930 года. Он-то и предложил родным переехать к нему. Обжились, устроились и остались там жить.
В 1943 году Владимир Петрович окончил техникум по специальности «экономист». А в марте того же года его призвали в армию. Война не щадила никого, принимая всё новые жертвы. На фронт уже ушли три его старших брата. Пришел черед и Владимира Петровича, которого направили в военно-пехотное училище. После окончания училища он — лейтенант — полный сил и решимости сражаться, был направлен на 1 й Украинский фронт 744 й стрелковый полк 149 гвардейской дивизии.
По прибытии в полк Владимир Петрович был назначен командиром разведвзвода. Ему тогда не исполнилось еще и 20 лет…
— Было очень тяжело, — вспоминает Владимир Петрович. — Война, кругом гибли люди, казалось, всё было пропитано болью… Но среди всего этого хаоса нужно было сражаться. В задачу нашего взвода входило наблюдение за линией фронта, за передвижением противника, его вооруженными силами, а при возможности — брать «языка».
Когда я прибыл в полк — сразу узнал, что прежний командир вверенного мне взвода погиб. Меня назначили на эту должность, а, значит, возложили большую ответственность. Но мне было тяжело вдвойне, ведь почти все в моем взводе бывалые бойцы, отважные, закаленные в боях. Заслужить авторитет среди таких людей было совсем непросто. Но я старался, как мог: всегда ходил с ними в разведку, вместе мы брали «языка» и в бою плечом к плечу стояли. Тем самым их уважение и доверие я заслужил.
Много было опасных моментов, но один помню до сих пор — 1 февраля 1945 года. Наш полк тогда вышел на реку Одер, и я по-лучил задание от командира полка: узнать возможность плавсредств противника для форсирования реки Одер. На разведку нуж-но было идти в фольварк — село по-нашему. В моем взводе было 20 человек, однако когда мы добрались до Одра, то нас осталось всего восемь. Было решено идти вшестером. Сначала был бесконечный белый лес… Когда лес кончился, нашему взору предстала и сама деревенька: мощеная дорога, по бокам — аккуратные домики. Разбились на две группы: мы с напарником шли на разведку, а остальные нас прикрывали.
Шли медленно, прислушиваясь к каждому звуку. И вдруг навстречу нам вышли двое. Я сперва принял их за своих, ранее угнан-ных в Германию. Но они достали пистолеты и начали стрелять по нам. Одного убил я, а второго — мой напарник. Но немец ранил меня в руку. Рана оказалась серьезной, однако в тот момент я даже не думал об этом. Оказалось, что в фольварке расположилось немецкое танковое подразделение, готовившееся форсировать Одер.
Мы стали отступать в лес; руку я уже почти не чувствовал, она болталась, словно привязанная. В тот момент мне казалось, что ее не спасти. Когда мы добрались до полка и сообщили о намерении немцев форсировать Одер, меня отправили в армейский госпиталь в Фрауштадт. Затем перевели в госпиталь г. Б. Хмельницкий, где я пробыл до середины мая 1945 года. Оттуда комис-совали по инвалидности. До сих пор рука беспокоит…
Это было самое тяжелое ранение Владимира Петровича. Но до того была еще контузия, когда рядом с ним взорвался снаряд. Долгое время после этого он находился под наблюдением врача.
Владимир Петрович мужественно сражался за Родину. За это он награжден Орденом «Красной Звезды», медалью «За боевые заслуги», Орденом Отечественной войны I степени, а также многими юбилейными медалями.
После демобилизации Владимир Петрович вернулся в родной Баку.
— Мама встретила меня очень нежно. Долго плакала и гладила меня по голове, словно ребенка. Такое долгожданное, такое родное чувство! Я всегда буду помнить отчаянную нежность ее рук… Встретился я, наконец, со своими братьями, вернувшимися с фронта. Оба были ранены в боях, но служили до конца войны. К несчастью, третий брат не вернулся, так до сих пор о нем ничего не знаю. Пытались найти, посылали запросы, но никаких результатов.
Здесь же? в Баку встретил своего друга по военному училищу. Война оставила на нем больший след, чем на мне. Мой друг ли-шился руки, но не потерял воли к жизни. Он предложил мне поступить на экономические курсы. Так я попал в нефтедобывающее объединение «Азнефть». Окончил полугодичные курсы, получил специальность «бухгалтер».
Владимир Петрович всю жизнь проработал в нефтяной промышленности. После окончания учебы на курсах в феврале 1946 года Владимир Петрович был направлен на работу в нефтедобывающее управление «Сиазаньнефть», расположенное в 110 км от Баку. Там он начал трудовой путь: от бухгалтера до главного бухгалтера управления.
В апреле 1958 года Владимир Петрович был переведен в одно из крупных нефтегазодобывающих управлений «Орджоникидзенефть», а спустя два года приказом министра нефтяной промышленности он был назначен на должность главного бухгалтера объединения «Азнефть».
Владимир Петрович заочно окончил институт народного хозяйства. С июля 1969 года работал в Госкомитете внешних эконо-мических связей, в аппарате советника по промышленным вопросам посольства СССР в Турции. Его работа в Анкаре заключа-лась в том, что он должен был контролировать выполнение обязательств, заключенных между Турцией и СССР. В то время для Турции строили алюминиевый, металлургический заводы, завод серной кислоты и другие предприятия под руководством инже-неров СССР. В 1973 году у Владимира Петровича закончился контракт, продлевать который он не стал, так как дал себе слово вернуться в Баку. Он снова стал работать главным бухгалтером объединения «Азнефть».
У этого человека много достоинств. Он знает три языка: русский, турецкий, в совершенстве владеет азербайджанским. Умный и интересный собеседник. Министерством нефтяной промышленности ему присвоено звание «Почетного нефтяника». А Указом Президиума верховного Совета Азербайджанской ССР присвоено звание заслуженного работника нефтяной и газовой промыш-ленности Азербайджанской ССР. К тому же, у него прекрасная семья: любящая жена, дети и внуки.
— В Кимры я попал не случайно, — говорит Владимир Петрович. — Когда дети разъехались, то я решил, что тоже перееду, так как в Баку они ездить не будут. А в Кимрах в то время как раз открыли филиал Всесоюзного научно-исследовательского института «Морнефтегаза». В конце 1993 года институт выделил мне квартиру, и мы смогли переехать в Кимры.
Сейчас Владимир Петрович занимается общественной деятельностью. Он — член Совета ветеранов войны и труда, член избирательной комиссии г. Кимры с совещательным голосом как представитель А. Епишина. И всё бы хорошо, да власть городская иной раз подводит…
Война — страшное время. Но и тогда среди убийц и предателей встречались порядочные люди, даже среди немцев. К ним во-обще у Владимира Петровича отношение неоднозначное.
— Каждая нация подвержена идеализации собственных достоинств. Вот немцы — фанатики. Пришел Гитлер, высказал свои мысли, привнес собственные идеи — и стала развиваться нация уже в этом направлении. Но ведь не все поголовно были фаши-стами. Встречались среди них и обычные люди, так же уставшие от войны и смерти, как и русские. Помню, был такой случай в де-кабре 1944 г. На очередной вылазке взяли «языка», выслеживали всю ночь. Привели его в штаб, а он говорить ничего не хочет, только требует: «Приведите мне того, кто меня взял!» Меня вызвали к командиру. Немец взглянул на меня и закричал: «Будь про-клят Гитлер! Если такой молодой воин взял меня в плен, то нашей стране — капут!» Другой немецкий пленный всё показывал фото своей семьи, умоляя не убивать, — обычный человек… Вот такие тоже попадались немцы.
Наверное, с годами груз воспоминаний давит сильнее. Ничуть не легче вспоминать, как падали в бою друзья, однополчане, как свистели пули над головой, рвались снаряды, визжали минометы, как трудно было ждать конца этого бесконечного противостоя-ния. И, наверное, поэтому в глазах Владимира Петровича всегда блестят слезы, когда он вспоминает те страшные годы великой и беспощадной войны.

Автор: Светлана СТЕПАНОВА
26

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию