26 Сентября 2017
$57.57
68.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 24.06.2011

Нет ничего невозможного

Фотограф: Марина Семенова

Реабилитационному центру «Путь к свободе» исполнилось три года.

Месяц назад наша газета рассказывала об общине бывших наркоманов, которая располагается в одной из деревень под Торжком. Есть в нашей области еще одно место, в котором живут люди, стремящиеся избавиться от алкогольной и наркотической зависимости. У деревни Воротилово Рамешковского района стоит на дороге указатель, на котором написано: «Социально-реабилитационный центр «Путь к свободе».

Сходства и различия этих двух заведений явны: и то, и другое не является государственным. В основе исцеления и в том, и в другом лежит духовная практика, но если в торжокском – православная, то в рамешковском – протестантская. В православной общине реабилитацию проходят бесплатно, а в протестантском центре – за семь тысяч рублей в месяц, правда, поскольку заплатить могут далеко не все («что с наркомана взять, если даже кровь не годится», – грустно шутят они), для значительной части обитателей она не стоит ничего. В общине великомученицы Екатерины живут четыре человека, в центре «Путь к свободе» – 26, но если первая существует только год, то второй на днях отметил три года со дня основания. Приглядевшись, можно найти еще много различий, но все это, в общем, детали. Главное – сюда по доброй воле приходят люди трагически искривленной духовной жизни, чтобы научиться обходиться без наркотиков, чтобы обрести свободу и радость нового пути.

Своими руками
Центр «Путь к свободе» существовал при московской общественной организации «Центр содействия досугу молодежи» и располагался поначалу в деревне Старожилки. Два года назад руководители выкупили бывшее здание Воротиловской школы, стоящее в десяти минутах ходьбы от деревни. Реабилитанты сделали капремонт в непригодном для жилья доме, разбили огород, устроили спортивную площадку и мастерские, купили кур, гусей и кроликов, построили теплицы, в которых выращивают помидоры, перец, огурцы. Вообще все, что есть на этой территории в полтора гектара, – большой дом бывшей школы (столовая, три жилые комнаты, душевая, бойлерная, прихожая), баня, гараж, овоще-хранилище, отдельно стоящее здание для бездомных, хоздвор, мастерская – они отремонтировали или построили своими руками. Из кранов – вот чудо! – течет горячая вода. Сейчас центр официально зарегистрирован в Тверской области, имеет все необходимые документы на землю и здания. Финансирование центра осуществляется на средства общественной организации, в частности, на благотворительные пожертвования. Помогают и бизнесмены из «бывших» – те, кто освободился от зависимости и обзавелся собственным делом, считают своим долгом поддержать тех, кто еще в начале пути.

В преддверии дня рождения центра посетил его и депутат ЗС Тверской области Станислав Петрушенко. Он выслушал все пожелания и обещал помочь.

И сами ребята пытаются заработать – забор поднять, дров наколоть, хотя денег больших это, понятно, не приносит. Только за электричество уходит больше 10 тысяч рублей в месяц.
Для проживающих здесь, в основном людей сугубо городских, жизнь трудна еще и тем, что приходится осваивать сельский труд. На этот случай есть книги – например, все знания по пчеловодству ребята почерпнули из учебника.

Устав
Система реабилитации очень четкая: сначала человек проходит в Москве карантин – три-четыре дня. Затем четырехмесячный стационар в деревне, три месяца адаптации в Москве, и опять три месяца в деревне, теперь уже в качестве наставника. Реабилитация рассчитана на десять месяцев, только после этого срока человек способен делать самостоятельные шаги, устраивать свою жизнь правильно.

Уже в первые дни пребывания в Москве всем новоприбывшим объясняют, что они попали к верующим, что иначе никак нельзя. Если он согласен, принимает устав. Распорядок дня такой: в 6 утра подъем, в 10 вечера отбой, шесть часов занимает работа, шесть – молитва, чтение Библии, проповеди, самостоятельная работа на духовные темы. Даже час, выделенный на самообразование, и час – на познавательные занятия проводятся в соответствии с наказом руководителя или наставника. Все строго.

– Да, отношения, как в армии, уставные, – говорит Максим, руководитель центра. – Сама реабилитация строится на взаимоотношениях с наставником, за каждым из них закреплены четыре-пять человек. Приблизительно половина не проходит курс до конца, уходит из центра. Здесь никого не держат, все делается на добровольных началах. Но ведь часто как бывает – родители уговаривают сына, обещают купить машину, если он откажется от наркотиков. Или жена угрожает разводом мужу, если он не перестанет колоться. Это не срабатывает – человек должен сам хотеть. Уходят чаще всего на стадии адаптации, но, бывает, и возвращаются. Мы постоянно общаемся по телефону с родителями, рассказываем, как их сын проходит реабилитацию.

Но зато в субботу и воскресенье можно отдохнуть, поиграть в футбол, волейбол. А еще здесь есть гитары и ударная установка, компьютер, телевизор.

Стоит на территории центра недавно построенный дом для бездомных, в котором зимой многолюдно. Но летом бомжей манит ветер «свободной» жизни, они уходят до будущей зимы. Тем, кто проходит реабилитацию, помогают оформить документы и находят в городе работу. Есть среди них и люди весьма почтенного возраста. Наркозависимые, как правило, – молодежь. Самым младшим из тех, кто прошел реабилитацию, был 16-летний мальчик. Богатый папа отправил его учиться в Кембридж, откуда он был изгнан за наркотики. Живут здесь приехавшие со всей страны – из Новосибирска, с Сахалина, из Москвы и Петербурга. Даже из Белоруссии и Грузии.

Кто-то из тех, кто прошел весь курс, возвращается в столицу, где ему помогают найти работу, или едет на родину. Кто-то, считая своим долгом помогать таким же, как он, остается в деревне уже не в качестве реабилитируемого. У центра два руководителя – женской и мужской групп – и четыре наставника. Они считают, что о проблемах наркомании никто так хорошо не осведомлен, как сам наркоман. И никто не способен найти такие слова, которые смогли бы предостеречь от этого гибельного пути других.

Я не умру
У Алены, руководителя женской группы, за плечами девять лет жизни с наркотиками, три года – без них. И семья-то хорошая, и родители заботливые, но проблема в деньгах, в том, что их было много (папа – банкир). Начиналось все очень весело, хотелось тусоваться и гулять, казалось, что в курении «плана» и употреблении дискотечных наркотиков ничего страшного нет, но их почему-то хотелось все больше. Так она стала употреблять героин. Потом было много чего, в том числе торговля наркотиками. Не помогли ни образование, ни хорошая работа. Верующей, говорит Алена, никогда не была, к любой религии относилась скептически. Она прошла весь положенный курс исцеления, но из этого движения уходить не собирается.

– Сейчас поняла, что, если я не буду кому-то помогать, вернусь туда же, где была. Жизненные истории тех, кто попал сюда, разные. Здесь и 20 лет наркоманского стажа, и тюрьма, и болезни. Их всех надо поддерживать. Многим по 30 лет, но они никогда нигде не работали, ничего не умеют. Уже и дети есть, но даже каши сварить не могут. Мы учимся шить, чтобы таким образом зарабатывать какие-то деньги. Мой папа очень рад – он знает, что теперь в тюрьму меня не посадят, я не умру.
Женский центр находится в самой деревне, недалеко от мужского. Дом, хоздвор, три козы, один козел, восемь кур, огород, картофельное поле – немалое хозяйство. Он существует только год, но уже есть те, кто прошел курс.

Настоящее чудо
Максим, 30 лет, бывший наркоман с 12-летней зависимостью, руководитель мужской группы:
– В 17 лет был законченным наркоманом, торговал наркотиками, в 18 лет заболел гепатитом B и C, ВИЧ. Три года назад услышал приговор врачей: СПИД да еще, как вторичное заболевание, туберкулез. Врачи считали, что я обречен. Но хотелось жить, и поэтому новость о существовании реабилитационного центра принял как последнюю и единственную надежду. В центре я не просто познакомился с программой реабилитации, но и почувствовал настоящую Божью помощь и свободу. Сам факт, что я живу, – настоящее чудо. Что для Бога нет ничего невозможного, я знаю теперь из своего опыта. Подруги моей мамы говорили ей, мол, твой сын попал в секту, забирай его оттуда. «Ваши сыновья колются и умирают, – сказала мама, а мой – пусть в секте, если вы так считаете, но он не курит, в его жизни нет ни наркотиков, ни алкоголя, и квартира на месте, никто ее не отобрал».

Только тем и живу
Наставник Саша приехал из Новосибирска, как он признается, в очень плохом состоянии.
– С малых лет я употреблял марихуану, алкоголь, в 18 лет пошли тяжелые наркотики. Искал выход везде и всюду – уезжал в горный Алтай, закрывался дома, лечился медикаментозно, но реальную помощь нашел только здесь. Моя жизнь изменилась кардинально. Сейчас я на четвертом курсе Новосибирского педагогического института, моя будущая профессия – соцработник, собственно, этим я занимаюсь уже сейчас. В будущем планирую посвятить себя социальной работе, работать в центре. Помогать другим – только этим и живу.

Автор: Мария СПИРИДОНОВА
52

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость