17 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 20.06.2011

Живет так же, как воевал

Фотограф: Архив Павла Анисимова

Сотни и сотни ребят благодаря ему знают правду о войне.

Этой книге просто цены нет. Хоть называется она более чем скромно – «Хронологическая справка о боевых действиях Красной Армии по обороне и освобождению города Калинина в 1941 году». На самом деле на двухстах страницах здесь собраны не только архив¬ные и мемуарные материалы, но и свидетельства очевидцев, поисковые и журналистские расследования, публикации разных лет.

Никто, ознакомившись с этой работой, не усомнится, что областная столица честно заслужила свое звание города воинской славы. Только родилась эта книга не в то время, когда шли дебаты, вправе или не вправе мы претендовать на столь почетное имя, а значительно раньше – в 2000 году. Так что человека, усилиями которого она появилась, безусловно можно считать одним из первопроходцев в этой сложной теме, где сшибались мнения и авторитеты, кипели горячие споры. Переломить расхожее мнение, что Калинин был сдан без боя и без боя же взят назад, было совсем непросто – требовались не пафосные речи, а конкретные аргументы. Книга эти аргументы предоставляет в полном объеме.

Но самое замечательное, что подготовлена она в первую очередь для молодежи. Много ли мы найдем молодых энтузиастов, готовых рыться в воинских воспоминаниях и газетах 20-, 30-, а то и полувековой давности? Наверное, несколько десятков, ну, пусть сотен. Но знание-то истории родного города нужно всем молодым, а их тысячи. Откуда уверенность, что они эту книгу прочтут? Вот тут, наконец, пора назвать имя составителя. Это доцент Тверского государственного технического университета Павел Федорович Анисимов. Долгие годы он выступает перед студентами с лекцией «Калининская оборонительная операция». В ней – квинтэссенция того материала, что вошел в книгу. И прослушавшие лекцию идут в университетскую библиотеку за продолжением. Или еще проще – находят книгу в Интернете.

Вообще-то Анисимов преподает студентам теорию машин и механизмов и деталей машин. Но эта лекция – не по программе. По душе. Потому что сам Павел Федорович воевал на Калининском фронте, и слишком многое в его жизни с ним связано.

Удивительный это человек. Ему можно бы посвятить многосерийный фильм, в котором будут части «Война», «Преодоление», «Востребованность».

На фронт он ушел после девятого класса, и первый же бой под Старой Руссой мог стать для него последним. Тогда он, только что вышедший из училища командир отделения полковой роты автоматчиков, бежал с товарищами к траншеям противника. До них оставалось 50–60 метров, когда почувствовал удар в левый бок. Хлынула кровь, его прямо под огнем противника наспех перевязали друзья. Остальных он догнал уже перед колючей проволокой вражеского ограждения. И тут толкнуло в правый бок. Теперь уже было не до перевязок. Но буквально через несколько мгновений парня ранило в голову…

Позже ему скажут, что из боя его вытащили саперы на плащ-палатке. Он очнулся в госпитале весь в бинтах. Медиков больше всего волновало последнее ранение – парню грозила слепота. В Бежецке талантливый военный хирург Соколов в сложных условиях блестяще провел трепанацию черепа. Потребовалась даже не одна операция, но зрение Павлу сохранили. Раны в левом и правом боках тревожить не стали – осколки сидели очень глубоко, их предпочли не трогать. Много позже, во время одного из медицинских обследований, рентгенолог изумленно спросит: «Вы знаете, что у вас осколок в сердце и осколок в легком?» Вот они, те самые толчки… Помните «Белое солнце пустыни»? Ваше благородие, госпожа Удача. Для кого вы добрая, а к кому – иначе… Девять граммов в сердце – постой, не зови… У него там, конечно, не девять граммов, а порядком меньше. Но и этот осколок мог бы стать смертельным. Бежал бы Пашка чуть помедленнее – и осколок не по касательной бы сердце задел, а застрял в глубине, и тут бы конец парню. Узнав об осколке, друзья спрашивали: «Как же ты бежал с раной в сердце?» Он отвечал: «Да я в пылу боя боли даже не ощутил. Просто словно что-то в бок толкнуло».

Второй раз мог погибнуть в Белоруссии. К тому времени он уже был в разведроте, куда брали только добровольцев. Разведка требует от человека особых качеств, и Павлу здесь было по душе. Как-то раз их группа так блестяще взяла языка, что в роте провели показательные учения на сборе руководителей разведподразделений.

Дело было так. Операцию проводили рано утром, пока не рассвело. Заранее проделали проходы в заграждениях и минном поле. Разведгруппа из 15 человек незаметно продвинулась к переднему краю немцев. Сигнал для броска должен был подать старшина – швырнуть в окоп гранату. Он уже выдернул чеку и приподнялся для броска, когда шальная пуля задела ладонь. Надо отдать должное выдержке разведчика – не издал ни звука, лишь на мгновение задержался, не все даже поняли, что произошло. Вслед за первой гранатой в окоп полетело еще 14 лимонок. Когда спустились в траншею, с трудом нашли живого немца – противник был уничтожен. Пленный, оказавшийся здоровяком, отчаянно сопротивлялся и кричал, однако разведчики его все же усмирили. Но как только группа миновала наше проволочное ограждение, фриц затих и побежал к переднему краю даже впереди самих разведчиков. Позже он свое поведение объяснил так: необходимо было создать видимость отчаянного сопротивления, иначе его бы сочли перебежчиком, а это грозило репрессиями родственникам в Германии.

Это было еще под Идрицей, а вскоре рота была передислоцирована для участия в операции «Багратион». В ночь на 22 июня (третья годовщина начала войны!) группа разведчиков под командованием лейтенанта А. Новикова, в составе которой был Павел, прибыла на НП дивизии. В пять часов утра после короткой артподготовки разведотряды, выделенные от каждой дивизии, пошли в наступление. Это была разведка боем. Почти неделю разведчики ходили по немецким тылам, ведя наблюдение за средоточением живой силы и техники врага, уточняли нумерацию частей и системы огня. Вернулись в расположение роты перед самым Полоцком, который дивизия освободила 3–4 июля. Участники рейда были награждены орденами и медалями. Павла представили к ордену Славы 3-й степени.

В составе другой группы Павел ходил в тыл противника через озеро Дрисвяты. И вот тут-то удача изменила разведчикам. Переправились на лодке. Но далеко в немецкий тыл пройти не удалось – группу обнаружили и обстреляли. Оставленной лодки на месте не оказалось, а из прибрежных камышей стали бить автоматные очереди. Прижатые к озеру, разведчики были вынуждены принять неравный бой. Веню Зайцева ранило в живот. Идти он не мог, и переправиться с тяжелораненым на руках через озеро было невозможно. Группа приготовилась биться до последнего. Погибнуть всем не позволил сам Зайцев, скомандовав: «Уходите, я прикрою».

Плавал Павел плохо и не был уверен, удастся ли ему переплыть озеро. На глаза попалась сухостоина, как хватило силы ее вырвать – сам потом понять не мог. Немцы продолжали стрелять им вслед. Вскрикнул и ушел под воду Дмитрий Тотмянин – всего день не дожил до присвоения звания Героя Советского Союза за форсирование Западной Двины. На берегу раздался взрыв – Анисимов оглянулся и увидел только вздыбленную землю. Понял, что Веня гранатой подорвал себя и подбежавших немцев. На середине озера Павлу стало казаться, что он не выплывет и с корягой – та все глубже погружалась в воду. Можно считать, чудом добрался до берега – и потерял сознание.
Вене Зайцеву посмертно присвоили звание Героя. Остальным дали ордена. Через четыре с лишним десятка лет Павел с друзьями-разведчиками приедет на Дрисвяты, чтобы возложить цветы на символические могилы погибших здесь ребят. Посидят, помянут Веню с Митей и еще больше ощутят свой долг перед их памятью.

В третий раз Анисимов едва ушел от смерти в Прибалтике. Они уже освободили Даугавпилс с его страшным концлагерем, Шяуляй, подошли к Риге в район Бауски. Здесь на немецком минном поле подорвался один из разведчиков – видимо, сапер расчистил слишком узкий проход или просто пропустил мину. Вместе с сапером Павел пополз обратно – искать раненого. На себе они потащили его в наш тыл. Тут сапер ошибся снова – и подорвался на мине сам. С ним погиб и раненый. Павел один остался в живых, но когда впервые увидел в зеркале свое лицо без повязки, в первый миг пожалел об этом.

Лечили его долго, но он еще успел вернуться в свою часть под Кенигсберг. И заслужить орден Славы 2-й степени.

Молодежь из армии и после Победы отпускали не сразу. Но Павел с его ранениями уже в ноябре 45-го вернулся домой. Надо было привыкать жить на гражданке и наверстывать упущенное. Работал в школе физруком, а вечерами корпел над учебниками 10-го класса. Экзамены за него сдал экстерном. И весной 46-го подал заявление в Московский торфяной институт. Почему в торфяной? Перед уходом на фронт Павел с одноклассниками был на торфоразработках, хорошо потрудились ребята, и профессия Анисимова заинтересовала.

Говорить и писать все это легко. А на деле Павлу, изуродованному последним ранением, было совсем непросто. На фронте об этом думалось меньше, а вернулся домой – и по сердцу резали жалостливо-сострадательные взгляды пожилых женщин и молодых девчат. Конечно, бойцы возвращались с войны без рук и без ног. Но только это слабое утешение. Человек слабохарактерный мог бы спиться. Павел решил, что теперь просто обязан быть во всем первым. В институте он возглавляет комитет комсомола, становится председателем объединенного профкома, по окончании учебы – секретарем партбюро. Одновременно работает в научно-исследовательском отделе в должностях инженера-конструктора и научного сотрудника. Участвовал в разработке конструкций и испытаниях ряда торфяных машин. Однокурсники в нем видели отличного товарища, коллеги по работе ценили организаторские способности и высокие деловые качества. Он всегда там, где все самое сложное и интересное, и слово «перегрузки» ему незнакомо. Зато, если уж выдалось свободное время, он душа компании. Любил, хорошо знал и исполнял песни о войне – «В землянке», «Эх, дороги», русские лиричекие.

Павел защищает кандидатскую диссертацию, и в июле 1958 года его назначают и.о. директора Калининского филиала МТИ – прообраза будущего политеха и сегодняшнего технического университета. Знаменательно, что первый набор студентов института вел именно он. А ему было в ту пору всего 34 года.

Более полувека отдал Павел Федорович вузу, у истоков которого стоял. Почти столько же он – доцент кафедры «Теория механизмов и машин». А в течение почти двух десятилетий Анисимов являлся деканом механического факультета, который неоднократно занимал первое место в вузе и в конце концов ему было передано на вечное хранение переходящее Красное знамя института. За заслуги в подготовке специалистов Павел Федорович награжден медалью «За трудовое отличие» и орденом Дружбы народов, а также нагрудным знаком «За заслуги в развитии Тверской области».
И все это время бывший фронтовик ведет огромную патриотическую работу. Он инициатор создания институтского музея, где большое место отведено рассказу о преподавателях, защищавших родину на фронте. Он – председатель ветеранов войны и труда родного университета. Он один из инициаторов создания регионального научного военно-исторического центра, который проделал огромную работу по устранению белых пятен в истории событий на Калининском фронте и активно содействовал правильной их оценке. Между прочим, когда на страницах некоторых газет появились публикации, в которых выражалось «удивление» в связи с инициативой ветеранов добиться присвоения Твери звания города воинской славы, именно Павел Федорович Анисимов и председатель совета ветеранов Пролетарского района Лев Павлович Краснорядцев достойно ответили сомневающимся.

Постоянный участник проводимых в Твери военно-исторических конференций, Павел Федорович выступает на них с содержательными сообщениями. Результаты военно-исторических исследований Анисимова в определенной степени реализованы в проекте памятного знака, сооружаемого на Комсомольской площади. Наконец восторжествует историческая справедливость, и будет увековечена память тех, кто своей жизнью заплатил за освобождение нашего города.
Ну и вернемся к тому, с чего начали, – сколько юношей и девушек научились по достоинству ценить заслуги старшего поколения и гордиться своим городом, пройдя через аудитории Павла Анисимова. А в многотиражной газете ТГТУ появляются материалы – «Мы восхищаемся Вами, Павел Федорович!» Впрочем, об этом замечательном человеке неоднократно писали все газеты города.
Пролетарский совет ветеранов ходатайствует о присвоении Павлу Федоровичу Анисимову звания почетного гражданина Твери. С этим мнением солидарны и члены научного военно-исторического центра. Его разделяют и журналисты «Тверской Жизни».

Автор: Аксана РОМАНЮК
33

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость