06 Декабря 2016
$63.92
67.77
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 20.06.2011

Вечный разговор с природой. К 75-летию со дня рождения Ученого

Фотограф: Архив «ТЖ»

Если стану писать о Валентине Сергеевиче Пажетнове возвышенным слогом (а как иначе?!), он меня за это упрекнет. Если буду сдерживать и одергивать себя, получится еще хуже, потому что не выскажу всего, что идет из глубины души...

Если стану писать о Валентине Сергеевиче Пажетнове возвышенным слогом (а как иначе?!), он меня за это упрекнет. Если буду сдерживать и одергивать себя, получится еще хуже, потому что не выскажу всего, что идет из глубины души. Дружба с этим великим человеком делает мою собственную жизнь более осмысленной, стараюсь не лениться, выкладываться, постоянно чувствуя его добрый взгляд.

20 июня самому главному знатоку и другу медведей на нашей планете доктору биологических наук Валентину Пажетнову исполняется 75 лет. Деревенька Бубоницы в Торопецком районе, где он живет и работает, выращивая медвежат-сирот и возвращая их в лес, на этот день становится зоологической столицей мира, принимает гостей и поздравления.

Практически всю жизнь он и природа неразделимы. Даже книгу воспоминаний Валентин Сергеевич назвал «Моя жизнь в лесу и дома». Именно в таком порядке. Вот и показалось мне, что строки из этой книги, которая уже удостоена двух всероссийских премий, будут подарком юбиляра и редакции «Тверской Жизни», и читателям газеты.

«Любят овес медведи, да понимают, что на чужую, опасную территорию выходят. Выходят осторожно, в темноте, в углах самого поля, прикрытых лесом, или на маленькие поля, расположенные в лесу. Конечно, используют эту медвежью слабость охотники и караулят медведей на полях, засеянных овсом. А то и специально засевают небольшие участки среди леса. Так и приспосабливаются друг к другу: медведи выбирают места, где шансов попасть под пулю охотника меньше, а охотники все делают для того, чтобы привлечь медведя на такое поле, где его легче будет добыть. В пору моей работы в охранной зоне заповедника Шевацы были местом спокойным, охотники там не появлялись. Как только овес вызревал, медведи собирались вокруг полей и начинали кормиться зерном. До самой глубокой осени, уже после уборки, в сумерки и ночью в этом урочище на полях можно было увидеть медведей, которые бродили по полю, подбирая отдельные, оставшиеся с зерном метелки.

Самым главным на Шевацах был медведь, которого ранцевские механизаторы назвали «Соломенная голова». Случилось это во время уборки овса на одном из полей, самом ближнем к глубокому оврагу, заваленному ветроломом. В ясный, погожий день комбайнер начал убирать овес с середины поля, постепенно, круг за кругом, пододвигаясь к его краю. Вторая половина дня. Осталось пройти последние два-три круга — и поле будет убрано. На одном из последних заездов, когда комбайн пошел по самому краю, ближнему к оврагу, оттуда неожиданно выскочил большой медведь, бросился на комбайн и ударил могучей лапой по мотовилу так, что сломал сразу две лопасти! Рявкнул громовым голосом так, что этот рык перекрыл грохот работавшей машины, развернулся и убежал обратно в овраг. Мотовило в то время провернулось, сломалась еще одна лопасть. Комбайну требовался серьезный ремонт. Комбайнер, молодой парень, только что окончивший училище и выехавший на свою первую самостоятельную работу, высказал в адрес этого медведя все самые плохие слова, которые только знал со времени своего проживания в русской лесной деревне и учебы в профессионально-техническом училище…

Вот так, через необычный случай, я впервые заочно познакомился с этим замечательным медведем. Знакомство это продолжалось пять лет, в которые Соломенная голова оставался доминантом в Шевацах, проявляя при этом выраженное территориальное постоянство, редко наблюдаемое у крупных, познавших свое превосходство и силу самцов. После совместного ремонта комбайна наши социальные отношения перешли в дружескую плоскость, и я попросил ребят оставить на поле полоску овса для того, чтобы посмотреть за этим медведем, познакомиться с ним. Они охотно согласились. Замечательная кормовая «точка» по краю поля, у того самого оврага, откуда выскочил медведь! Я решил пожить вблизи Шевацов неделю и поближе познакомиться с Соломенной головой. Коня привязал на длинную веревку на обширной лесной поляне, а сам весь вечер и первую половину ночи просидел на примитивно устроенной на трех березах «сиже».

Вечером на поле стайкой прилетели тетерева. В сумерках вышел деловитый барсук и долго топтался на одном месте, в самой середине несжатой полосы, старательно объедая зерна со стеблей. Настала ночь, а барсук все так же оставался на том самом месте, куда вышел, и в темноте его едва можно было рассмотреть в бинокль только в тот самый момент, когда он поворачивался боком. Потом темнота вовсе поглотила и эту возможность. Я просидел на поле до середины ночи, но медведь так и не пришел…

Целый день, с самого утра и до вечера, я проходил по следам медведя. След оказался крупным, с шириной передней лапы 17 сантиметров. Этот день оказался настолько богатым на события, что в памяти осталось совсем мало места для мелкого дождя, ровно и монотонно моросившего весь день. Тропление я начал от того поля, где медведь вступил в неравную схватку с комбайном. Нашел место, где зверь, сдирая лапами дерн, убегал с поля в лес, в овраг. Осторожно спустился вниз и вдруг услышал слабое фырканье вперемежку со странным, похожим на легкий кашель звуком. Медведь был рядом! Остановился, присмотрелся и увидел за деревьями, в самом заломе, движение рыжего пятна. Долго стоял, напряженно вглядываясь, но ничего больше не увидел и не услышал никаких звуков. Решил осмотреть овраг. Несколько раз крикнул, постучал топором по дереву, чтобы означить себя, напугать медведя, и полез вниз. Прямо передо мной предстал хаос наваленных в разном положении стволов вырванных ураганом деревьев. Перелезая через этот завал, уловил кислый запах гниющего мяса. Пролез еще немного — и увидел горку наваленных друг на друга сучьев, присыпанных землей. Медвежья добыча! Сразу стала понятной проявившаяся у медведя агрессия по отношению к комбайну: он защищал свою добычу от возможного нахлебника. Не испугался даже такой огромной, дьявольски грохочущей «зверюги»! Раз движется, значит, живая, подбирается все ближе, может и напасть, попытаться отобрать мясо! Не выдержали у медведя нервы, ломанулся в атаку первым, без всякой предварительной оценки приоритетов в столкновении! И поделом, замолчал-таки настырный пришелец…

Каждый вечер, изо дня в день, я приходил на свой «наблюдательный пункт» — примитивную, но довольно удобную сижу — и ждал, когда же наконец появится на поле Соломенная голова. Дождался. Через неделю, в теплый безветренный вечер, когда на чистом от облаков небе разгорелась короткая заря опустившегося за горизонт солнца, на поле слева от меня вышел небольшой, совершенно черный, как мне показалось, медведь. Следом за ним вышел еще один, чуть меньших размеров, с замечательной «соломенной» головой! Медведица с медвежонком третьего года жизни! Для нашего региона, я уже знал, это редчайшее явление — нахождение с матерью медвежонка по третьему году жизни. Конечно, унаследовать такую окраску головы медвежонок мог только у своего папы — Соломенной головы. И тут произошло еще одно событие: с правого угла поля совершенно спокойно вышел «хозяин» здешнего леса — Соломенная голова. Медведица с медвежонком совершенно никак не прореагировали на появление самца! В свою очередь и у самца не удалось заметить каких-либо изменений в поведении, как будто на поле в тридцати метрах от него вовсе никого не было. Медведи, продолжая спокойно кормиться, приблизились друг к другу на расстояние, едва ли равное двадцати метрам, развернулись и пошли по полю параллельно друг другу к центру, где овес был сжат. Долго кормились на самом краю несжатого клина, здесь овес был гуще, не приближаясь друг к другу ближе, чем все на те же двадцать-тридцать метров.

Осенью сумерки быстро переходят в ночь. Еще хорошо было видно зверей, когда они, медленно передвигаясь, ушли к лесу, каждый в свою сторону. Первой с поля ушла медведица с медвежонком. Через три минуты после этого ушел самец. Это уникальное по своей редкости поведение зверей не оставляло сомнений в том, что самец-доминант и самка с медвежонком, детенышем этого самца, проживали на одной территории. Они могли выходить для кормления на овсяное поле одновременно, проявляя при этом выраженную терпимость по отношению друг к другу.

Я прожил на Шевацах еще одну неделю. Видел кормившихся здесь и черную самку с медвежонком — точной копией своего отца, и самого «хозяина». Но они больше ни одного раза не вышли на поле одновременно. Эта история, происшедшая на Шевацах, еще раз показала, как могут быть многообразны индивидуальные различия в поведении медведей. Как мало еще знают специалисты о тех разностях в их поведении, которые «не вписываются» в общую картину, характерную для этого вида».

Автор: Вячеслав Воробьев, профессор Государственной академии славянской культуры
13

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Тверской государственный медицинский университет отметил 80-летие
Они встретились после долгой разлуки: юбилей – замечательный повод вспомнить о том, как поступили, учились, играли свадьбы, практиковали уже в статусе родителей, преподавали и лечили, лечили…
06.12.201609:33
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию