20 Января 2017
$59.35
63.18
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Служба17.06.2011

С людьми мне повезло

Фотограф: Архив "ТЖ"

Так сразу же сказал корреспонденту «ТЖ» наш новый главный следователь, и слышать это о земляках было очень приятно.

Мы встретились с недавно приступившим к работе руководителем Следственного управления Следственного комитета РФ по Тверской области полковником юстиции Александром Марьиным
в самый канун праздников.

– Итак, Александр Борисович, с коллективом вы уже познакомились, и люди вам понравились. Какие задачи вам предстоит решать вместе с ними?
– Наша первая задача – оперативное и качественное расследование преступлений. Все остальное вторично – организаторская деятельность, управленческая… Надо создать все условия для следователей, чтобы они хорошо работали. Так что будем укреплять следствие, укреплять кадры.

– А по стратегии? Определите векторы максимального внимания!
– Это противодействие коррупции, экстремизму, преступности в отношении несовершеннолетних – с 12 июня в наше ведение перешло расследование преступлений этой категории, предусмотренных еще двумя статьями УК РФ. А с января 2012 года нам передают все тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные как в отношении несовершеннолетних, так и ими самими.

Назову еще защиту конституционных прав граждан – в первую очередь на зар¬плату; защиту малообеспеченных, инвалидов – одним словом, тех, кто сам не в состоянии за себя постоять. А вообще внимания требует все – и коррупционное преступление, и убийство какой-нибудь престарелой крестьянки.

– Как вы оцениваете уровень подготовленности своих новых кадров?
– Управленческое звено – на высшем уровне. А вот в районах сложнее. Там в основном работает молодежь – мальчики и девочки после вуза.

– Это характерно только для нашей области?
– Вообще для регионов. И хотя все кандидаты проходят тщательный профессио¬нальный отбор, к практической работе они подготовлены недостаточно, приходится доучивать – с первого же дня. Я должен отметить, что в Следственном комитете создана и функционирует система индивидуальной подготовки и повышения квалификации следственных работников. Она предусматривает различные формы обучения – самостоятельную работу по индивидуальным планам, стажировку в структурных подразделениях аппарата и на местах, участие в семинарах, обучение в институте повышения квалификации и так далее. Например, здесь, в управлении, вновь назначенный следователь проходит первичную стажировку в отделе криминалистики.

– А как по штатам, их вообще достаточно?
– Тверская область большая, территориально она соизмерима с Кировской. Но штаты здесь почему-то меньше, хотя не меньше работы. Наша система такова, что помимо районных есть и межрайонные следственные отделы…

– Межрайонный – на куст из нескольких районов…
– Да, и в каждом из таких районов – всего по одному следователю. Вот я на днях ездил в Старицу, там у нас молодой следователь Морозов, он работает шесть месяцев. Все о нем отзываются хорошо, парень старается, но пока получается, конечно, не все. А его руководитель – в Ржеве! Я считаю, что в каждом районе нужны и руководитель, и заместитель, и следователь. Это сразу сказалось бы на качестве следствия.

– Что вы скажете о технической оснащенности?
– Как и повсюду! Есть же нормы, разработанные Следственным комитетом: что должно быть у каждого следователя, и они соблюдаются. Руководитель Следственного комитета Александр Иванович Бастрыкин вообще уделяет большое внимание тому, чтобы работники были обеспечены необходимой техникой.

– Ну а транспорт? В Кирове с ним было получше?
– Точно так же. Он предусмотрен лишь при отделах. А вот там, где работает один следователь, транспорта нет...

– У нас расстояния огромные! Как он будет добираться до места происшествия?
– Приходится уповать на работников полиции – сбор членов следственной группы и доставка их на место приказом министра внутренних дел возложены на дежурную службу полиции.

– Так с транспортом и у них не все ладно!
– Да, не все. К тому же у них сейчас идет сокращение. В том числе сокращают штатные единицы, которые, по моему убеждению, нужны обязательно... Правда, возвращаясь к транспортной проблеме, должен добавить: если мы пользуемся своим личным транспортом, Следственный комитет оплачивает стоимость бензина, а также проживание, когда мы снимаем квартиру, разумеется, в пределах установленного лимита.

– Вы уже знакомы с нашими резонансными делами? До сих пор не раскрыто убийство Михаила Круга, да и в таком громком «депутатском» деле остались белые пятна. Были осуждены получатели взятки и посредники, а взяткодатель так официально и не установлен…
– Депутатское дело не закрыто, следствие продолжается. Постоянно на контроле и дело об убийстве Воробьева (Круга). Расследование возобновляется, как только появляется оперативная информация. Отрабатывается каждая новая версия.

– А как вы думаете, Александр Борисович, почему у нас в стране такой низкий процент оправдательных приговоров? У нас настолько хорошее следствие, прокуроры такие бдительные или, может, у российского суда карательный уклон?
– У нас иная система, чем на Западе. Там преступника поймали и ведут в суд, где решают, возбуждать дело или нет. А у нас тщательно проверяют каждое заявление, сообщение: сначала участковый, которого контролирует все его начальство, потом прокурор – законно или нет было возбуждено уголовное дело или законен ли отказ в его возбуждении. Мы направляем дело в суд лишь в том случае, если на 100 процентов уверены в виновности, собрав достаточную доказательную базу. Надзор работает не на то, чтобы не было оправдательных приговоров, а на неотвратимость наказания. И минимум оправдательных приговоров – это хорошая работа следствия.
Я встречался с американскими судьями; они сами говорят, что у них то же самое, просто у нас дела закрываются на стадии следствия, а у них прекращаются в суде.

К тому же у них много договорных судов. Подсудимый признает себя виновным, и приговор выносится на определенных условиях, без рассмотрения дела.

Однако следует отметить, что с появлением судов присяжных процент оправдания у нас возрос. В этом году в области вынесен один оправдательный приговор, и он связан как раз с вердиктом присяжных.

– Ну, суд присяжных у нас наконец начал выносить и обвинительные приговоры, а то доходило уже до абсурда. И доказательная база безупречна, и свидетели надежные, а присяжные не решаются осудить! Подсудимый показывает, где спрятал тела убитых, а его все равно оправдывают!
– А приговор суда присяжных можно отменить, только если есть процессуальные нарушения, но в таком процессе судья старается их не допускать. Правда, в последнее время ситуация начала меняться. За последние два месяца вынесены два обвинительных вердикта: один – по взятке в Калязине, другой – нелидовскому детоубийце. Причем оба – единогласно. Это большая заслуга следствия. Я считаю, все опять упирается в качество следствия. Если оно проведено качественно, то присяжные согласятся с обвинением.

– Александр Борисович, вы 33 года проработали в следствии. Расскажите о каких-нибудь интересных делах – самых-самых запутанных!
– Все дела интересны! Я всегда считал счастьем, что работаю в этой системе. Начинал стажером в Октябрьском районе Кировской области и целый год занимался следствием и другими делами под началом опытного следователя, и это правильно. 10 – 15 дел в производстве, план составишь и целый день бегаешь – еле успеваешь. А потом я стал прокурором-криминалистом, много бывал в разъездах. Раньше часто летали – на самолетах, вертолетах...

– Первое дело помните?
– Конечно! Весной в реке был обнаружен расчлененный труп местного жителя. По всем признакам мужчина погиб зимой, но некоторые утверждали, что видели его уже весной. Мы с трудом установили, когда примерно он пропал, и пошли по злачным местам – он был любитель погулять и выпить. Приезжали группой, затемняли окна и обрабатывали пол люминолом – его же где-то расчленяли, а значит, должна была остаться кровь. Иногда находили, но группа была не та. Наконец приехали в дом, где он бывал. Муж и сын хозяйки находились в местах лишения свободы, но в доме мы ничего подозрительного не заметили, к тому же один из работников милиции убедил, что это солидная женщина и не нужно проверять пол люминолом. А спустя какое-то время пришлось вернуться, так как поступила новая информация. И когда мы обработали полы, в одном месте появилось свечение на стыке половиц. Я вырубил их в этом месте и сразу обнаружил подтеки. Хозяйка отпиралась – мол, это кто-то другой давно порезался! Но сдалась, когда ей предъявили результаты экспертизы: да, пустила переночевать, он стал приставать, а я себя блюла – ждала мужа. Вот, отбиваясь, утюгом его и стукнула. Потом – топором и по частям – в реку… Так я раскрыл свое первое дело. И навсегда запомнил: надо работать системно. А не так, мол, не нужно здесь проверять, потому что хозяйка хорошая...

Потом были сотни дел. Помню, два мальчика пошли погулять и пропали. Потом поступила информация, что некие лица держали каких-то детей у себя на даче. Мы поехали и обнаружили выкопанный бункер. Хозяева, конечно, все отрицали, но мы в нем нашли волосы и другие следы пребывания. А детей – точнее, их останки – нашли далеко от тех мест, их вывезли в мешках и бросили в тайге... Подробности преступления, к сожалению, получили большую огласку, и потом у нас в области был обнаружен еще один бункер. Некто прочитал о бункере, вырыл такой же у себя в гараже и там содержал похищенных женщин. Устроил швейное производство, продавал их изделия на рынке…

– Об этой истории много писали, были и телесюжеты. Он ведь убил некоторых пленниц?
– А одну, попытавшуюся сбежать, поймал и сделал ей на лбу татуировку – «раб».
Я убежден, что некоторые детали преступлений разглашать нельзя. Это опасно. Появляются подражатели. А иногда журналисты так увлекаются, что фактически дают преступнику инструкцию, как нужно совершать преступление.

– Я слышала, вы уже провели первый личный прием?
– Да, в Старице. И буду регулярно выезжать в районы области. Наш руководитель Александр Иванович Бастрыкин издал приказ о том, чтобы все руководители подразделений в регионах еженедельно выезжали для приема граждан. График приемов в районах и Твери у меня уже составлен. О времени всегда можно узнать на нашем сайте. А независимо от графика – и в районных звеньях, и в городском отделе – всегда есть дежурный следователь. Ко мне же можно обращаться по сложным вопросам или с жалобами на волокиту, на сотрудников, а также в тех случаях, когда пройдены все предшествующие звенья. Обещаю, что каждое обращение будет тщательно рассмотрено.

Есть у нас и телефон доверия. Также у граждан есть возможность направлять нам сообщения электронной почтой в режиме онлайн. Мы будем укреплять и развивать связь с народом – нам нужно доверие людей.

– И последний вопрос, если можно, о личном. Ваша семья пока остается в Кирове? Чем вы занимаетесь в свободное время? У вас есть хобби?
– Моя семья – это моя мама, дочь, зять и внук. Они остались в Кировской области и не планируют переезда. А мое хобби – это работа! Когда появляется свободное время, я беру книгу. Люблю и легкие жанры, и серьезные. Читаю фэнтези, люблю Лукьяненко. А из серьезной литературы сейчас увлекаюсь Солженицыным. На днях прочитал его «200 лет вместе».

Автор: Беседовала Лидия ГАДЖИЕВА
1

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию