26 Мая 2017
$56.07
63.01
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История14.06.2011

Белинский в Прямухине

«…и теперь от одного воспоминания я чувствую веяние рая».

Виссарион Григорьевич Белинский, чей 200-летний юбилей мы отмечаем 11 июня, впервые побывал в Тверской губернии во второй половине 1830-х гг.

Он приезжал в Прямухино, имение Бакуниных в Новоторжском уезде. В XIX в. Прямухино было культурным центром Тверской губернии; с ним связаны имена многих выдающихся деятелей русской культуры. Владелец этого поместья А.М. Бакунин входил в кружок поэтов Г.Р. Державина, В.В. Капниста, Н.А. Львова. Его сын Михаил, впоследствии известный философ и анархист, в молодости примыкал к философскому кружку Н.В. Станкевича. Н.В. Станкевич и критик В.П. Боткин не раз бывали в Прямухине.

О «прямухинской идиллии» Белинский узнал в октябре 1835 года из слов Станкевича. На следующий год Михаил Бакунин пригласил его в усадьбу. Большая семья, жившая в атмосфере высоких культурных и духовных интересов, была гостеприимна. Сестры Любовь, Варвара, Татьяна и Александра хорошо знали отечественную и европейскую литературу, немецкую философию, были равноценными собеседницами в разговорах о вечных вопросах бытия: что есть жизнь, смерть и любовь, в чем назначение человека. В них Белинский увидел редкую женственность, умение тонко чувствовать, высокие духовные и умственные запросы и воспринимал их как идеал гармонии, способный влиять на всех окружающих. Свое отношение к ним он определял как «благоговейное, святое обожание»; на них надо лишь «смотреть, любить и молиться».

Как и М.А. Бакунин, Белинский увлекся тогда идеалистической философией Фихте и воспринимал жизнь через призму его идей: понятий о высоком назначении человеческой жизни, самопожертвовании ради достижения мировой гармонии, торжества правды, добра и красоты. Свое пребывание среди сестер Бакуниных, в философских беседах с Михаилом Бакуниным в тихом поместье среди природы Белинский воспринял как осуществление этих высоких устремлений. Он писал: «Душа моя смягчилась, ее ожесточение миновало, и она сделалась способною к восприятию благих впечатлений, благих истин... Я ощутил себя в новой сфере, увидел себя в новом мире; окрест меня все дышало гармонией и блаженством».

Но органично влиться в атмосферу «прямухинской гармонии» и свободно чувствовать себя в ней критик не смог. Он приехал сюда, устав от изнурительной работы, которую был вынужден вести, чтобы содержать родных. Здесь Белинский увлекся младшей из сестер, Александрой: «Никакую женщину в мире не страшно любить, кроме нее. Всякая женщина, как бы ни была высока, есть женщина: в ней и небеса, и земля, и рай, и ад, а это чистый, светлый херувим. Это небо, далекое, глубокое, беспредельное небо, без малейшего облачка, одна лазурь, осиянная солнцем». В сестрах Бакуниных он увидел «осуществление своих понятий о женщине» — понятий философских, идеалистических. Уясняя «идею любви к женщине», Белинский работал в Прямухине над статьей, в которой развивал свои мысли о «цели человеческого бытия, или счастии».

13 сентября 1836 года он заканчивает в Прямухине еще одну статью — «Опыт системы нравственной философии» — и читает ее на одном из вечеров в семье Бакуниных. В ней он сформулировал свои идеалистические взгляды на природу искусства. К сентябрю-октябрю 1836 года относится переписка Белинского с поэтом и переводчиком Н.Х. Кетчером и критиком и издателем Н.И. Надеждиным. В это же время он переписывает в альбом Любови Бакуниной 78 лирических стихотворений Пушкина. Под его влиянием прямухинская молодежь увлеклась комедией Гоголя «Ревизор».

Приблизительно до середины сентября 1836 года Белинский чувствовал себя здесь прекрасно, но вскоре этой гармонии пришел конец, начались терзания. Он мучил себя самоанализом, идеализируя сестер Бакуниных, рядом с которыми считал себя ничтожным человеком. Безответное увлечение Александрой Бакуниной доставило ему немало тяжелых переживаний. К этому прибавились напряженные отношения с Михаилом Бакуниным, которому показалось, что его любимая сестра Татьяна неравнодушна к Белинскому. Мучительные переживания осложнялись тем, что он, некрасивый, крайне застенчивый, неловкий в обращении с женщинами, стал объектом насмешек Михаила. Но не только нелады с ним не давали Белинскому наслаждаться покоем и гармонией прямухинской жизни. Среди молодежи, посещавшей усадьбу, он горячо популяризировал свои философские убеждения, в том числе и оправдание революционного террора ради усовершенствования мира. Этим «робеспьеризмом» объясняются его столкновения с консервативно мыслившим хозяином Прямухина А.М. Бакуниным. В помещичьих имениях Новоторжского уезда о Белинском заговорили как о «вредном» человеке.

Кроме того, размеренная поместная жизнь напоминала ему, человеку материально не устроенному, о том, что его личные средства скудны, находившиеся на его иждивении брат и племянник не обеспечены, а что журнал «Телескоп», в котором он работал, переживает трудные дни. Белинский признается в письме: «Я хотел в Прямухине успокоиться, забыться и до некоторой степени успел в этом; но грозный призрак внешней жизни отравлял мои лучшие минуты. Я не хотел думать о будущем; отъезд мой представлялся мне в каком-то тумане, как будто бы в Прямухине я должен был провести всю жизнь мою». Потом он дал итоговую оценку этим переживаниям: «Но, несмотря на все, эти три месяца <18>36 года, все до одного дня и часа, хотя они и были для меня адом, но и теперь от одного воспоминания о них я чувствую веяние рая».

Белинский был очарован Прямухином — его прекрасным парком, живописной речкой и окрестностями, много гулял по берегам Осуги. Позже он признавался: «Я думал: если бы я разбогател, то купил бы себе поместье с таким местоположением, которое было бы копиею с Прямухина. Развел бы такой же сад, построил бы такую же мельницу, такую же фабрику, такую же кузницу, церковь, наконец, такой же дом. Внутренние покои, неизвестные мне, заколотил бы наглухо, чтобы никогда ни моя и ничья нога не вступала в это святилище, а остальные убрал бы так же, как в Прямухине, и жил бы один, и бродил бы по саду и по всем заветным местам, и, забывшись, ожидал бы встречи с кем-нибудь».

Получив известие о запрещении журнала «Телескоп» и не желая подвергать владельцев Прямухина возможным неприятностям, Белинский поспешил покинуть поместье. Так закончилось его первое, самое длительное (со второй половины августа до начала ноября 1836 г.) пребывание здесь.

есмотря на некоторые неприятности и напряженность, Белинский отзывался об этих днях, прожитых у Бакуниных, как о лучшем периоде своей жизни и мечтал снова попасть сюда. Этот визит состоялся в 1838 году, когда с 5 по 14 июля Белинский опять гостил в Прямухине, пытаясь разобраться в своем чувстве к Александре Бакуниной: «Я не могу любоваться ею объективно, как чудным, прекрасным созданием божиим: я могу или смотреть на нее бесчувственно, апатически, или с смертельною тоскою. Неужели не видеть ее есть условие того небольшого счастия, которое еще дано на мою долю?..»

И на этот раз, как и в первую поездку, Белинский гулял по живописным окрестностям. Вскоре по возвращении в Москву, 1 августа 1838 года, он писал А.М. Бакунину: «Я видел Ваш дух во всем и везде, и в этом простом и прекрасном саду, с его аллеями, дорожками и лугами, его величественными огромными деревьями, его прозрачными бассейнами и ручьями, и в этой простой и прекрасной церкви — этом светлом храме, где душа радостно трепещет присутствием божества, и в тишине этого мирного сельского кладбища, с его поэтической полуразвалившеюся часовнею и унылыми елками, и во всем этом рае, который создала Ваша живая и возвышенная любовь к природе и который Вы назвали Прямухином». В эти десять дней вместе с кружком прямухинской молодежи Белинский ездил в Торжок.

Бакунины тепло простились с гостем, когда он выехал 14 июля в Москву. Он увез с собою большой букет полевых цветов, преподнесенный ему сестрами Бакуниными. Букет напоминал о Прямухине, о людях, к которым Белинский проникся уважением и привязанностью, об Александре Бакуниной, которую по-прежнему любил.

Выход из этого положения определился, когда Белинский узнал о романе Александры Бакуниной с его приятелем, художественным критиком В.П. Боткиным. Позднее, в 1839 г., он по-другому оценил свое чувство к ней: «Я не любил, но заставил себя любить, в чем и успел. Сердце жаждало блаженства, а рассудок указал путь к его достижению — изо всего этого вышел ужасный вздор. Препятствия раздражили чувство, и без того ложное и напряженное». В «идеальных» сестрах Бакуниных Белинский замечает отсутствие «простой, святой и глубокой непосредственности», которую они стремятся заменить знанием и мыслью, говорит о «неестественности» своей «идеальной» любви к Александре.

Несмотря на внутренние противоречия и переоценку своих «прямухинских» убеждений, он поддерживает дружеские отношения с обитателями Прямухина и переписывается с сестрами Бакуниными. В письме от 14—16 ноября 1839 года он признается: «Позвольте... напомнить вам о старом знакомом, который так много вас любит и так часто о вас вспоминает, или, лучше сказать, у которого в памяти после вас, кроме еще Боткина да нескольких хороших и добрых людей, нет ничего хорошего и дорогого». К этому же времени относится дружба Белинского с Николаем Александровичем Бакуниным, одним из братьев Михаила Бакунина. 27—29 декабря 1841 года по дороге из Петербурга в Москву он проводит в Прямухине «два или три очень приятных дня».

В 1843 году Белинский собирался ехать в Москву по делам журнала. В письме к Боткину от 24 мая он сообщает о своих планах пробыть в Прямухине «дней пять, а может быть, и неделю». Это был последний визит критика в имение Бакуниных.

Пребывание в Прямухине, дружба с семейством Бакуниных сыграли большую роль в жизни Белинского. А вот написанная им вскоре под влиянием неудавшегося романа с Александрой Бакуниной пьеса «Пятидесятилетний дядюшка, или Странная болезнь» оказалась слабой. Этот опыт лишний раз убедил Белинского в том, что его призвание — литературная критика, которой он и посвятил все силы своего дарования.

Автор: Инна Трифаженкова, доцент Государственной академии славянской культуры
558

Возврат к списку

В Тверской области подвели итоги международного саммита по безопасности
Международный саммит по безопасности завершился рядом соглашений. Напомним: он проходил в Тверской области с 23 по 25 мая под председательством секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Здесь был представлен, не побоимся этого слова, почти весь мир. Не было Грузии и Украины (их не приглашали), делегация США отказалась приехать.
25.05.201718:04
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию