26 Мая 2017
$56.07
63.01
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Экология14.06.2011

Под коркой леса

Фотограф: Центр защиты леса Тверской области

Многие тверские ельники только кажутся здоровыми.

Пожары минувшего года могут померкнуть перед другой бедой, которая готова обрушиться на леса Верхневолжья. На них ведется настоящее наступление грозного противника – жука-короеда. Деревья, пережившие прошлогоднее знойное лето и «ледяной дождь», могут погибнуть от насекомых, активно обживающих лесные угодья.

Пару лет назад напросилась в пешую экспедицию по лесам Максатихи с геофаком Тверского госуниверситета. Пока ученые и аспиранты занимались таксацией угодий – мерили объем деревьев, расстояние между ними, изучали подрост, я восхищенным взглядом всматривалась в густые кроны елей, казалось, девственного леса.

– Ели хотя и зеленые, но это живые трупы, жук их заселил. По-хорошему надо бы гектарами вырубать, да поскорее, хоть бы какая польза государству была! – спустил меня с небес на землю доцент кафедры картографии и геоэкологии, к.с.х.н. Владимир Краснов, пояснив, где и что нужно искать. Всмотрелась в стену леса. Огромная, не моложе семидесяти лет, елка. Изумрудно-зеленый цвет, чуть желтого… вот они, ржавые проплешины, след врага. Рядом еще одна красавица и еще. Не надо быть специалистом, чтобы понять: деревьям худо. Чем раньше удастся убрать их из леса, тем лучше.

Об этом случае я вспомнила совсем недавно, когда буквально все масс-медиа начали трубить о засыхающих лесах Подмосковья, причиной гибели которых стали короеды-типографы, которые питаются исключительно елью. Сейчас этими насекомыми заражено около 20 тысяч гектаров угодий, но столичные лесопатологи уверены, что это не предел – Московская область может потерять ельники на площади 70 тысяч гектаров.

Что же стало причиной столь массового нашествия вредных насекомых, какова ситуация в нашей области и как с ней справляются лесники? Эти вопросы мы задали руководителю Центра защиты леса Тверской области Константину Каупушу. Как оказалось, ничего необычного не происходит. По крайней мере, для леса, как для саморегулируемой системы.

– Надо четко понимать, что типограф здоровую ель заселять не будет, она способна себя защитить. В процессе эволюции деревья «научились» противостоять стволовым вредителям – хвойные выделяют смолу, лиственные – терпеновые вещества, которые их отпугивают, уничтожают кладки личинок. Если дерево сильно ослаблено или усыхает, ему не хватает сил на выработку защитных веществ, оно становится легкой добычей целого ряда насекомых, относящихся к стволовым вредителям, – пояснил Константин Каупуш. Короед-типограф заселяет те ельники, которые уже начали погибать, несмотря на то, что внешне могут казаться здоровыми.

За типографом наступает очередь других вредителей с не менее затейливыми именами: усачи, древесинники, златки, рогохвосты… Эта свора набрасывается, превращая здоровый ствол в труху. А в это время на месте бывшей елки уже подрастает молодая березка, которую спустя полвека опять сменит ель. И не пройдет полутора сотен лет с момента налета короедов, как здесь вновь будет стоять густой ельник. Вот таков он, циклический процесс саморегуляции, не наносящий вреда самой природе.

Другое дело – лесной сектор экономики. Поселившись в дереве, короеды начинают неистово плодиться, при этом начисто съедая проводящую систему растения. Это примерно то же, что лишить человека движения крови по сосудам. Оставшись без питания, елки засыхают. Сначала отваливается кора, потом ржавеет хвоя. Скорость процесса зависит от численности жуков. Чем их больше, тем скорее они расправятся с жертвой. Двести взрослых особей убивают толстую ель за месяц-два, а через полгода это уже вовсе и не дерево, а огромный мертвый ствол, годный разве что на дрова.

Этой зимой во многих районах можно было наблюдать такую картину: стоит мощный зеленый ельник, а под его стволами снег, сплошь покрытый толстым слоем опавшей хвои. Этот патологический опад хвои – признак ослабления деревьев вследствие засухи прошлого года. Влаголюбивые ели были очень ослаблены высокими температурами и засухой, в то время как типографы чувствовали себя превосходно и даже успели дать по второму поколению, что случается нечасто в наших климатических условиях. За минувшее лето в Верхневолжье короед достиг значительных успехов, заметных настолько, что местами уже сейчас лес стоит не зеленый, а рыжий. Даже многие из тех елок, что издали еще смотрятся неплохо, не жильцы: подойди ближе и увидишь, что коры на них уже нет.

Причина массового засилья короедов одна – аномально жаркое лето прошлого года. Видимых причин для снижения численности типографа не наблюдается и сегодня.

– Мы уже отмечали свежее заселение этого года. И если во время вспышки 2002 года, связанной с засухой и глобальной, захватившей практически весь европейский ареал произрастания ели, вспышкой массового размножения типографа, повреждались в основном спелые и перестойные деревья в возрасте от 80 и более лет, то сейчас мы наблюдаем, что заражаются 50 – 60-летние елки, – рассказывает Константин Каупуш. Тогда от короедов пострадало около 15 тысяч гектаров тверских ельников. Давать прогнозы на этот год не берется ни один специалист.

Есть много мнений по поводу того, как держать оборону против врага. Говорят, неплохо выкладывать так называемые ловчие деревья. Есть опыт использования феромонных ловушек, но относительно их эффективности мнения полярны. Во всяком случае, специалисты Центра защиты леса используют их исключительно для мониторинга численности вредителя.

Единственное радикальное средство лечения от короеда только одно – санитарная рубка. Причем чем раньше визжат в лесах пилы, тем лучше, потому что это шанс хотя бы спасти древесину и не дать вылететь из-под коры молодому поколению жуков. Сегодня ельники занимают 28% от общей площади лесных угодий, а это более 1 млн. га. Лесники, лесопатологи обследуют участки, назначают санитарно-оздоровительные мероприятия, однако одними силами специалистов не справиться. На помощь должны приходить арендаторы, но здесь есть небольшая законодательная загвоздка.

Наибольший эффект борьбы с вредителями может быть при вырубке свежезаселенных деревьев. Их отбор проводится индивидуально, и при живой кроне основным признаком заражения является буровая мука на коре и у основания ствола. Вырубка деревьев с частично осыпавшейся корой, а тем более с усохшей кроной, имеет слабый лесозащитный эффект, так как жуки давно их покинули. Чтобы спасти древесину, лесопатологические обследования и рубки необходимо проводить оперативно, а это невозможно при существующих правилах. Прохождение разрешительных документов на рубку занимает такое время, что не только жуки успеют разлететься с отработанного ими дерева, но и само дерево потеряет для лесозаготовителя какую-либо ценность. То есть в этой ситуации обследование, проведение санитарных рубок, требующие дополнительных затрат, теряют для него смысл. Необходимо выработать механизм быстрого прохождения разрешительных документов на вырубку заселенных короедом насаждений.

– Однако самая легкая добыча для крошечного жука – одновозрастные спелые леса, относящиеся к категории защитных, где какое-либо промышленное освоение недопустимо. Когда в 60-х годах ввели запрет на промышленные рубки в тех лесах, которые сейчас относятся к категории защитных, сначала все аплодировали серьезному шагу навстречу экологам. Сейчас многие приходят к пониманию, что недопустимо для природы издавать директивные указы. Эти леса стареют, рубить их нельзя, и естественно, что при каких-либо экстремальных природных явлениях, подобных прошлогодней засухе, защитные леса страдают в первую очередь, – говорит Константин Каупуш.

Но защитникам леса мешают не только пробелы в законодательстве, но и непонимание со стороны местных жителей и дачников, с которыми приходится сталкиваться постоянно. Едва люди с пилой приближаются к лесу, начинается крик: не смей, злодей, посягать на живое дерево! Говорить, что это сегодня оно живое, а через месяц умрет и соседей за собой утащит, бесполезно: раз рубят – значит землю для застройки готовят.

Специалистам Центра защиты леса Тверской области не раз приходилось выезжать в дачные кооперативы, сельские поселения, где люди чуть ли не с топорами и вилами вставали на защиту елей, читать дачникам лекции, организовывать экскурсии в лес и показывать, кто же основной провокатор вырубки.

Сегодня в штате участковых лесничеств по два человека, и понятно, что физически обойти все леса они не могут. Для того чтобы предотвратить массовое размножение типографа в Верхневолжье, чтобы как можно раньше провести санитарно-оздоровительные мероприятия, лесники обращаются к жителям с просьбой: в случае обнаружения засыхающих елей или заселения их типографом сообщать об этом по телефонам в Центр защиты леса, департамент лесного комплекса Тверской области или ближайшее лесничество. Оперативность обнаружения и ликвидации очагов вредителя поможет сохранить те леса, которые еще не подверглись атаке вредителей.

Филиал ФГУ «Российский центр защиты леса» – «Центр защиты леса Тверской области»
Тел/факс (4822) 32 15 77, сот. тел. 8 903 075 01 01

Отдел охраны и защиты леса департамента лесного комплекса Тверской области
(4822) 32 15 77, бесплатная горячая линия 8 800 100 90 25


Автор: Елена ПОТЕХИНА
126

Возврат к списку

В Тверской области подвели итоги международного саммита по безопасности
Международный саммит по безопасности завершился рядом соглашений. Напомним: он проходил в Тверской области с 23 по 25 мая под председательством секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Здесь был представлен, не побоимся этого слова, почти весь мир. Не было Грузии и Украины (их не приглашали), делегация США отказалась приехать.
25.05.201718:04
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию