13 Декабря 2017
$58.84
69.3
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Политика 27.02.2010

Вертикаль на развилке

«Тверская Жизнь» начинает совместный проект с федеральной экспертной сетью Кремль.орг (http://www.kreml.org/) – «Кремлевский час». Портал kreml.org уже много лет служит одной из основных арен политических дискуссий по вопросам внешней и внутренней политики России. Экспертами портала являются как знаковые фигуры публичной политики страны, так и политологи, ученые, дипломаты, журналисты. Еженедельно в рубрике «Кремлевский час» будут печататься их интервью на наиболее актуальные проблемы политической жизни страны. Надеемся, мнения экспертов портала будут вам интересны.

«Тверская Жизнь» начинает совместный проект с федеральной экспертной сетью Кремль.орг (http://www.kreml.org/) – «Кремлевский час». Портал kreml.org уже много лет служит одной из основных арен политических дискуссий по вопросам внешней и внутренней политики России. Экспертами портала являются как знаковые фигуры публичной политики страны, так и политологи, ученые, дипломаты, журналисты. Еженедельно в рубрике «Кремлевский час» будут печататься их интервью на наиболее актуальные проблемы политической жизни страны. Надеемся, мнения экспертов портала будут вам интересны.
Редакция благодарит шеф-редактора портала Павла Данилина за помощь в организации проекта.
Намечающаяся демократизация системы отношений центра и регионов станет дополнительным мотором модернизации.
С первым гостем «Кремлевского часа» – заместителем директора НИИ социальных систем политологом Дмитрием Бадовским – обсуждаем вопросы порядка формирования региональной власти, развития института полномочных представителей президента и изменения численности субъектов Федерации.
 
Дмитрий БАДОВСКИЙ, заместитель директора НИИ социальных систем, член комиссии Общественной палаты по социально-демографической политике в 2007–2009 годах. Родился 20 апреля 1973 года в г. Москве. В 1995 году окончил отделение политологии философского факультета МГУ им М.В. Ломоносова. Кандидат политических наук.
Сфера интересов: современный политический процесс; региональные политические исследования; теория государственного строительства; проблемы глобализации. Публикует статьи в журналах «Полис», «Власть», «На рубеже веков», «Россия: мониторинг, анализ, прогноз», «Osteuropa».

– Дмитрий Владимирович, в чем заключаются политические отличия современной модели субъекта Федерации от тех, которые остались в девяностых? Можно ли их сравнивать?
– В какой-то степени сравнивать можно. Но точно не стоит противопоставлять. Действительно, в начале девяностых годов была попытка сформировать реальную федерацию и придать федеративным отношениям, которые только декларировались в советское время, некое содержание. Однако та модель федерализма, которая сложилась в начале 90-х, была отчасти вынужденной. С помощью непростых схем взаимоотношений с регионами, зачастую ассиметричных, где одни были равнее других, в те годы сохранялось единство страны.
Одним из первых законодательных актов, регулировавших эти отношения, мы помним, был федеративный договор 1992 года, чьи основные положения перекочевали потом в Конституцию. Но, даже несмотря на это, в 90-е годы некоторые регионы находились вне правового и политического поля. И не одна Чечня. Фактически до 1994 года не были никак урегулированы отношения с Татарстаном, который не участвовал ни в выборах, ни в референдуме по Конституции. Только в 1994 году, после того как был заключен договор о разграничении полномочий – первый в ряду таких двусторонних соглашений с регионами, – республику удалось вернуть в правовое поле. Довольно рыхлое поле, но тем не менее. Берите суверенитета сколько хотите – в основном так решалась проблема в тот период.

– От фактического феодализма 90-х государство очень быстро перестроилось к жесткой и прочной вертикали власти нулевых, что в итоге и вылилось в решение о назначении губернаторов. На ваш взгляд, это был естественный процесс? Не считаете, что палку-вертикаль перегнули?
– Если говорить о реформе 2004 года, связанной с изменением порядка выборов губернаторов и формирования единой системы вертикали власти, – это был завершающий момент в той программе централизации, которая проводилась с 2000 года. А она в свою очередь происходила в рамках бюджетного федерализма, то есть перестройки бюджетных отношений в пользу центра. Затем под это была адаптирована и система разграничения полномочий в рамках реформы 2003 года. В этом смысле реформа порядка выборности просто завершала процесс. И это было естественно.
Вопрос про недостатки и достоинства любой системы существует не по принципу – нравится не нравится. Так что теперь, когда мы говорим с позиции модернизации страны, мне кажется, что федерализм мог бы стать дополнительным мотором этого процесса. То есть процесс децентрализации и делегирования большего количества полномочий и ответственности регионам был бы разумен с точки зрения повышения эффективности решения задач модернизационного развития. Но для этого должна быть изменена система межбюджетных отношений. Сейчас федеральное правительство рассматривает проекты реформирования принципов бюджетной системы. Это серьезно повлияет на систему отношений центра и регионов.
Что касается принципов формирования органов государственной власти в регионах, то мы видим, что система эволюционирует. Если раньше процедура наделения губернаторов полномочиями была достаточно закрытой, не в полной мере политической, а скорее административной и замыкалась на полномочных представителей президента, то сейчас те же кандидатуры губернаторов вносятся победившей партией на региональных выборах. И это шаг вперед.

– И все же вопрос с возвращением выборности губернаторов можно считать закрытым?
– У существующей системы есть потенциал дальнейшей демократизации. Если мы стремимся к парламентским моделям на региональном уровне, можно и нужно развивать нынешнюю систему. Можно обсуждать и возвращение к прямым выборам глав регионов. Почему нет? Но если мы посмотрим на историю выборов губернаторов в России в 90-е годы, то нужно понимать, что выборность губернаторов появилась не сразу. Более того, появилась она в силу ряда не самых прекрасных обстоятельств. Скажем так, выборность прежде всего руководителей национальных республик в 1990–1991 годах была связана с проблемами распада Советского Союза, регионального сепаратизма, и эти выборы были определенной платой за сохранение единства страны. Серия выборов глав регионов 1993 года в значительной степени была обусловлена противостоянием президентской власти Ельцина и Верховного Совета. В условиях того политического клинча проведение выборов было результатом совершенно определенной политической ситуации. Основная же масса регионов перешла к выборам губернаторов после указа Ельцина конца 1995 года. Но надо понимать, что и это было связано с политической конъюнктурой. Тогда федеральный центр, Кремль, команда Ельцина готовились к выборам 1996 года, и на кону было переизбрание Бориса Николаевича на новый срок. Для того чтобы добиться желаемого результата, велся торг с региональными элитами.
Иначе говоря, выборы губернаторов 90-х у нас возникли в рамках торга элит. И это не было актом осознанного демократизма. А выборы губернаторов конца 90-х были очень сильно завязаны на интересы промышленно-финансовых групп, олигархических структур. Ровно поэтому, когда сменился политический период, когда центральная власть усилилась и практику двусторонних договоров демонтировали, систему наделения глав регионов полномочиями тоже изменили. И, собственно говоря, региональные элиты, которые понимали, в результате каких сделок они получили выборы и другие привилегии, не сопротивлялись процессу централизации. Имели ли все эти процессы и изменения, их мотивы отношение к демо­кратии? Скажем так: мнение граждан в принятии этих решений было далеко не первым.
На перспективу можно обсуждать выборность губернаторов – почему бы и нет? Но прежде нужно определиться, какую модель управления мы хотим видеть в будущем, в чем ее плюсы и минусы. И сделать осознанный и стратегический выбор.

– Перейдем к другой теме. Не так давно Борис Грызлов высказался в поддержку существенного?сокращения количества?субъектов Федерации за счет укрупнения регионов-доноров?регионами-реципиентами. Какое у вас мнение на этот счет?
– Стремиться к сбалансированности территориального развития нужно. Поэтому предложение Грызлова может быть одним из вариантов решения проблемы в отдельных случаях. Где-то слияние и укрупнение регионов могут действительно давать синергетический эффект и дополнительный импульс к развитию территорий. Другое дело, что не надо превращать это в какую-то кампанию. Процесс должен идти естественным путем и в том числе снизу.
Но в любом случае остается вопрос: как правильно оценить регион, донор он или реципиент? А оценка в свою очередь сильно зависит от того, какая модель межбюджетных отношений применяется. К примеру, если заменить НДС на региональный налог с продаж, что периодически обсуждается в правительстве, то получится другая структура с точки зрения распределения средств между бюджетами, мы получим большее количество регионов-доноров. Очень многое зависит от развития ситуации с точки зрения модернизации бюджетной, налоговой системы и так далее. Сам по себе процесс объединения зачастую весьма дорогой и не столь актуальный.

– Дмитрий Владимирович, вы являетесь экспертом по вопросам полномочных представительств президента в федеральных округах. По вашему мнению, оправдали ли себя за десять лет существования пол­предства как институт?
– Полпредства появились в определенный момент: нужно было наводить порядок, выполнять задачи централизации власти, устранять правовой нигилизм во взаимоотношениях центра и регионов, унифицировать законодательство, усиливать контроль за региональными элитами. И эти задачи полпредства выполнили. Но требования Кремля постоянно меняются. Поэтому за десять лет пол­предства переживали периоды взлетов и падений, когда те или иные функции выходили на первый план. После 2004 года к функциям полпредств добавилось выдвижение кандидатур губернаторов. Сейчас новые приоритеты. Весь прошлый год система пол­предств была ориентирована на мониторинг экономической ситуации, безработицы, эффективности антикризисной политики, на то, как реализуются федеральные антикризисные поручения на региональном уровне.
Вообще, естественным образом в деятельности пол­предств усиливается экономическая составляющая. Та модель, которая демонстрируется на примере СевероКавказского ФО после назначения Хлопонина полпредом и вице-премьером одновременно, в перспективе может быть так или иначе использована в других округах. Мы видим плавную трансформацию института полпреда президента в институт полпреда Федерации. Возможно, теперь полпредства начнут играть большую роль в координации экономического развития территорий, межрегионального и отраслевого сотрудничества.
Уверен, что от полпредств как от института вряд ли будут отказываться, но они могут и будут приобретать новые функции. А для этого, полагаю, нужно наконец ввести его в законодательное поле, поскольку сегодня вопросы деятельности полпредов регулируются указами президента. Было бы правильно вокруг института, существующего уже 10 лет, сформировать правовую базу федерального законодательства.
8

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя вручил награды жителям Тверской области
Спортсмены и учителя, краеведы и журналисты, художники и работники. Сегодня, в День Конституции Российской Федерации, в Правительстве Тверской области чествовали тех, благодаря кому Верхневолжье развивается по всем направлениям. Федеральные и региональные награды получили 33 наших земляка.
12.12.201720:34
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость