23 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись23.05.2011

Бологовская «Молодость»

К 125-летию со дня рождения Владислава Ходасевича.

Писать краеведческие заметки о Владиславе Ходасевиче после открытий замечательного бологовского поэта и историка культуры Виктора Сычева, наверное, даже неприлично. Но Виктора уже нет в живых, а помнить надо о них обоих. Именно Сычев достоверно установил, что первый стихотворный сборник Ходасевича «Молодость» (1908) создан на бологовской земле, что жил он в имении Лидино, принадлежавшем родителям его молодой жены Марины Эрастовны Рындиной и расположенном на берегу прекрасного озера Бологое.

Классик поэзии Серебряного века Владислав Фелицианович Ходасевич родился 28 мая 1886 года в Москве, по окончании гимназии поступил в Московский университет, учился там с перерывами до 1910 года, но полного курса историко-филологического факультета не окончил. Брак с Мариной Рындиной был недолгим — всего два года.

Поэт Дон-Аминадо так описывает Ходасевича начала 1910-х годов: «…в длиннополом студенческом мундире, с черной подстриженной на затылке копной густых, тонких, как будто смазанных лампадным маслом волос, с желтым, без единой кровинки, лицом, с холодным нарочито равнодушным взглядом умных темных глаз, прямой, неправдоподобно худой».

В 1914 году вышел второй сборник его стихов «Счастливый домик». Очарование революциями 1917 года прошло быстро, и Ходасевич сделал для себя вывод, что «при большевиках литературная деятельность невозможна». Правда, когда Максим Горький организовал издательство «Всемирная литература», Ходасевич три года возглавлял его московское отделение.

Третий сборник стихов «Путем зерна» вышел в 1920 году, и после этого к читателям пришло осознание масштаба его таланта. Несмотря на признание на родине, Ходасевич навсегда покинул Россию летом 1922 года и вместе с поэтессой Ниной Берберовой (имевшей тверские корни) поселился в Берлине. Тогда же вышел его четвертый поэтический сборник «Тяжелая лира».

Ходасевич обладал тонким общественным чутьем, глубоко понимал политическую и культурную обстановку, был бескомпромиссен, точен и беспощаден в оценках событий и личностей. В нескольких зарубежных изданиях он опубликовал фельетоны о советской литературе и статьи о деятельности чекистов за границей, после чего судьба эмигранта стала для него неизбежной, и супруги переехали в Париж.

В 1927 году он выпустил «Собрание стихов» с новым циклом «Европейская ночь» и практически оставил поэтическое творчество, став ведущим критиком литературы русского зарубежья и возглавляя до конца жизни литературный отдел газеты «Возрождение». Мемуары о Брюсове, Белом, Сологубе, Гумилеве, Есенине, Горьком и других литературных знакомых составили книгу «Некрополь. Воспоминания», вышедшую в последний год жизни Ходасевича. Он долго и тяжело болел и скончался от рака печени 14 июня 1939 года.

Литература была для него святым делом. Именно поэтому он не прощал никому и ничего, что могло бы оскорбить ее. Отсюда его злость, жесткость, желчь. Чувствуя холодность писателей по отношению к себе, он сказал как-то: «Да, многих бранил. Но из тех, кого бранил, ни из одного ничего не вышло».
Мне эта позиция напоминает отношение к литературе Николая Гумилева, его петербургского знакомого, еще одного символа Серебряного века. Для Гумилева тоже не было авторитетов, если чьи-то стихи не были совершенны в его понимании. Может быть, у Гумилева это выражалось в более изящной форме, он не переходил на личность, но цель была та же — защита чести литературы.

За поэта все говорят его стихи, в них ничего не скроешь, даже высоким мастерством поэтической тайнописи и усложненной образностью. И, читая и перечитывая Владислава Ходасевича, я еще и еще раз думаю: «Какой это особый мир! Поэт выбрал из всех богатств рус¬ского языка то, что соответствует его мироощущению и миропониманию, и это составило целую Вселенную. И он дарит ее нам, нисколько не заботясь, как мы к этому отнесемся. Рискованно и щедро».

Смею утверждать, что Ходасевич еще не прочитан. Внешняя канва его жизни, манера общения, нелицеприятные отзывы современников заслоняют от читателя глубину и неисчерпаемость его поэтики. Есть немало добротных работ о нем, огромно число восторженных поклонников, но читать самого Ходасевича неизмеримо интереснее, чем слушать этот хор похвал и хулы. Ни гений-критик, ни гений-читатель его стихов еще не родились. Даже Владимир Набоков в надгробном эссе «О Ходасевиче» написал хоть и правильно, но выспренно и неглубоко: «Крупнейший поэт нашего времени, литературный потомок Пушкина по тютчевской линии, он останется гордостью русской поэзии, пока жива последняя память о ней».

Ходасевич мимоходом взял из символизма его квинтэссенцию, не став символистом; он написал немало акмеистических стихов за несколько лет до появления этого литературного течения и его манифестов; он прошел мимо всех поэтических увлечений и изысков 1910-х годов, каким-то десятым чувством поняв их ущербность. Ходасевич остался вне литературных школ не из гордыни и даже не из-за масштаба дарования: просто он был ни на кого не похож. Он понимал это и страдал от этого.
Стихотворные цитаты в газетном очерке, на мой взгляд, похожи на подпорки для высказанных мыслей, они выглядят как некое оправдание написанного или неуклюжая попытка просветить неискушенного читателя. Поэтому закончу очерк информацией, напечатанной недавно в бологовской районной газете «Новая жизнь» (за две недели до того, как она стала цветной):

«31 марта в 14 часов в Бологовском аграрном колледже состоялась встреча, посвященная 125-летию со дня рождения Владислава Фелициановича Ходасевича. На встрече учащиеся колледжа прочитали стихотворения  поэта, просмотрели фильм «Библейские притчи» о последних  годах жизни Ходасевича. Эта встреча дала возможность вспомнить знаменитого поэта, который был на нашей земле, восхищался красотами бологовского края и написал, пребывая здесь, такие стихотворения, как «Сны», «Гость», «Встреча», и другие».

Как  же  я  радовался, читая эти строки! Во-первых, в Бологом не забыли о поэте; во-вторых, провели поэтический праздник не в спешке, загодя, осмысленно, с любовью; в-третьих, встреча прошла в аграрном колледже, то есть подготовлена молодыми и для молодых (и сборник, написанный здесь Ходасевичем, назывался «Молодость»). Интересно, а как юбилей выдающегося русского поэта будет отмечен в Твери и по всей области? Почему-то на душе тревожно. Аналогичный 125-летний юбилей Николая Гумилева в середине апреля скукожился до размеров Бежецка.

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
47

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя вручил награды защитникам Отечества
«…Слова всем словам в языке у нас есть: Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь» - звучали сегодня в областном драмтеатре хрестоматийные строки Вадима Шефнера. Прекрасные стихи. И все же те, кто пришел сюда в канун Дня защитника Отечества на торжественное собрание могли бы немного с ними поспорить. Для этих людей Родина, Честь, Достоинство, Мужество, не просто слова – смысл жизни.
22.02.201720:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию