27 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы10.05.2011

Летать его учил Маресьев

Фотограф: Фото из личного архива Филатовых

На счету Николая Филатова 300 боевых вылетов.

В конце 30-х годов вышел на экраны фильм «Истребители», и все мальчишки как один стали мечтать о небе.

Но у кого-то дальше разговоров дело не пошло, а для Николая Филатова небо стало жизненным выбором. Сначала он поступает в аэроклуб, а потом, в июле 1940 года, – в Батайскую военную школу пилотов. Его летчиком-инструктором был никому тогда еще не известный младший лейтенант А. П. Маресьев. Через короткий срок это имя будет знать вся страна. И они, курсанты, кому посчастливилось учиться у будущего героя книги «Повесть о настоящем человеке», дадут друг другу слово во всех делах быть достойными учителя.

В  составе 88-го истребительного полка (впоследствии переименованного в 159-й гвардейский) Николай воевал в небе Северного Кавказа, Кубани, Тамани, Крыма, Белоруссии, Восточной Пруссии, Польши и Германии. Участвовал в освобождении Новороссийска, Керчи, Севастополя, Минска. На счету летчика 300 боевых вылетов.

В 1945 году в составе сводного полка 2-го Белорусского фронта он прошел по брусчатке Красной площади на Параде Победы.

После войны окончил Высшую летно-тактическую школу и продолжил службу в авиации. Всего летным делом занимался 24 года. Начинал на У-2, а заканчивал на сверхзвуковом Су-9.

Более четверти века Николай Иванович Филатов отдал нашей Военной командной академии ГКО имени Г.К. Жукова. В семье Филатовых бережно хранят оставшиеся воспоминания ветерана.
«Никогда не забуду, как под руководством ведущего сбил свой первый самолет. Мы подходили к одному из бомбардировщиков противника, ведущий приказал мне выйти вперед, и я сразу открыл огонь.  Хвост бомбардировщика запылал, самолет резко накренился и с воем пошел носом в землю. У меня еще немного тряслись руки, но на сердце было самое настоящее ликование.

Однажды, еще когда у меня не было большого опыта, в тяжелом воздушном бою я увлекся атакой на бомбардировщика и не заметил, как сам был атакован «мессершмитом». Снаряды попали в правое крыло и в правый борт фюзеляжа. Один снаряд разорвался в кабине (между мотором и приборной доской), и я был ранен в ногу. Другой снаряд взорвался, попав в пробку крыльевого бензобака. Начал брызгаться маслом двигатель, загорелся бензобак правого крыла. Кабина была задымлена настолько, что разглядеть что-нибудь не представлялось возможным.

Я понял, что пора покидать горящий самолет, который мог вот-вот взорваться. Однако не знал, над чьей территорией нахожусь – своей или вражеской, так как линия фронта была очень изломанной. Подо мной текла река Кубань, и я решил на всякий случай лететь далеко за Кубань. Только план этот осуществить не удалось – у меня взорвался правый крыльевой бензобак.

По счастью, поскольку полет был довольно продолжительным, бензин из крыльевых бензобаков был израсходован, и бак взорвался практически пустым. Если бы кто-нибудь мне сказал, что при взрыве бензобака самолет останется целым, я бы не поверил.

Я немедленно пошел на посадку. Сел. Выскочил из кабины. Отбежав метров на 30–40, услышал взрыв. Оглянувшись, увидел груду металлолома.

Минут через тридцать я уже был в полевом госпитале. Здесь сделали все, что нужно, и примерно часа через два меня подвезли к командиру стрелкового полка. Мы долго разговаривали с полковым командиром, мне было это очень приятно. Он сказал, что завтра отправит меня на мой аэродром на автомобиле.

5 марта 1944 года, когда мы, прикрывая войска в районе порта Керчь, вели бой с бомбардировщиками Ю-88, мой самолет был подбит огнем зенитной артиллерии противника. Пока мотор еще работал, я продолжал атаковать и отражать удары. Однако довести бой до конца и вернуться на свой аэродром мне не удалось – двигатель заглох. Скоро понял, что до Таманского полуострова мне не дотянуть. Была возможность произвести посадку на очень узком побережье Крыма (вдоль Керченского пролива), где уже стояли наши войска. Но при этом не исключалось, что из-за крайне ограниченного пространства могу повредить горящим самолетом нашу технику. В общем, принял решение садиться на воду.

Как только самолет коснулся воды, от удара сразу закрылся подвижный фонарь кабины, и самолет довольно быстро ушел на дно. В кабине стало темно. Секунд через 40–60 я выскочил на поверхность. Спасательный жилет помог держаться на воде. Надо мной (на высоте метров ста) ходил мой ведомый. Увидев меня, машущего рукой, он доложил по радио на наш  аэродром о случившемся.

Плавать в довольно-таки холодной воде пришлось около часа. А там спасательный катер доставил меня на берег.

Очень трудным выдался бой в первых числах мая 1944 года под Севастополем. Шестерка наших истребителей сопровождала четверку штурмовиков Ил-2, которой предстояло разбомбить скопление техники и частей противника. Четверка наших истребителей под командованием Героя Советского Союза В.А. Князева была группой непосредственного прикрытия, а нашей паре (я ведомый у помощника командира полка Е.А. Пылаева) отводилась роль группы резерва. Неожиданно мы с Пылаевым были атакованы восемью самолетами «Фокке-Вульф-190» («фоккерами», как мы их называли).

Противник сразу атаковал меня четырьмя самолетами справа сверху. (Потом оказалось, что Пылаев был атакован второй четверкой снизу слева.) И каждая четверка вела бой довольно умело.
Приходилось постоянно маневрировать, чтобы уйти от вражеского огня. И вдруг я увидел, что трассирующие очереди идут сначала снизу, а затем все выше и выше. Я понял, что следующая очередь попадет в мой самолет. Интуитивно мгновенно сорвался в штопор, через полвитка вышел из него и тем самым сумел уйти. Набирая высоту, увидел впереди пару «фоккеров». Подошел к ним сзади, атаковал и сбил одного из них.

Это было таким счастьем после того, что они делали со мной! За время участия в боевых действиях (с апреля 1943 года по 9 мая 1945 года) я совершил 301 боевой вылет, провел 55 воздушных боев, сбил семь самолетов противника – пять лично и два в паре. За боевые действия с мая 1943 года по апрель 1945-го я был награжден четырьмя орденами – Красного Знамени, Отечественной войны I и II степеней и Красной Звезды.»

Автор: Ольга ИВАНОВА
19

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию