28 Апреля 2017
$56.97
62.17
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Архив19.02.2010

Кимрский район: воспоминания жительницы поселка Белый Городк о войне

Н.Г. Чернышевский считал, что историческое значение человека «измеряется его заслугами Родине, его человеческое достоинство — силою его патриотизма». А патриотизму в те далекие годы не учили — это было в крови. Когда над страной нависла смертельная угроза, люди добровольно уходили на фронт. Все — от мала до велика — бросились на защиту родины. И это пример истинной стойкости и героизма советских людей.

Н.Г. Чернышевский считал, что историческое значение человека «измеряется его заслугами Родине, его человеческое достоинство — силою его патриотизма». А патриотизму в те далекие годы не учили — это было в крови. Когда над страной нависла смертельная угроза, люди добровольно уходили на фронт. Все — от мала до велика — бросились на защиту родины. И это пример истинной стойкости и героизма советских людей.
Тамару Михайловну Волкову в поселке Белый городок знает каждый. Почти тридцать лет она отдала дошкольному воспитанию детей поселка. Сколько сил, энергии и любви вложила она в свое дело. Сколько благодарных родителей помнят и любят ее! Но до этого была другая жизнь, о которой и вспоминать больно. Разруха, голод, смерть, страх… Тамаре Михайловне было всего 18, когда в ее жизнь ворвалась война.
Тамара Михайловна Юдина родилась 1 мая 1923 г. в с.Борщагивка Киевской области. Родители ее были медиками: отец — фельдшер, мама — санитарка. Детские годы девочки пришлись на смутное и тяжелое время для Украины: в селах бесчинствовали банды махновцев и петлюровцев, кругом — разруха, голод был такой страшный, что целые семьи вымирали… В 1931 году решили бежать. Сначала приехали в Самару, на родину отца, а затем отправились в Курскую область, в село Глушково, где жила мамина сестра — условия там были лучше. После окончания девятого класса, Тамара Михайловна поступила в учительский институт в Белгороде. Наконец-то жизнь налаживалась, были планы и мечты… Но судьба расставила всё иначе.
Тамара Михайловна как раз закончила первый курс и готовилась к отъезду домой, когда по радио объявили о нападении фашистских войск на Советский Союз. И тут же Курская, Орловская и другие области стали на военное положение. Долгий, трудный путь — и она, наконец, оказалась дома. Там царил страх, впрочем, как и везде, и бесконечной чередой шли те, кому уже негде было жить, некого любить и ждать…
— Нас, молодых, собрали в сельсовете, — вспоминает Тамара Михайловна, — и объявили, что есть связь с партизанами. Необходимо было выбрать явочную квартиру. Таковой стал наш домик: очень удобный, с двумя выходами. Мы с сестрой Женей сразу стали членами партизанского отряда.
Однажды мы услышали страшный грохот: это шли немецкие танки. Казалось, они были бесконечны — тянулись по всей линии горизонта. Когда попали в окружение, то каждый день ждали немцев. Мы их еще не видели, но от этого ожидание становилось только хуже.
И вот немецкие солдаты вошли в наше село. Они отбирали еду, животных, обшаривали каждый уголок в домах и всё, что было ценного, уносили с собой. Затем установили комендатуру. Всем раздали белые повязки с шестизначными числами. Нужно было всегда носить их, иначе причисляли к партизанам, а уж партизан немцы всегда боялись.
Помню, как однажды пошла на рынок за продуктами и забыла повязку. Меня поймали, заперли в сарае, где уже было достаточно народу. Вечером нас угнали рыть окопы. Русских — целая колонна, а вокруг — конвоиры. Вдали была церковь, и с колокольни наши стреляли из миномета, не давая гнать нас. Гул стоял такой, что уши закладывало. Мне тогда было 18, и, казалось, страшнее этого уже ничего нет…
Нас держали пару недель. И вот как-то на рассвете один из конвоиров — он был югослав — сказал нам, что готовятся два вагона, чтобы везти нас в Германию. Испугалась жутко. Решила бежать. Там была одна девочка лет десяти, тоже из моего села, Марийкой звали. Она, услышав о готовящейся отправке молодежи в Германию, очень испугалась, бросилась ко мне, просила, чтоб я ее с собой взяла. Конечно, одной мне было бы проще сбежать, но не могла же я бросить эту девчушку! Самое главное — перебежать железную дорогу, а там уже можно было спрятаться в зеленых насаждениях, которые тянулись вдоль всего пути. Затаились, ждем. Видим, конвоир в очках, значит, не так будет по сторонам смотреть. Выбрали момент и рванули через дорогу, переждали в посадках — вроде всё тихо — двинулись дальше вдоль высоких кустов. И вдруг видим железнодорожную будку, а там — немцы с собакой. Та пустилась к нам… У меня от страха сжалось сердце, но в голове звенела лишь одна мысль: не бояться! В нашем доме всегда держали собак, потому еще с детства я усвоила: от собаки никогда нельзя бежать. Взяв себя в руки, я наклонилась к земле и замерла, потянула за собой брыкающуюся Марийку и начала читать молитву. Что я там говорила — не помню, ведь молитвам меня в детстве не учили. Помню только, что страстно просила о помощи кого-то. Может, благодаря этому собака и успокоилась; полаяв и походив вокруг нас кругами, она убежала прочь. Осторожно мы продолжили свой путь.
Когда посадки кончились, мы увидели поле, где косили немцы. На мгновение я замерла: неужто это конец и весь путь проделан зря? Ведь другой дороги не было, можно было пройти только через луг. Но, присмотревшись, я поняла, что немцы сами косить не будут, а, значит, это были югославы или мадьяры, или австрийцы. Рискнули и пошли прямо мимо них. Они что-то кричали нам вслед и громко смеялись… А к вечеру мы уже были дома. Наши сведения о предстоящем отъезде вагонов с русскими передали партизанам. Вагоны всё-таки отправили, однако на большой сортировочной станции Воронеж, партизаны открыли их, и пленники разбежались.
Геройский поступок Тамары Михайловны был тогда оценен по достоинству. Партизаны объявили ей большую благодарность и дали мешок муки.
Орловско-Курская дуга. Линия фронта совсем близко — всего 9 километров. Нельзя пользоваться рацией, ведь немцы могли сразу обнаружить. В явочной квартире семьи Юдиных останавливались связисты, несшие ценные сведения, солдаты, вышедшие из окружения — сколько народу побывало!
— Помню, случай был. Из окружения вышло человек 7-8 наших солдат. Переводить их по одному через линию фронта — очень долго, тогда один связист предложил нарядиться в немецкую форму. Где-то за околицей партизаны расстреляли немецких мотоциклистов. Было принято решение взять форму у них. Но нужно было торопиться, пока не спохватились немцы. Мы втроем отправились добывать одежду. Было страшно. Но в тот момент сильнее страха было только одно желание — поскорее выполнить задание, чтобы наши могли успешно перейти линию фронта.
У нас тогда всё получилось, одежду доставили вовремя. И, нарядившись конвоиром, наш связист благополучно провел солдат…
Трудное тогда было время. Есть было нечего. Помогали доверенные лица, которые приносили продукты, вещи. Помогали и партизаны, отбившие немецкие обозы, привозили муку и просо. Так и жила явочная квартира.
Долгое время Юдины прятали девушку — парашютистку Зою Подзорникову. Она пострадала при выполнении боевого задания. В селе Теткино находилось 3 сахарных завода. Когда немцы добрались до села, то стали вывозить всё оттуда. Зою спустили для подрыва теткинской железной дороги. Однако взрыв прошел не совсем удачно: девушку задело. После взрыва она отсиживалась в каком-то болоте, чтобы немцы не обнаружили ее, затем добралась до поля и спряталась в стогу сена. К Юдиным ее доставили измученную, всю черную от попавшего под кожу пороха. Дома еще оставались кое-какие лекарства, и мама Тамары Михайловны лечила Зою.
— Мы с ней по-настоящему подружились, — говорит Тамара Михайловна. — Зоя пробыла у нас долго. После победы в Курске, в начале сентября пришли связисты и предупредили нас, чтобы мы не ночевали дома, когда придут освобождать наше село. Рассказали, что немцы перед отступлением любят поджигать дома. Вот и ночевали с Зоей в саду на подстилках. Как же страшно тогда было! И радостно и страшно… Немцы отступали на другую сторону села, а наши били по ним из минометов. В ту ночь тишина стояла жуткая, даже собаки не выли. И в тишине этой сирены минометов и пулеметные очереди, когда наши обстреливали отступавших немцев. И снова тишина…
Утром пошел дождь. Стрельба прекратилась. Мы с Зоей услышали крики какой-то женщины. Выглянули через забор, а она идет по дороге, плачет и вопит: «Я видела своих сыночков!» Так без конца и повторяла эту фразу. Когда подбежали к ней и спросили, что случилось, она ответила, что наши части идут через село и гонят немцев. Женщины встречали солдат, раздавали им яйца, хлеб. А у нас в лебеде (тогда не разрешали выдирать траву, так как в ней можно было прятаться) выросли огромные помидоры. Мы их нарвали и тоже понесли.
Всем было дано указание идти к роддому. Вокруг него росли красивые липы, там-то мы и собрались. Помню, как шли туда по дороге, и радости нашей не было границ. Шли, размахивая флагом, смеялись. И тут навстречу нам скачет всадник и как закричит на нас! Велел спрятать флаг, иначе немцы могут заметить нас. Зою забрали с собой советские солдаты. Больше мы не виделись. Она прислала только одно письмо, в котором благодарила нас и рассказывала, что направляется теперь в Киев. Так и не знаю до сих пор, дожила она до победы или нет… — В глазах Тамары Михайловны блеснули слезы.
За время осады было всякое. Но до сих пор у Тамары Михайловну неоднозначное отношение к немецким солдатам.
— Разные немцы встречались: и жестокие, и сострадательные. Как-то однажды вернулась домой, а сестра рассказывает, что приходили ночью немцы. Я дома не ночевала, ходила к тетке. А вот Женя тогда только родила и поэтому оставалась дома с маленьким сыном. Той ночью она услышала сильный стук, а затем в дом ворвались немцы. Женя схватила мальчика, прижала его к себе и так и застыла посреди комнаты в одной рубашке. Немцы гоготали и что-то говорили на своем языке, тыча пальцем в сестру. Женя тут же подумала о припрятанном возле кровати самодельном секаче, приготовилась в любую секунду обороняться. Но солдаты покричали и ушли. Наверно, только благодаря ребенку Женя осталась жива.
А вот другой случай. Я тогда была на окопах. Лил сильный дождь. Кругом грязь, слякоть, дно окопа — сплошь камни и куски железа. И об один такой кусок я распорола себе ногу. Рана была глубокой, кровь хлестала со страшной силой. Кто-то из немцев прокричал мне, чтобы я продолжала работать, но конвоир-югослав привел меня в санчасть. Ожидая перевязки, я читала на латыни названия лекарств. Врач спросил меня, откуда я знаю латынь? Я ответила, что мой папа тоже врач. Немец посмотрел на меня, но уже по-другому, с каким-то интересом и уважением, и сделал хорошую перевязку. Для меня даже лошадь выделили, чтобы доставить обратно на станцию.
В годы войны Тамара Михайловна работала учителем в школе и заочно училась в Воронежском университете. Затем семья Юдиных переехала в Самару, на родину отца. Там работала преподавателем, но уже в вечерней школе, потом заведующей детским садом. Приехала в Москву к брату, но там у Тамары Михайловны не сложилось. Ей предложили место в Белом Городке: здесь как раз требовалась заведующая в детский сад. Двадцать восемь лет она проработала в сфере дошкольного воспитания. Здесь же встретила свою судьбу — Алексея Ильича Волкова, тоже ветерана ВОв. Супруги до сих пор сохранили трепетные отношения и во всем поддерживают друг друга. Прошло уже много лет с той поры. Война закончилась, однако прошлое не умирает. Оно оставляет глубокий след в сердцах людей, заставляя помнить и верить, что все победы, все жертвы были не напрасными.

Автор: С. СТЕПАНОВА
25

Возврат к списку

Фронтовые дороги ведут в Ржев
25 марта 2017 года. Идет подготовка к Международной военно-исторической экспедиции «Ржев. Калининский фронт» у деревень Есемово и Кокошкино. Отряды приезжают на политую кровью землю – предстоят полевые работы. У деревни Полунино московские поисковики находят останки красноармейца.
26.04.201722:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию