24 Июня 2017
$59.66
66.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага05.05.2011

Лидия Шамина: «От бомбежки мы прятались за печку»

Tverlife.ru публикует письмо читательницы, присланное в ответ на одну из публикаций нашего корреспондента Марины Шандаровой.

Tverlife.ru публикует письмо читательницы, присланное в ответ на одну из публикаций нашего корреспондента Марины Шандаровой.

Здравствуйте, Марина Шандарова!

С уважением к вам и газете «Тверская Жизнь» обращается Лидия Ивановна Шамина (бывшая Николаева), жительница города Челябинска, ныне пенсионерка.

В августе 2005 года вы написали очерк «Мещанская слобода. Медниковская улица, дом с вышкой». Эту газету мне прислала героиня очерка – Нина Ивановна Мазепова, моя двоюродная тетя. Статья всколыхнула во мне давнее прошлое, мое детство. Дело в том, что в этом доме №5 на Медниковской улице я и появилась на свет в далеком 1937 году.

Наша семья – папа, мама, старший брат Борис (умерший до моего рождения), брат Евгений (он родился в 1935 году) – проживала в этом доме с 1934 года. Раньше мои родители жили в Ленинграде, но их выслали из-за папиного родственника Ивана Васильевича Николаева. В 1934 году его сослали в город Сыктывкар, как выяснилось позднее, по наговору соседа. В Твери у нас были родные, которые и приютили нас. Владелец дома №5 по улице Медниковской – Иван Иванович Ежков, о нем в статье много рассказывается, – был дядей и крестным моей мамы Марии Алексеевны Ежковой (по мужу Николаевой). На напечатанной в газете фотографии 1915 года «Семья деда» моя мама в первом ряду справа – ей там шестой годик, она опирается на коленку своего отца Алексея Ивановича Ежкова, про него в статье тоже есть упоминание.

Но это все преамбула к тому, о чем я решила написать. 22 июня сего года исполняется 70 лет с начала Великой Отечественной войны. Моего папу Ивана Ивановича Николаева сразу призвали на фронт, как многих мужчин. Воевал он недолго. Папа погиб (точнее, пропал без вести) в ноябре 1941 года в боях под Москвой. Где точно, мы не знаем, хотя я по книге Жукова проследила путь фронта, армии и дивизии, в которых воевал отец. В Книге памяти по Калининской области есть сведения о нем. Я передала Книгу памяти папиному внуку, моему сыну Андрею Евгеньевичу Николаеву, а он потом передаст ее своему сыну Кириллу Андреевичу Николаеву (еще есть внучки – девочки-двойняшки Оля и Маша). Они все уже взрослые люди. Кириллу – 32 года, Маше и Оле – по 25 лет. И тогда имя моего отца и память о нем будут сохранены в нашей семье.

Хотя в 1941 году я была совсем маленькая, но события тех страшных лет хорошо помню, такое не забывают, а что-то потом мне рассказывала мама. Когда по радио объявили о войне, все бросились скупать продукты, спички, мыло и все остальное, а наши родители 22 июня пошли в фотографию. Снимок, который я вам посылаю, сделан 22 июня 1941 г. Ему – 70 лет! Он, как икона, всегда на стене у меня перед столом, на котором я пишу и реву. На снимке – папа, мама, брат Евгений и я (Лида). Мы последний раз вместе. Если можно, в продолжение рассказа о доме по Медниковской, 5 напечатайте этот снимок и несколько строк о папе. Мама рассказывала, что, когда папа уходил на фронт, у него была полная уверенность, что это совсем ненадолго. Он говорил ей: дров я тебе заготовил, на зиму хватит, а там я вернусь. А получилось так, как получилось. Мама с нами двумя (брату 5,5 и мне четыре годика) осенью эвакуировалась из Калинина. В районе Видогощи нас кто-то переправил на лодке на левую сторону Волги, а на правой уже появились немцы, надо было скорее бежать в лес. А как бежать с двумя маленькими детьми?! Маме удалось спасти нас и себя просто чудом, ведь немцы стреляли с другого берега. В эвакуации мы были у бабушки с дедушкой, родителей отца, в деревне Иваньково (Николаевы Иван Васильевич и Прасковья Семеновна). После освобождения Калинина в декабре 1941-го мама одна вернулась на Медниковскую, 5, там всю оккупацию жили наши родственники, которые не успели убежать. В начале 1942 года мама забрала и нас с братом.

Война была совсем близко. Я хорошо помню бомбежки, которые большей частью были ночью. Бомбоубежище было на улице Радищева, недалеко, но мама, уставшая после работы, не могла бежать с нами туда. Тогда она крепко прижимала нас к себе и, как потом призналась, думала, что если убьют, то пусть всех сразу. А днем мы с братом и девочкой-соседкой Галей Садуновой при бомбежках и обстрелах прятались за печку, под стол либо под кровать. Брат на слух определял, откуда стреляют, и командовал, куда прятаться, – мы были глупые, ничего не понимали.

У папы на Медниковской, 5 до войны были две собаки – овчарка Цезарь и Рыжик (не знаю, какой породы). Цезаря забрали для службы в армии, получается, что он тоже воевал, а про Рыжика ничего не знаю. Мама с папой были великие труженики. Папа работал шофером, а мама электросварщицей на вагонзаводе. Папа и на фронт ушел шофером. Я помню прощание с ним в кабине грузовика. Мне тогда казалось, что это огромный автобус. Тот, кто командовал, несколько раз отдавал приказ: «Водитель, трогайтесь». А папа никак не мог этого сделать – на руках у него я, брат держит его за ногу и кричит благим матом и рядом плачущая мама. Эти воспоминания о начале войны у меня очень яркие. Помню, как мама получила извещение о папиной гибели – какой это был крик, хотя она чрезвычайно сдержанный человек. Бабушка и дедушка Николаевы ушли в мир иной в 1950 и 1952 годах соответственно, как мне кажется, так и не поверив, что их сын, красавец, богатырь, погиб. Ведь они его не хоронили!

На Медниковской, 5 нас с братом все время опекали мамины двоюродные сестры тетя Оля и тетя Нина. Тети Олин муж Александр Сергеевич Львов имел бронь, поэтому не был на фронте. Он на стену повесил карту, где мы с ним флажками отмечали освобождение наших городов и ликовали. Спасибо всем этим добрым людям, которые в голодное время делились последней крошечкой хлеба, картошиной. Спасибо властям города, которые открыли детскую столовую на улице Урицкого. Спасибо тем, кто организовал детский сад на улице Достоевского, куда мы ходили с братом самостоятельно, а надо было перейти через Тьмаку по временному мостику. Я очень боялась идти по шатким дощечкам, так брат привязывал меня веревочкой и тащил. Спасибо всем, кто помог нам выжить, выучиться и стать полезными для других людей.

Когда объявили о Победе, все из нашего дома побежали на Почтовую площадь (теперь Советскую), а мама с дедушкой (он приехал ненадолго в Калинин) сидели и плакали. Дед – сдержанный, немногословный гигант – плакал и от радости, и от горя, что его сына нет рядом с ним.

С Медниковской улицы мы уехали в конце 1947 года. Мама вышла замуж, и мы переехали в Затверечье. В 1949 году у нас родилась сестричка Танечка. Наша мамочка, великая труженица, скончалась на 92-м году жизни в 2001 году. А мы с братом теперь уже старше нашего папы (он погиб в 31 год) почти в 2,5 раза. Брату – 75 лет, мне – 74 года.

Брат окончил мореходное Ленинградское училище, а затем Одесский судостроительный институт – капитан дальнего плавания. Я окончила Калининский вагоностроительный техникум, выбрала назначение в Челябинск, хотя комиссия мне предложила работу на судоверфи в Ленинграде (видно, генетика сработала не в пользу Ленинграда). В Челябинске я окончила политехнический институт по своей же специальности – сварка. Работала технологом на Челябинском тракторном заводе, а потом начальником бюро сварки СКБ Турбина.
Марина, посылаю вам копию с фотографии, сделанной 22 июня 1941 года. Если сочтете нужным, осветите продолжение очерка о Мещанской слободе. Даже если не будет публикации, я рада, что написала вам, облегчила свою душу, – помню все пережитое и всех, с кем пережила те суровые годы. Всех жителей моего родного города Калинина, теперь города воинской славы Твери, поздравляю с великим праздником – Днем Победы.

С уважением Лидия Ивановна Шамина (Николаева)

От автора: благодарю Лидию Ивановну за такой душевный отклик на уже давнюю публикацию, присланный в канун Дня Победы.

Автор: Подготовила Марина ШАНДАРОВА
290

Возврат к списку

В Завидове Тверской области проходит национальный туристский форум «Реки России»
В Конаковском районе обсуждают проблемы прежде такого популярного, а ныне возрождающегося вида отдыха, как путешествия по воде. В Тверской области насчитывается 760 рек длиной более 10 км.
23.06.201720:53
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость