28 Мая 2017
$56.76
63.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 26.04.2011

И до сих пор им снится Припять…

Фотограф: Архив "ТЖ"

Участники чернобыльских событий вспоминают о катастрофе.

Припять – город, построенный специально для сотрудников Чернобыльской АЭС. Здесь на прилавках можно было увидеть дефицитные товары, о которых могли только мечтать жители того же Калинина. Чистые, ухоженные улицы, постоянный прирост населения (Припять называли городом молодежи), отличные условия для досуга и отдыха. Все изменилось в одночасье, когда в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года прогремел взрыв на атомной станции.  Первыми на себя приняли удар пожарные, выполняли свой врачебный долг люди в белых халатах, порядок поддерживали сотрудники милиции, в зараженную зону были направлены военные. Но, конечно, среди ликвидаторов последствий катастрофы были люди различных профессий, объединенные одной общей бедой. Предлагаем нашим читателям фрагменты воспоминаний очевидцев тех страшных дней…

Юрий Николаевич Козлов, пенсионер, инвалид, в 1986 году – лейтенант милиции МВД Украины:

– 26 апреля в 2.00 меня и моих сослуживцев подняли по тревоге. В управление вызвали 29 человек, сказали, что едем в Припять, но зачем, не объяснили. Некоторые хотели даже взять с собой костюмы, ведь мы ехали в Припять – город, где в магазинах есть импортные продукты, где работают дискотеки, кинотеатр, парк с колесом обозрения.

Вскрыли пакет – в задании было написано, что мы едем ловить диверсантов. Только когда оказались за городом, нам сообщили истинную цель командировки – произошла авария на АЭС.
Первое, что меня поразило в Припяти, – безмятежно играющие в песочнице дети. А станция дымилась.

В этот день я потерял друга. Сергей Семенчатенко, инспектор ГАИ, простоял бессменно шесть часов на своем посту в непосредственной близости от АЭС. К обеду он упал – мы погрузили его в «скорую помощь», но он умер по дороге. Каждый выполнял свой долг как мог. Милиционеры эвакуировали людей, регулировали движение, боролись с расхищением имущества, с попытками мародерства.
Никаких средств защиты у нас не было – чтобы не пугать население, запрещено было надевать даже маски. С собой был коньяк, солдатам наливали спирт. Помню, зашли в магазин, попросили водки, но выяснилось, что продавщица сбежала. Директор категорически отказывался отпускать товар. «Что вы делаете? – говорили мы ему. – Нет медикаментов, нет средств защиты, нет дозиметров – немедленно начните продажу спиртного, сейчас не до формальностей!»

Я работал на АЭС до сентября. А потом попал в госпиталь – начали выпадать глаза. Кандидат медицинских наук была в ужасе: «И как вас лечить?» Потом началась почечная колика. Врачи вынесли вердикт – почку нужно удалять. Мне повезло: уже во время операции врачи решили почистить почку. Оказалось, что она забита радиоактивной пылью, липкой, как пластилин. Почку почистили и оставили.

Уже в Твери врачи обнаружили рак желудка. Пришлось удалять. Но мне сравнительно повезло – из 29 моих сослуживцев в живых на данный момент осталось только трое.

Юрий Ильич Ковалев, председатель Тверского областного союза «Чернобыль», в 1986 году сотрудник Чернобыльской АЭС, ведущий инженер капитального строительства:

– Помню как сейчас. 26 апреля, суббота, отличная солнечная погода. Традиционно в этот день шли семьей на рынок. Пошли и 26 апреля. Но рынок оказался закрыт, милиция, не объясняя причин, отправляла всех домой. Как известно, в первые дни катастрофы никто не проинформировал население Припяти о случившемся, но слухи ползли. Говорили, что ночью на АЭС произошла авария и есть погибшие.

Вечером по квартирам пошли медработники. Они выдавали детям по полтаблетки лекарства – на всех запасов медикаментов в городских аптеках не хватило. В ночь с субботы на воскресенье во всех домах горел свет в окнах. В воскресенье по радио выступил председатель горисполкома, сказал, что население будет эвакуировано на три дня. «К домам подойдут автобусы, берите с собой только самое необходимое». Он упомянул про документы, деньги, мячи и бадминтон – так, словно мы отправлялись на отдых или прогулку. Мы ехали на автобусах, не зная, что они всю ночь стояли рядом с реактором и заражены. Только когда подъехали к Киеву, увидели первые дозиметры. Позже под Киевом была вырыта огромная яма – автобусы, на которых мы ехали, сбросили в нее, яму забетонировали.

Жители деревни Красятичи, куда эвакуировали семью, встретили нас тепло. Мы ночевали в избе, и – вот что значит гостеприимство – хозяева отправили нас спать на кровать, а сами пошли на сеновал. Через два дня в Красятичи прибыли военные. Нас стали проверять. Померили уровень радиации, постригли наголо, мужчин побрили. Привезли полевые бани, полевые кухни. А через неделю приехали представители АЭС. Они привезли шокирующую новость – в Припять мы не вернемся, нужно разъезжаться по родственникам, обустраиваться на новом месте. В последний раз я побывал в Припяти в июле, пройдя все проверки и кордоны. В квартиру вошел в сопровождении милиции. Собрал два чемодана с самым важным – документами, семейными фотографиями. Вывозить из Припяти можно было только то, что не «фонило». На счастье, семейный альбом оказался «чистым» от радиации.

Нужно было начинать новую жизнь – с нуля. Поначалу жили в Чернигове, потом оказались в Калинине. Прошло много лет, но порой накатывают ностальгические воспоминания о Припяти – это был город молодежи, чистый, уютный, солнечный. Память о тех временах – фотографии в альбоме. Многим бывшим жителям города и ликвидаторам до сих пор снится Припять.

Юрий Павлович Федоров, заместитель председателя Тверского областного союза «Чернобыль», в 1986 году проходил службу в составе 20-й учебной артиллерийской дивизии, ликвидатор в составе 26-й бригады химзащиты:

– Декабрь 1986 года. Ночью мне позвонили из политуправления: «Юрий Павлович, заболел твой коллега, надо бы заменить». Надо так надо. Собрал «тревожный» чемодан (он есть у каждого офицера), утром уже ехал в Киев.

Жили в палатках. Днем работали, вечером проводились политические занятия – обсуждали, что происходит на станции, в стране и мире. Потом я садился писать справку об общей дозе облучения, полученной каждым из ликвидаторов в составе бригады, о проявленном героизме. Действительно, герои были, но были, конечно, и те, кто праздновал труса. Например, один из офицеров наотрез отказался ехать на АЭС. Бывали случаи, когда «грязные» машины, вместо того чтобы отправить в могильник, тайком везли домой. Но это были исключения из правил – большинство участников событий работали на износ.

ЛИКВИДАТОРЫ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

  • персонал реакторов,
  • около сорока пожарных, милиционеров и работников станции (из них 27 человек умерли от лучевой болезни в течение нескольких недель после аварии),
  • милицейская бригада из Киева числом 300 человек, члены которой закапывали загрязненную почву,
  • медицинский персонал,
  • многочисленная рабочая сила (в основном военные), которая была призвана для дезактивации и очистки зоны перед постройкой саркофага,
  • внутренние войска, охранявшие зону вокруг Чернобыля,
  • водители,
  • шахтеры, которые откачали зараженную воду и предотвратили ее попадание в Днепровский комплекс.

День ликвидатора был расписан по минутам: вставал в 4.30, в 5.30 на АЭС выезжала колонна «Уралов» с личным составом. Машины были «чистыми», а на подъезде к зараженной зоне мы пересаживались на «грязные» и на них ехали до станции. За два месяца я поработал на пятом, шестом, третьем блоках.

У каждого в бригаде был свой участок работы. Брали ведро воды, порошок и мыли стены, полы, убирали мусор. Некоторые выполняли спецзадания – работали на крыше 4-го энергоблока, где уровень радиации доходил до 10 000 рентгенов. Насильно никого не посылали – искали добровольцев. Один выход на крышу – премия в 200 рублей и включение в списки на замену (то есть на отправку домой). Максимальное время работы на крыше – 30 секунд. Добровольца одевали в изготовленную кустарным способом свинцовую одежду. На мониторе показывали: здесь лежит графит, твоя задача – подцепить кусок лопатой, сбросить его вниз.

Для тех, кто «получил» свою дозу радиации раньше окончания смены (допустимая суточная норма – 0,5 рентгена), были оборудованы комнаты-«отстойники». За время пребывания на АЭС я получил общую дозу в 17,9 рентгена. Воспоминаний о том времени много – вам приходилось, например, видеть рыжий лес? Именно такого цвета были деревья около АЭС, которые нам приходилось валить, – над лесом прошло радиационное облако.

Юрий Евгеньевич Лошкарев, врач. В 1986 году начальник госпитального отделения:

– Лето, первый день отпуска, и вдруг – звонок: меня направляют в командировку на Чернобыльскую АЭС. Там я пробыл два месяца. И ошибаются те, кто думает, что медики в Чернобыле занимались только лечением людей. Помимо этого кидали гравий на станции, следили за экологией, работали на пункте спецобработки.

Тогда-то впервые я увидел человека, у которого была поражена радиацией носоглотка. Медики, ранее не сталкивавшиеся с последствиями радиации, поначалу подумали, что у парня ангина. Лечили-лечили, прошло две недели, а результат – ноль. Пациента отправили в Киев. Потом разобрались, в чем дело: ликвидаторы подметали радиационную пыль без повязок-«лепестков», вот парень и наглотался.

Дороги в Припяти узкие, а водители, стараясь выполнить план, ездили на бешеной скорости. В результате во время ликвидации последствий аварии произошло много ДТП – мы выезжали на места происшествий. Когда я возвращался домой после двухмесячной командировки, в документах значилось, что я получил радиационную дозу 18,5 рентгена. Сколько было на самом деле, неизвестно.

Автор: Юлия ОВСЯННИКОВА
192

Возврат к списку

В Тверском регионе развиваются телемедицина и мобильное здравоохранение
В 2016 году Правительство Тверской области профинансировало социальную сферу на 100%. На эти цели было направлено более 65% расходов регионального бюджета. 
27.05.201701:14
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию