20 Января 2017
$59.35
63.18
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы18.02.2010

Комендор Теренин: «Не выстоять живому – недопустимо»

В армию Василий Теренин  был призван в сороковом. Как вы понимаете, такого красавца взяли служить прямиком на Балтфлот. С началом войны в составе 167-й батареи 29-го  отдельного артдивизиона он попадает на мыс Гангут, место для Российского флота памятное жестоким сражением 1714 года и великой викторией Великого Петра.

В армию Василий Теренин  был призван в сороковом. Как вы понимаете, такого красавца взяли служить прямиком на Балтфлот. С началом войны в составе 167-й батареи 29-го  отдельного артдивизиона он попадает на мыс Гангут, место для Российского флота памятное жестоким сражением 1714 года и великой викторией Великого Петра.
Но, прежде чем попытаемся рассказать о страшных днях его войны, ненадолго вернемся в 1979 год. Однажды Василий Павлович  в очередной раз зашел в библиотеку имени Крупской и попросил что-нибудь о войне на Балтике. Библиотекарь предложила сборник воспоминаний о героической обороне полуострова Ханко. Можно только представить, с каким чувством фронтовик читал строки о друзьях своих. И о себе… Спасибо доброй женщине, она с теплой надписью подарила ему библиотечную книгу. Вот несколько строк из предисловия: «Полуостров Ханко  был одним из трудных участков фронта. После того как мы были вынуждены оставить Таллин и острова Моонзунда, отважные гангутцы дрались с врагом на маленьком пятачке земли. Их ближайшим тылом был Кронштадт, находящийся на расстоянии двухсот с лишним миль от Ханко». Шел август 1941 года. С той поры всякое снабжение войск в районе военной базы «Ханко» прекратилось. Блокада. Немецкое командование  требует от подчиненных взять Ханко к 1 сентября и бросает сюда несметные силы.  Свыше полумиллиона снарядов и мин выпустил по территории базы враг.
Вспоминает Василий Павлович: «Наша батарея стояла на скалах, абсолютно открытая для обстрела. Пришлось под огнем делать укрепления. Пять блиндажей с двумя накатами бревен и подушкой из камня-известняка помогли спасти многие жизни. По полуострову шквальный огонь ведут 14 крупных батарей противника. Каждый метр нашей базы истерзан воронками. Это про нас вещало немецкое радио: «На Ханко СССР послал отборных?большевиков, которые не боятся ни огня, ни снарядов. Они не отступают. Это, очевидно, бандиты, у которых нет ни семьи, ни родных». Были и родные, и любимые. Но прежде всего  был долг защитить Родину.  Хорошо, что нас поддерживала авиация,  что рядом были отважные мои друзья-товарищи. Ведь по Ханко била не только немецкая артиллерия, но и авиация, и корабли с открытой воды».

В сборнике воспоминаний нахожу еще один эпизод. В неравном бою погибает командир орудия Виктор Сорин, потом снарядный Коган. В расчете не осталось и половины номеров: «Подлинного мастерства достиг прибойничий Теренин. Во время стрельбы, когда в расчете не хватало двух третей номеров, он успевал выполнять свои обязанности, устанавливать прицел и даже работать за наводчика». И так бывало не раз и не десять, почти постоянно. Как постоянным был голод. Триста граммов хлеба без приварка, вот и весь продпаек.
В ноябре сорок первого командование решает эвакуировать гарнизон с полуострова Ханко. На теплоходе «Сталин», путь для которого прокладывали ледоколы, военные плюс гражданское население, всего около шести тысяч человек, в невероятной тесноте в трюмах и на палубах отправились в сторону Кронштадта. Вспоминает комендор, а по-русски просто матрос-артиллерист Василий Теренин:  «Нас на том теплоходе не было. Мы должны были взорвать на Ханко все, что только можно, чтобы врагу ничего не досталось. На сторожевом катере мы на полпути догнали судно. Только стали подходить – там страшный взрыв! Потом еще! Наш катер тоже был поврежден. Темень. Ледяное море. Шторм в четыре балла. Паника на теплоходе. Ад… Шлюпки сразу стали тонуть. Нас из воды успел подобрать тральщик. Через день уже в Кронштадте меня с воспалением легких и ранением направляют в  госпиталь. После излечения в составе 41-го отдельного батальона 260-й бригады морской пехоты защищал Ленинград, Дорогу жизни».
Сейчас почти невозможно представить, как на голимом льду между Лисьим Носом и Ленинградом   в дзоте из бронированного железа сутками, неделями и месяцами в полной боевой находились наши бойцы. Задача была четко определена: любой ценой не пропустить немцев по ледовой дороге к Ленинграду.  До прорыва блокады, считай, три зимы действовал и выполнялся этот приказ. Потом вслед за отступающим неприятелем батальон проследовал до Таллина. Здесь проверенный в боях Василий Теренин получает новое назначение. Контрразведка. Уроки жизни, которые он получил от любимых командиров – командира батальона  Брагина и командира дивизиона Гранина, – плюс природный ум дали возможность принимать верные решения в самых пиковых ситуациях, о которых пока не готов рассказывать ветеран войны. Это его священное право. На гражданку Теренина определило хрущевское сокращение армии. В родные места вернулся вместе с женой и сыном в пятьдесят шестом. Работал начальником домоуправления, и многие люди до сих пор обращаются к нему за советом и помощью. Как к человеку, умному  душой.
Василия Павловича чаще всего приглашают в сорок вторую школу. Вопросы разные дети задают: что ели на фронте, где спали, как мылись…  Вот и мы хотим знать, что же всего труднее было тогда переносить. Василий Павлович  отвечает с ходу: «Конечно же, тяжелее тяжелого десант! Просто представьте, как из шлюпки выбрасываешься на вражеский берег. А до него метров сто или двести по мелководью. Спрятаться негде. На плечах тяжеленный пулемет «Максим», и ты  висишь опять на волосок от смерти. Потому что идешь на врага лоб в лоб. Сейчас даже во  сне боюсь увидеть наши военные дни, фронтовые  пути-дороги. Жив. Спасибо судьбе. Что-то хранило меня. Видать, нужен был еще на земле.  А друзьям моим вечная память».  
Из всех наград особо ценит Василий Павлович Теренин медаль «За  отвагу» и  довольно редкие медали – Петра Первого  и Екатерины Второй.

Автор: Кира КОЧЕТКОВА
53

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию