24 Марта 2017
$57.52
62.1
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы12.04.2011

Гвардии старшина из санного батальона

Фотограф: Семейный архив

Он из тех счастливчиков, кто прошел всю войну до самой Германии и ни разу не был ранен

Каких только профессий не бывает в армии! Военная специальность Бориса Ивановича Голубева – шофер, но больше двух лет в самой середине Великой Отечественной он сражался с врагом в санном батальоне.

Летом командовал расчетом 76-миллиметрового самоходного орудия, а зимой его боевой машиной становились аэросани.

Язык до фронта доведет

По довоенным временам семья Голубевых не бедствовала. Отец построил в конце двадцатых дом в Вышнем Волочке на улице Котовского, в нем и жили родители Бориса с детьми: пять сестер и братьев было у нашего героя. Родители работали на хлопчатобумажном комбинате, отец был столяром, мать – ткачихой. Борис учился в шестой школе, которая находилась в бывшем здании реального училища на улице Первомайской. Правда, недолго, после окончания пятого класса отец отвел его на фабрику «Пролетарский авангард» осваивать ремесло.

Война стала для семьи нелегким испытанием. Все три сына ушли на фронт, даже младший Виктор, которому в сорок четвертом едва исполнилось семнадцать, записался добровольцем. Девятнадцатилетний Борис получил повестку 14 июля и вместе с большой группой вышневолоцких парней был отправлен своим ходом в город Наро-Фоминск.

Шли почти месяц, сначала все вместе под командой приставленного к ним сопровождающего, потом разбились на группы – так было проще устраиваться на ночлег в какой-нибудь деревне и добывать еду. Борис Иванович вспоминает, что встречали их сельчане по-разному, кто приветливо, а кто и не очень, но чаще все-таки кормили, чем Бог послал. А одна старушка накормила, спать уложила, да еще сделала компрессы к измученным ногам. Дело в том, что ботинки, в которых они отправились на войну из дома, в дороге развалились, и большую часть пути будущие бойцы шли босиком. Большинство этих путешественников поневоле, так же как и Борис, никогда не покидали родного города или деревни, а потому, несмотря на тяготы пути, все вокруг казалось им новым и интересным. Они несколько раз сбивались с пути, расспрашивали встречных, по какой дороге идти дальше.

Чем ближе подходили к пункту назначения, тем чаще попадали под обстрелы с воздуха, прятались в лесах и придорожных кустах – откуда им тогда было знать, что всего через два месяца Наро-Фоминск станет ареной ожесточенных уличных боев? Враг готовил наступление на Москву, и немцы в своих донесениях называли Наро-Фоминск «калиткой» столицы. Фашисты так и не смогли до конца овладеть этим городом, а 26 декабря он одним из первых был окончательно освобожден Красной Армией, одержавшей под Москвой свою первую победу в Великой Отечественной войне.
В боях под Наро-Фоминском и принял Борис Голубев боевое крещение. Сразу-то, как пришел в город, его определили учиться на танкиста, да только недоучили – отправили на передовую.
После завершения битвы за Москву новобранцев собрали и послали в Рязань, потом училище перевели поближе к Уралу, в Куйбышев, там сержант Голубев и получил специальность шофера.

По дорогам судьбы

Разные встречи случаются в жизни. Какие-то быстро забываются, другие остаются в памяти навсегда. Одной из самых запоминающихся была встреча на военной дороге с маршалом Жуковым. Было это зимой сорок второго. Наши войска отбросили немцев от столицы, но и на дальних подступах к Москве шли ожесточенные бои. Батальон, в котором служил Борис Голубев, двигался к передовой, командующий тоже ехал в сторону фронта. Поравнявшись с колонной красноармейцев, Георгий Константинович остановил машину и сказал несколько напутственных слов воинам, которые совсем скоро вступят в бой и не всем из них приведется выйти из него живыми.

Голубев уцелел и в этом бою, и во всех прочих, какие пришлись на его фронтовую судьбу. Он из тех счастливчиков, кто прошел всю войну до самой Германии и ни разу не был ранен, ни дня не провел на госпитальной койке. Передышки в боевых буднях давала ему только учеба, за которую он брался с большой охотой. Сначала осваивал профессию шофера, потом его учили стрелять из гаубичной пушки. А уж потом окончил курсы вождения аэросаней в Соликамске.

Вторая незабываемая встреча произошла в жизни ветерана спустя три десятилетия после Победы. Идет он однажды по городскому рынку и вдруг останавливается, не веря своим глазам. Рядом с женщиной, которая бойко торговала семечками из большого мешка, стоял Иван Шеян. Однополчанин и самый близкий боевой друг, родом с Украины. Почти всю войну они прошли рядом, вместе поднимались в атаки, спали в одной землянке и писали письма родным у одной коптилки, сделанной из гильзы, даже воевали в одном расчете самоходной пушки. Борис Иванович был стрелком, а Иван – заряжающим.

На Ильмень-озере

– Хорошая машина аэросани! Несешься на ней в снежном вихре по белому полю, и такая вокруг благодать, что даже про войну забываешь, – говорит фронтовик, а в глазах у него появляются озорные искорки. Это он вспомнил эпизоды из своей боевой юности.

...Дело было весной сорок третьего. Переехал Борис Иванович с донесением через озеро Ильмень на своих аэросанях. Пока штабное начальство дождался, пока пакет отдал, как приказано, лично в руки, солнышко пригрело, и лед на озере начал прямо на глазах распускаться. Вся его поверхность покрылась слоем воды, под которым даже пешему не разглядеть, крепок ли под ногами лед. Однако делать нечего, надо возвращаться в свою часть. Вместе с ним ездил в штаб связист.

– Ну что, рискнем, авось проскочим? – спрашивает у пассажира старшина Голубев, а тот только плечами пожал. Видно, что страшится, да признаться не хочет.

Выехали на озеро.

– Ну, память, выручай!

И помчались сани, то ли едут, то ли плывут. И ведь не подвела память, не заблудились, не попали в полынью, точно в нужном месте к берегу «причалили». Впрочем, повторить этот маршрут Голубев, пожалуй, не решился бы. Говорит, с судьбой в прятки дважды не играют.

Тем более что незадолго до этого он, пересекая на аэросанях Ильмень-озеро, попал под вражеский обстрел с воздуха. Ехали они вдвоем с командиром роты. Только успели на ходу выпрыгнуть и приземлиться носами в снег, как на сани упал снаряд. Постреляли по самолету из автоматов, все мимо. Когда налет кончился, командир роты ушел пешком, обещал помощь прислать. А старшина Голубев остался при санях – хоть и разбит мотор, но это его боевая машина, которую бросать не положено. Да еще бак полон бензина. Озяб на холодном ветру, влез в сани и задремал. Разбудили его наши солдаты из боевого охранения и увели в свою часть, мол, оставаться там нельзя, немцы из разбитых подразделений могут случайно наткнуться.

А как вернулся в свою роту, новые аэросани получил.

Родительский дом

После освобождения Старой Руссы гвардии старшина Голубев прошел с боями пол-Европы и завершил войну на берегу Рейна. В Берлине ему тоже довелось побывать, но только уже после Победы, он до сорок шестого года служил в Германии.

Демобилизовался осенью, возвратился домой. Отца в живых уже не было, а мать дождалась с фронта всех троих сыновей. Только младший Виктор продолжал служить в армии, окончил военное училище и стал офицером. Он давно в отставке, живет в Сочи с детьми. Один брат и остался из всего военного поколения семьи Голубевых.

А тогда, в конце сороковых, в родительском доме было многолюдно и нескучно. Одну за другой играли свадьбы, молодожены некоторое время жили в семье, потом строили дома, получали квартиры, уезжали. Борис Иванович тоже вскоре женился на девушке, с которой еще до войны бегал вместе на танцы. И как-то так вышло, что в старом доме остались Борис Иванович с женой и двумя дочерьми. Он и сейчас живет там, но уже с внучкой Евгенией и тремя правнуками. А всего внуков у него четверо.

За свою долгую жизнь Борис Иванович много профессий сменил, но одна оставалась неизменной – он всегда был рабочим и этим гордится. Несколько лет проработал мотористом на катере в организации, которая поднимала берега местного водохранилища. Возил на катере бревна в лесопильный цех. На лесоповале работали немцы, но теперь это уже были не враги, а военнопленные.

В послевоенные годы жить было трудно и голодно. Несколько лет Борис Иванович проработал на хлопчатобумажном комбинате кочегаром в котельной. Ох и покидал он угля в топку! Жарко, конечно, зато зарплата там повыше и продовольственный паек побольше, семью-то надо было кормить. Потом был дизелистом на гравийном карьере в Терелесове, освещал территорию и приводил в движение технику. На пенсию ушел с фабрики «Пролетарский авангард».

В год 65-летнего юбилея Победы гвардии старшине Голубеву исполнилось 88 лет, но Борис Иванович давно уже празднует каждый День Победы как личный юбилей, а день рождения – уж после, потому что, говорит, великое счастье выжить на такой страшной войне, пройдя ее всю по полям сражений.

Автор: Нина АЗАРИНА Вышний Волочек
14

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию