28 Июня 2017
$58.88
65.96
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
История05.04.2011

Военное небо космонавта

Самый старший из побывавших в космосе.

Весной 1974 года заканчивалась моя срочная служба в гвардейской Таманской дивизии, и последние два месяца ее прошли на курсах офицеров запаса. 8 мая нас привезли в конференц-зал МГУ для участия в торжественном заседании в честь 29-й годовщины Победы.

Как комсорг курсов и дипломированный историк, я должен был выступить от имени воинов Советской Армии, что и сделал в полуобморочном от волнения состоянии, тем более что непосредственно передо мной держал слово летчик-космонавт и дважды Герой Советского Союза Георгий Тимофеевич Береговой.

С того дня я с особым трепетом читал и слушал все, что касалось судьбы этого легендарного человека, и проникался все большим уважением к нему. Конечно, каждый из нас слышал это имя, но позвольте напомнить несколько фактов его биографии, прежде чем повести речь о связи героя с тверской землей.

Георгий Тимофеевич Береговой, 90-летие со дня рождения которого мы отмечаем 15 апреля, родился под Полтавой, окончил Ворошиловоградскую школу военных летчиков, с 1942 года и до самой Победы воевал с фашистами в составе наших авиационных соединений. Он — единственный космонавт, удостоенный первой Звезды Героя Советского Союза за Великую Отечественную войну, а второй — за полет в космос. Энциклопедии отмечают, что Береговой родился раньше всех из людей, побывавших в космосе. В отряд советских космонавтов был зачислен в 1963 году. За несколько месяцев до радостной вести: «Принят в отряд!» – его фронтовой командир и товарищ, а теперь наставник космонавтов генерал Н.П. Каманин с горьким вздохом ответил, возвращая рапорт: «Не могу, понимаешь, не могу. У меня приказ: брать не старше двадцати пяти – тридцати лет, а тебе сорок четыре». И все же 26–30 октября 1968 года в возрасте 47 лет Береговой совершил полет на космическом корабле «Союз-3» и стал летчиком-космонавтом СССР №12. В этом полете была сделана первая в истории освоения космоса попытка стыковки с беспилотным кораблем «Союз-2» в тени Земли. Полет продолжался почти четверо суток.

А 22 января 1969 года во время торжественной встречи космонавтов, при въезде кортежа в Кремль, офицер Виктор Ильин обстрелял автомашину, в которой ехал Береговой, приняв ее за автомобиль
Л.И. Брежнева. Шофер погиб, а раненный осколками лобового стекла космонавт сумел вывести автомашину из опасной зоны. В 1972—1978 годах генерал-лейтенант авиации Г.Т. Береговой был начальником Центра подготовки космонавтов. Он скончался 30 июня 1995 года во время операции на сердце.

На фронтах Великой Отечественной летчик Береговой сражался с августа 1942 года: командир звена 451-го, затем 235-го штурмовых авиаполков 3-й воздушной армии на Калининском фронте; с 25 марта по 5 сентября 1943 года Г.Т. Береговой — заместитель командира эскадрильи 671-го штурмового авиационного полка в составе Калининского, а затем Воронежского фронтов, затем командир эскадрильи того же полка, ставшего 90-м гвардейским. За годы войны он совершил 186 боевых вылетов и 26 октября 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза.

Приведем фрагмент из книги Берегового «Три высоты», повествующий об одном из эпизодов боев на Калининском фронте: «…тот день, когда я с группой других летчиков получил назначение на Калининский фронт, наступил для меня как-то неожиданно. А вскоре случилось то, чему поначалу я просто отказывался верить и к чему потом долгое время не мог в глубине души привыкнуть. Явившись в пункт назначения, на один из фронтовых аэродромов в районе Осташкова, я услышал сразу и вместе те имена, которые впервые соединились еще в моих мальчишеских грезах, — Каманин, Громов, Байдуков. Только теперь речь шла не о мальчишеских грезах, теперь герои детства по воле случая вошли в мою реальную сиюминутную жизнь. Командующим 3-й воздушной армией был М.М. Громов, одним из ее корпусов командовал Н.П. Каманин, а дивизией, в которую входил мой полк, — Г.Ф. Байдуков. Три прославленных летчика страны, три Героя Советского Союза, получивших это почетное звание еще в мирные годы, три человека, имена которых я не уставал повторять мальчишкой, жизнь которых брал для себя за образец…

Фронтовой аэродром живет вне графиков, вне каких бы то ни было, пусть даже самых жестких, распорядков дня и режимов. Здесь каждый человек на счету, каждая минута его времени зависит от внезапно и постоянно меняющихся ситуаций. Необходимость боевого вылета может возникнуть в любую минуту суток. А работы для наших «Илов», как оказалось, было более чем достаточно: штурмовки фашистских аэродромов, обработка живой силы и техники противника на марше, уничтожение артиллерийских и зенитных позиций. Но постоянной и главной целью для нас долгое время оставались железная дорога Великие Луки — Ржев и район находящегося во вражеском тылу города Белый, откуда немцы питали Ржев техникой и людьми…

Делая очередной заход на цель, я увидел состав, который хотя и продолжал двигаться вперед, но вагоны уже горели. Казалось, будто их крыши слегка припудрены мелом, и ветер срывает с них этот мел длинными белыми струйками. Но это был не мел, а дым, который выбивался на ходу сквозь щели и пробоины от снарядов. Если среди грузов есть боеприпасы или горючее, то эшелону крышка. А если нет?.. Словом, чтобы наверняка поразить цель, нужно было вывести из строя паровоз.
Я сделал горку и вошел в пике. Земля стремительно рванулась навстречу; казавшиеся до того игрушечными, вагоны быстро увеличивались в размерах. Стало видно, как из некоторых повалил густой черный дым, перемежаясь с языками ярко-рыжего на его фоне пламени.

А вот и паровоз. И как раз там, где надо, точно в перекрестии прицела, — пора!..

Я взял ручку на себя и, выводя машину из пике, на какую-то долю секунды успел заметить, как из тендера, из паровозного котла, даже откуда-то из-под колес — отовсюду брызнули в разные стороны острые струи воды и пара.

Набирая высоту, я знал, что эшелон пошел под откос. Можно было возвращаться домой, на базу.
Огляделся. В небе, кроме меня, — никого. Остальные штурмовики из моей группы, видимо, обходили железнодорожный узел с другой стороны. Там, за станцией, клубилась огромная туча дыма, которая, растекаясь вправо и высоко вверх, застилала изрядный кусок горизонта гарью и копотью.

Прошло уже порядочно времени после того, как я перевел машину с набора высоты в горизонтальный полет. Вдруг самолет тряхнуло, и мотор сразу забарахлил. Взглянув на приборную доску, я сообразил, что где-то пробита система водяного охлаждения двигателя — вода ушла. Мотор тянул с каждой минутой хуже и хуже, обороты падали. В довершение всего начало падать давление масла. Машина проседала в воздухе, едва удерживаясь на курсе. Стало ясно, что вынужденной посадки не избежать.

Но садиться было некуда: подо мной, куда ни кинь, сплошняком расстилался лес. Линию фронта, к счастью, я успел перевалить, но о том, чтобы дотянуть до ближайшего аэродрома, нечего было и мечтать…

«На посадку зайду с края ближайшей опушки, и не поверху, а под основание леса», — быстро созрело решение, а глаза уже отыскивали подходящую прогалину. Сверху хорошо просматривались также и те участки, где лес был помоложе: деревья не так высоки, а стволы тоньше. «Основной удар о стволы придется на крылья. А упругий подлесок погасит скорость», — решил я, выбрал участок, где реже стволы и гуще подлесок, взял ручку на себя и...

И оказался на земле. В глазах потемнело. Когда сознание прояснилось, понял, что жив и, кажется, цел — ссадины и царапины, понятно, не в счет. Ремни выдержали, и я висел на них в кресле кабины, а кабина — это было почти все, что сохранилось от моего «Ила». Крылья, хвост и все прочее остались где-то там, позади, на краю опушки. Лишь бронированный фюзеляж проскочил, как таран, между деревьев, оставляя на их стволах все то, что приняло на себя первый, основной, удар. С машиной, можно сказать, было покончено.

Отстегнуть ремни оказалось делом нескольких секунд. Зато открыть фонарь удалось не сразу: фюзеляж здорово деформировало. Пока возился, в голове неотвязно стучала одна и та же ликующая мысль: все вышло так, как было задумано. Так, как задумано!

Возможно, это была лишь радость возвращения к жизни. А может, пробуждающееся чувство профессиональной гордости: выкарабкаться живым и невредимым из такой передряги — хоть у кого голова закружится. Но уйти от разбитой машины я смог не сразу. Долго еще сидел на каком-то замшелом пеньке, разглядывая обломки, заново переживая все случившееся… На аэродром я попал не скоро. Только к концу второго дня вместе с добровольными провожатыми выбрался из болотистой чащобы на дорогу».

Через полчаса после возвращения в полк лейтенант Береговой вновь поднялся в воздух и участвовал в бомбардировке немецких эшелонов на станции Нелидово, за что ему вручили первую боевую награду — орден Красного Знамени.

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
64

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость