21 Августа 2017
$59.36
69.72
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 04.04.2011

Историк опричнины и свидетель новой Смуты

Фотограф: www.vokrugsveta.ru

Он испытал ее на собственном опыте.

Будущий историк опричнины и Смуты Иван Иванович Полосин родился в сентябре 1891 года, окончил историко-филологический факультет Московского университета в 1916 году и в остальные сорок лет своей жизни сполна испытал на собственном опыте новую Смуту в России.

С 1917 года он работал в Румянцевском музее (Российская государственная библиотека), а в 1922—1929 годах — в академическом Институте истории. Столичные профессора в то время уезжали в провинциальные вузы, так сказать, на укрепление научно-преподавательских рядов. Так И.И. Полосин оказался в Тверском пединституте. Близкое знакомство с историей нашего края подвигло ученого на исследование тех общерусских событий, в которых тверская земля играла ключевую роль.

Одним из таких сюжетов стала эпоха опричнины Ивана Грозного. Профессор И.И. Полосин и академик С.Б. Веселовский, глубоко занимавшиеся этой проблемой, отнесли переход Старицы в опричнину к 1566 году, т.е. ко времени обмена земель с князем Владимиром Андреевичем. Профессор Р.Г. Скрынников датирует его 1567—1568 годами. Современные историки полагают, что Старица не была в опричнине, по крайней мере, до мая 1569 года. Это, конечно, не означает, что опричники не могли быть испомещены в Старице около 1566 года.

В 1929 году историческую науку в нашей стране постигла катастрофа. 5 ноября 1929 года Политбюро ЦК ВКП(б) своим постановлением инициировало грандиозное политическое «дело». Его жертвой стала большая группа ученых-историков, среди которых были четыре академика (С.Ф. Платонов, Е.В. Тарле, Н.П. Лихачев, М.К. Любавский) и девять членов-корреспондентов АН СССР. Ко второй половине следующего года число арестованных историков в целом по стране превысило 150 человек. Было сфабриковано обвинение, согласно которому арестованные ученые, работники аппарата Академии наук, сотрудники Русского музея, Центрархива, других научных учреждений, вузов, издательств, священнослужители и даже домашние хозяйки якобы создали антисоветскую контрреволюционную организацию «Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России», поставившую своей целью свержение власти при помощи иностранной военной интервенции и восстановление монархического образа правления. Основной целью чекистов и партработников в этом «деле» была борьба со старой интеллигенцией, а в Ленинграде власти преследовали и другую цель — разгромить достигшую своего расцвета в начале ХХ века петербургскую историческую школу.

Следователи получили инструкцию принудить подследственных к даче показаний, из которых следовало бы, что контрреволюционная организация была разветвленной, охватывавшей многие города страны и в первую очередь Москву.

В результате допросов академика С.Ф. Платонова, которому по «сценарию» была предназначена роль главы заговора, под подозрение попал и профессор И.И. Полосин. Сначала его, читавшего в Ярославском пединституте курсы «История феодализма», «История промышленного капитала в России», «История народов СССР», уволили оттуда как «немарксиста». Полосин накопил богатейший опыт педагогической работы в высшей школе, собранный в академическом Институте истории, Тверском и Ярославском университетах, был автором 20 научных работ, в том числе нескольких монографий, однако на общественном смотре он заявил, что считает марксизм только рабочей гипотезой, — и для дирекции пединститута этого было достаточно.

14 сентября 1930 года московские историки Николай Михайлович Дружинин, Иван Сергеевич Макаров, Иван Иванович Полосин, Михаил Николаевич Тихомиров и Лев Владимирович Черепнин были посажены в Бутырскую тюрьму. Каждый из них допрашивался не более трех раз, в результате чего следователь, ведший дело, составлял короткие, в один абзац, «заключения», содержавшие суть предъявленного обвинения или столь же лапидарное обоснование для освобождения из-под ареста.
После более чем двухмесячного содержания в тюрьме из-под стражи были освобождены Н.М. Дружинин и М.Н. Тихомиров. Приговор Особого совещания при Коллегии ОГПУ в отношении И.С. Макарова был по тем временам суровым: «…заключить в концлагерь сроком на 3 года». Ученого этапировали «в г. Усолье, В.-Камский округ, для заключения в Вишлаг». Тем же приговором будущий академик Л.В. Черепнин был выслан «в Северный край, сроком на три года».

Первый допрос И.И. Полосина состоялся 17 октября 1930 года. Следователь расспрашивал о его взглядах, которые, как записано в протоколе со слов ученого, в дореволюционное время «совпадали с настроениями, типичными для профессорской среды, и сближались в программе с партией конституционно-монархической». В собственноручных показаниях И.И. Полосин решительно заявил, что «ни в какой политической группе, тем более контрреволюционного значения… не принимал и принимать не мог никакого участия». «Заключение» следователя опирается на показания подследственных, допрошенных в Ленинграде: «По показаниям участников организации Любавского, Готье и Бахрушина, Полосин, являясь убежденным монархистом, был близок к организации, входил в антисоветский и антимарксистский кружок молодых историков, которым руководил Бахрушин. По заданию организации создал контрреволюционную группировку краеведов в Ярославле». На этом зыбком основании следователь сделал вывод о том, что «Полосин является безусловно социально опасным элементом». Особое совещание при Коллегии ОГПУ постановило: «Полосина Ивана Ивановича заключить в концлагерь сроком на 3 года».

Основная особенность московского следствия — отсутствие признаний арестованных ученых в их участии во «Всенародном союзе борьбы за возрождение свободной России» и вообще в антисоветской контрреволюционной деятельности. Но к моменту допросов в Москве фабрикация всего «дела» в Ленинграде уже практически была завершена. Поэтому московским следователям не требовалось добиваться признательных показаний, а нужно было только подвести каждого подследственного под уже изготовленный их ленинградскими коллегами шаблон, что и было сделано.

По «отбытии срока наказания» Особое совещание пересмотрело дело и постановило лишить И.И. Полосина «права проживания в 12 пунктах Уральской области с прикреплением и сроком на 3 года». Затем он отбывал ссылку в Курске, преподавал в местном пединституте. Отбывшие свои сроки заключения или ссылки ученые подвергались после освобождения всевозможным преследованиям и ограничениям. В частности, в течение длительного времени им запрещалось возвращаться в Москву, а также жить в крупных городах. Лишь после Великой Отечественной войны они были восстановлены в правах, но никто из них при жизни не был реабилитирован. Общая же реабилитация последовала только 16 января 1989 года.

Ученые, побывавшие в следственной тюрьме, концентрационных лагерях и ссылке, безусловно, осознавали, что в любой момент репрессии в отношении них могут возобновиться. Опасались они также шантажа со стороны органов ОГПУ-НКВД-МВД-КГБ. Действительно, репрессивные органы держали всех их в поле своего постоянного наблюдения. Так, следственное дело И.И. Полосина запрашивалось из архива органами госбезопасности 7 июня 1941 года («разработка»), 7 октября 1944 года, в августе 1944 года, 22 сентября 1947 года, 25 февраля 1948 года (все случаи без указания причин), в январе 1949 года («МГБ по Калининской области»), в июле 1956 года, уже после кончины историка («ознакомление в связи с проверкой связей»). Таким образом, только смерть избавила профессора Ивана Ивановича Полосина, и то не сразу, от дальнейшей слежки за ним, преследования и угрозы ареста. Некролог был опубликован в третьем номере «Вопросов истории», в те дни, когда завершал работу XX съезд КПСС, осудивший культ личности Сталина.

А как же оценивают работы Полосина по опричнине современные историки? А.Л. Никитин (кстати, живший в юные годы в Твери. — И.Т.), говоря в одной из новых работ о неутешительном изучении этой эпохи в науке, пишет: «Еще большую путаницу вносит попытка разобраться в причинах и содержании «опричнины» путем изучения отмеченных в ней лиц… Первым и, похоже, единственным историком, который поставил такой вопрос, был И.И. Полосин. В работе, написанной незадолго до смерти, он пришел к заключению, что опричнину в целом венчал некий рыцарско-монашеский (или придворный) орден, созданный Иваном IV для своей безопасности, представленный корпусом опричников из 500 человек, имевших свой орденский костюм, свою символику, свой орденский храм в Александровой слободе, своего гроссмейстера, в роли которого выступал царь, и даже свою печать... Вместе с тем, как отмечал Полосин, пресловутый «царский обиход», в который Иван IV запрещал «вступаться» митрополиту Филиппу, во многом соответствовал орденской практике Западной Европы того времени, переживавшей период возникновения разнообразных рыцарских, монашеских и придворных орденов, и находил подтверждение в заявлении Г. Шлитте 1547 г. о намерении московского царя организовать в России свой рыцарский орден».

И.И. Полосин своими глазами наблюдал, как Сталин создавал свой «рыцарский орден» и формировал свою «опричнину», беря пример с Ивана Грозного. Не случайно в разгромном постановлении 1946 года о фильме Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» говорится о том, что в нем «прогрессивное войско опричников представлено как шайка разбойников, чем-то вроде ку-клукс-клана». И Сталин недалек от истины.

С 1940 года и до конца жизни И.И. Полосин преподавал в Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина, исследовал русскую историю XVI—XVII веков и аграрную историю XIX века. Предметом его изучения были эволюция поместья и развитие крепостного права в России, анализ Угличского следственного дела об убийстве царевича Димитрия, история общественной мысли в России (работы о И. Пересветове, И. Тимофееве, М.В. Ломоносове). В 1963 году академик Л.В. Черепнин издал посмертно сборник его статей по этой проблематике под названием «Социально-политическая история России XVI — начала XVII вв.».

Автор: Иван ТОРОПЕЦКИЙ
103

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость