30 Мая 2017
$56.71
63.37
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.04.2011

Проект «Мой райончик»: Тверская "Рублевка"

Фотограф: Жители города

Джентрификация – модное слово, чаще употребляемое в больших порциях и больших городах. Этот английский термин на деле означает переселение людей из Центральной городской части в бедные кварталы, промзоны по-нашему.

Джентрификация – модное слово, чаще употребляемое в больших порциях и больших городах. Этот английский термин  на деле означает переселение людей из Центральной городской части в бедные кварталы, промзоны по-нашему.

Городская среда трансформируется, как следствие - повышается арендная плата и фешенебельность отдельно взятого района. Урбанисты вкладывают в это понятие более объемный смысл, с культурным подтекстом.

Они делят процесс на два условных этапа: когда в район переезжают журналисты и молодые рестораторы и обживают его по-своему, а потом там открывается офис Яндекса и дорогие магазины.

Это деление пусть и условное, но закономерное. Процесс джентрификации вовсю разгуливает не только по Западной Европе, но еще дальше и ближе: за Атлантикой и Садовым кольцом. По-честному, он добрался и до нас, правда, самопроизвольно и спорадически.

Попадая в мегаполис, сразу понимаешь, что кроме топографического разделения по районам, здесь есть свои формы жизни, не зависящие от расстояния между станциями метро. Этнические кварталы, бедные, но богатые, мифические, мистические, достопримечательные, стоящие на кладбище, строящиеся и разрушающиеся – все они объединяются в обособленные городки с полноценной инфраструктурой, собственной Красной книгой, выдающимися личностями и прочими атрибутами самостоятельности. Теория привлекательных мест работает и, стоит заметить,  на ней неплохо зарабатывают.

В прошлый раз мы еще не знали такого термина как джентрификация. Но это не помешало нам побывать на Соминке – в спальном районе, где недавно появился свой вертикальный лифт, правда, на фоне курсирующего транспорта для креветок, кремлика и бесцветных людей. Даже урны здесь феноменально другого цвета, а уж сколько стоит снимать квартиру – я молчу. В этот раз мы прогуляемся по райончику контрастов, где всегда было хорошо, но делать было нечего. Все изменилось, когда на пустыре стали появляться замки и стеклянные дворцы, а на улице Розы Люксембург открылась автомойка.

Наверно это мой рай

Этот рай очень попсовый. Его называют долиной нищих, частным сектором, Затверечьем. Но как ты его ни крути – он продолжает существовать как нечто, синтез дачного района с элементами рублевки. Дач уровня Иосифа Сталина и гектарных участков здесь нет, зато есть яркие люди, успешно делающие вид, что живут не в Твери, а в Нью-йорке. Ветхий частный сектор чередуется с проселочными дорогами и асфальтированным въездом в коттеджный поселок. Именно на этих контрастах пульсирует мифическая жила Затверечья.

Я выросла в этом районе, это район моего детства. Даже наш первый дом на Туполева сохранился. Есть легенда, что там жил великий советский деятель. Мы там жили, и мне кажется, что это неправда. Потому что большой человек не мог жить в таком маленьком скрипучем доме. Когда мимо наших окон проезжал первый трамвай, а это было в четыре с чем-то утра, я просыпалась от стеклянного дребезжания и учила математику. Она меня очень успокаивала, была своеобразным местом силы. Но уже в то время мы научились извлекать пользу от трамвая. По субботам мы садились на Маяковской в вагон и ехали до Пожарной площади и обратно. Это было самое далекое путешествие, разнообразить которое всегда помогала схема трамвайных маршрутов. Она для нас была как карта метро для сибиряка, оказавшегося в мегаполисе. Такие трамвайные прогулки можно совершать и сегодня, жаль, только, уже давно закрыто трамвайное движение по Восточному мосту – оттуда открывался отличный вид.

Космические виды

Смотровые точки района – настоящая гордость местных рыбаков и русалок. Находятся они на Восточном мосту, на въезде в который возвышаются две огромные стены из булыжника. Их называют нашими восточными стенами.

Существует миф, что эти ворота должны были превратиться в своего рода триумфальную арку. Я была там, и мне кажется, что это неправда.

С обеих сторон моста к Волге спускаются лестницы – старые, разрушенные, с пробивающимися сорняками. Зато между пролетами есть довольно комфортабельные площадки для сидения. Так, устроившись с левой стороны, можно смотреть рассвет, с правой открывается вид на сиреневое кладбище и закат. На редкость хороши августовские пожары в этих полях: трава горит медленно и отсюда можно наблюдать затейливые рисунки, похожие на сигналы космосу. Это место остается самым популярным в сезон звездопадов, так как в нашем районе нет ни одной крыши выше второго этажа.

Кладбище сирени

Старинное кладбище всегда было уксусной эссенцией для любителей загадочных историй. Это уже потом, на краеведении мы узнали, что называется оно Кладбище Неопалимой Купины, что единственный крест на нем – место захоронения архиепископа Калининского и Кашинского Фаддея. Весной кладбище сначала превращается в белый холм, а потом – в сиреневый, так оно и  цветет все лето. Гулять здесь запрещали. Но совсем рядом с ним находилась тарзанка, на которой катались все дети. А это означает, что мы частенько, задержав дыхание (трупный яд же!) бродили между старых провалившихся могил и вскрикивали от веток сирени, ударяющих в спину.

Правда, за кладбищем начинается жизнь. Там все есть.

Седьмой континент

Если не самый лучший, то уж точно легендарный район, со всех сторон окружен пустотой. С одной стороны – долина нищих, с другой – болота. Каждый метр этих дорог и приусадебных участков наполнен сытостью и американской мечтой.

На Новозаводской в замке с круглыми окнами живет бывший директор вагонзавода. На Парниковой - адвокат, который каждый месяц берет новую машину в прокат. У него растет клубника, газон и странная дочка. На улице Барминовской стоят аккуратные розовые домики с палисадниками, резными воротами и подвесными фонариками. На улице Архитекторов есть дом с пятьюдесятью комнатами, в котором ведется круглосуточное видеонаблюдение.

Если бы эти люди не были такими скрытными, они вполне могли бы открыть в своих домах галереи, рестораны и ночные клубы и сделать район еще красочней. Есть, правда, на этом островке два изъяна – старый завод и недостроенный дом, в котором поселились наши «рублевские» бомжи. Но здесь не найти живых достопримечательностей. Все сливки – в частном секторе.

Василий Котов с улицы Лазо

Этот человек, кажется, незаметный. Он не распевает на улицах гимны, не декламирует учебник истории и не ходит с красным флагом, как делают, кстати, некоторые другие обитатели района. Круглый год он ходит купаться на Тверцу. По переулочкам Затверечья едет на стареньком велосипеде, лет 15 подряд уже едет. В плохую погоду ходит пешком. У него там есть местечко, ближе к Красинскому мосту, потеплее. Дедушка не многословный, рта у него не видно – в бороде. Но глаза очень добрые. Поэтому местные ребятишки верят, что это волшебник. 

Правда, на Литейном переулке живет ведьма. Старушка постоянно покупает похоронные атрибуты. То венок несет, то одежду, то искусственные цветы. Дом ее выглядит зловеще: со ставнями и покосившейся калиткой. На заборе всегда сидит кошка и зыркает на прохожих. Хотя, прохожих на Литейном часто не встретишь. Я была возле дома этой бабушки, и мне кажется, она просто держит ритуальную лавочку с ценами «для своих».

Дом Мартина

Есть в нашем райончике и клад на улице Кропоткина 31. Находится он под деревянной чешуйчатой башенкой Дома Мартина, что вблизи Екатерининской церкви. Хозяином этого деревянного особняка был бухгалтер пивоваренного завода Мартин. Дом был построен в 1910 году, не так давно его шпиль украсил петухом нынешний владелец Эдвард. Наверняка, этот самый клад откопали предыдущие обитатели дома. Но все жители Затверечья искренне веруют в обратное. Я была там, и верю в каждую историю этого района.

Такие места не строятся, они выращиваются. Затверечье никогда не вырастет из пределов своего трамвайного кольца. Район заперт между двумя мостами, расширяться он может только ярусами – вверх. Здесь начинает действовать отработанная схема урбанистов. В бедный район переселяются богатые, тоже плачут, строят и постепенно выворачивают наизнанку долину нищих. Лично я не вижу в этом ничего плохого. Главное, чтобы таунхаус, который строится у Восточного моста, не загородил мои смотровые площадки.

Для комментариев: этот материал – второй в серии «Мой райончик». Предположительно, по вашим наводкам и отзывам, можно покрутить калейдоскоп во все стороны: от южных полей до пролетарских мостов. 

Где поесть: Единственный хлебный ларек на весь район находится на Маяковской. Там всегда горячие булки и сочные жареные пирожки в форме сарделек.

Где отдохнуть: Бильярд на улице Котовского. Там крышует местная мафия. Или остановка ул.Новозаводская. Там крышует местный клуб юных автолюбителей «Мануал клаб».

Где пожить: Все чаще в этот район переезжают студенты. Снять часть дома стоит в среднем 7 тысяч рублей.

Где купить: Супермаркет «Магнит» и молоко с творогом у бабушки на Затверецком бульваре ( по воскресеньям в 9 утра).

Автор: Марина ЕВСТРАТИЙ
10346

Возврат к списку

В тверском регионе стартовала кампания ЕГЭ-2017
Паспорт, хорошие знания и память – это все, что сегодня взяли с собой выпускники школ региона на экзамен по информатике и ИКТ.
29.05.201721:21
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию