24 Марта 2017
$57.52
62.1
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 01.04.2011

Без прав и вне закона

Наш собеседник – человек добропорядочный, однако недавно он был осужден по уголовному делу и может вновь оказаться на скамье подсудимых. Вот только не знает – за что?! Мы попытались разобраться и… тоже не поняли.

Наш собеседник – человек добропорядочный, однако недавно он был осужден по уголовному делу и может вновь оказаться на скамье подсудимых. Вот только не знает – за что?! Мы попытались разобраться и… тоже не поняли.

– Похож на злостного хулигана? – с иронией спрашивает Сергей Александрович, человек взрослый и солидный, отец семейства. По мнению осташковских судей, в феврале прошлого года он вдруг взял да и поколотил некоего гражданина Молдовы, чинно-мирно трудившегося у его соседа. А в ноябре ни с того ни с сего накинулся на незнакомого ему приезжего с одной из южных окраин, который с приятелями приехал полюбоваться заснеженными берегами Селигера и – ну совершенно случайно! – завернул на его участок. По первому делу Сергей Александрович уже выплатил штраф. По второму – вскоре предстанет перед судом.
– Да за что же вы их всех?! – с опаской спрашиваем у «злостного хулигана», на всякий случай отодвигаясь подальше.

– Гастарбайтера вообще не трогал. А тот, приезжий, с тремя дружками меня рядом с моим домом с утра караулили. Заблокировали выезд моим машинам. На мой звонок милиция не прореагировала, приехала лишь через три часа. У меня дома были семья и знакомые. Как только я вышел, незваные «гости» набросились на меня сразу. Напали на меня на моем же участке, и один из них избил меня на глазах у родных!

На фотоснимках, сделанных при поступлении в больницу, узнать Д-ва, конечно, можно – на одной стороне лица кровоподтеков поменьше, и глаз не совсем заплыл. Но не дай бог увидеть кого-нибудь из своих близких в подобном состоянии!

– Но почему судят вас, а не их? – с изумлением спрашиваем Сергея Александровича.

– Сам хотел бы понять!

И он рассказывает о своих взаимоотношениях с осташковской Фемидой и ее земляками в погонах, которые готовятся стать господами полицейскими…

Кого надо, того сотрясение!

Помните, в фильме «Берегись автомобиля» мудрый следователь сурово осаживает юного и не в меру ретивого сотрудника? Мол, не к каждому следу надо приглядываться: вот эта нога – «кого надо, того нога»! Неужели у нас на века вперед был определен принцип следствия: доказательства по делу рассматриваем избирательно? В том смысле, что какие надо, те и избираем! А если не надо, то не замечаем вовсе.

Сотрясение головного мозга с выраженными клиническими проявлениями. Ушибы мягких тканей лица. Обширные гематомы. Подозрение на перелом правой теменной кости и расхождение ламбдовидного шва. Все это зафиксировано в документах Осташковской городской больницы, затем ЦВКГ имени Вишневского в Москве, куда Сергея Александровича доставили уже на следующий день, и в других медицинских учреждениях, где он более трех недель проходил лечение. О том, что же произошло 28 ноября прошлого года, свидетельствуют телефонное сообщение, зафиксированное утром того злополучного дня оперативным дежурным ОВД по Осташковскому району, и постановление о признании потерпевшим, вынесенное старшим дознавателем группы дознания ОВД по Осташковскому району старшим лейтенантом милиции Н.А.Никифоровым: неизвестное лицо, находясь возле дома №6 в дер. Ивановское Осташковского района, принадлежащего гражданину С.А. Д-ву, нанесло этому самому гражданину телесные повреждения.

Временной люфт между этими документами – два с половиной месяца. Они потребовались, чтобы – всего лишь! – установить, что нападение имело место. Вы удивлены? Мы тоже. Неповоротливость нашей милиции поражает не в первый раз, но порой она (милиция) просто походит на паралитика!
Так чем же осташковские право-охранители занимались все это время?

– Гоняли мои бумаги из кабинета в кабинет и от стола к столу, забывая, куда послали, – отвечает Сергей Александрович. – Кажется, охотно «замылили» бы это дело вообще! Потом стали уговаривать, чтобы я сам обратился в суд – с частным обвинением. Якобы я этих людей знаю, и конфликт произошел из неприязненных отношений. А я тех приезжих видел впервые, хотя они и сообщили, что бьют меня, так сказать, «от имени и по поручению». На меня напали на моем собственном участке, возле моего дома, в присутствии свидетелей. Разве я не имею права на защиту в своей стране? Мне непонятно, в чем же тогда заключается работа правоохранительных органов? Почему, для того чтобы добиться справедливости, людей вынуждают обращаться в Европейский суд?

Звучит нелепо, однако нападавшие, как ни странно, нашли сочувствие и поддержку в Осташкове. Потерпевший, не испугавшись угроз, все же обратился в милицию с заявлением об избиении. После этого всех четверых  «путешественников» задержали в дороге, и тогда один из них обратился к мировому судье с заявлением частного обвинения. Продемонстрировал «2 полосовидные ссадины» на носу и один «бледно-синюшный кровоподтек диаметром 3 см» (из акта освидетельствования). Сослался на сотрясение и, судя по всему, сразу нашел полное понимание.

Может, это сотрясение было «кого надо, того сотрясение»?

В суде заезжего молодца также приняли куда более благосклонно, чем Сергея Александровича, который осташковской Фемиде почему-то не нравится. Поэтому дело по его обвинению в нападении на некоего П.-ва, уроженца Грозного, недобрым ветром занесенного на чужой двор в осташковской деревне, уже назначено к рассмотрению, а сам Д-в все еще добивается внимания этой привередливой дамы.

Удивлены? Узнав обстоятельства их первой встречи, вы удивляться перестанете.

Неуловимый обвинитель

Мы не обвиняем осташковских судей в пристрастности, необъективности и прочих грехах. Делать такие выводы – вообще не в нашей компетенции. Однако вправе заявить, что в этой истории их действия вызывают недоумение. А это, господа, уже плохо, потому что именно так подрывается уважение к закону.

В приговоре мирового судьи Н.Н. Шабановой, утвержденном апелляционной инстанцией Осташковского городского суда, в самих материалах дела столько несуразностей, что любой здравомыслящий человек не раз почешет затылок.

Начнем с того, что дело по частному обвинению вообще слушалось без обвинителя.
Гражданин Молдовы Петр Ф-н, вопреки требованию закона (ч.3 ст.249 УПК РФ), посреди процесса скрылся и перестал являться на заседания. При рассмотрении дела в городском суде он уже отсутствовал (и, стало быть, не поддерживал обвинения?). Но суд это нисколько не смутило. Возможно, определение Конституционного суда РФ № 409-0-0 от 29.05.2007 года и постановление Пленума Верховного суда РФ № 17 от 29.06.2010 года для Осташкова не авторитет?

Защитник у Д-ва появился лишь в середине процесса. По мнению Сергея Александровича, его права в судебном процессе вообще были нарушены – сначала и.о. мирового судьи судебного участка Осташковского района и ЗАТО Солнечный В.А. Худяковым, затем уже знакомой вам мировым судьей г-жей Шабановой, и он был фактически лишен права на защиту. Как указано в его кассационной жалобе, его права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, на самом деле ему не разъяснялись – и действительно, соответствующая его подпись в материалах дела отсутствует, адвокат на заседание не приглашался, письменный отказ от адвоката не отбирался («Из протокола судебного заседания от 26 марта 2010 года …письменный отказ Д-ва С.А. от защитника в соответствии с требованиями ст.52 УПК РФ в деле отсутствует»; «Из протокола судебного заседания от 13 мая 2010 года … письменный отказ от защитника вновь отсутствует»). А когда, уже на этапе городского суда, адвокат вступил в дело, у него не было возможности опросить обвинителя – тот скрылся из района в неизвестном направлении.

Да и был ли он вообще извещен о рассмотрении дела в городском суде? Все повестки направлялись в деревню, откуда Ф-н уехал, – администрация сельского поселения подтверждает, что такой гражданин в этой деревне не проживает.

А кто же тогда расписывался за их получение? Подпись явно выполнена не Ф-ном: это, как говорится, видно невооруженным глазом! Но суд этого, кажется, вообще не заметил…

Возможно, гастарбайтер потому и скрылся, что испугался нового суда? До сих пор он чувствовал себя вполне комфортно: ему никто не задавал неудобных вопросов. Да и знал ли он вообще, что за ложное обвинение предусмотрена ответственность? А может, все дело было в долгах, в которых он увяз, по рассказам местных жителей? Так или иначе, с июля прошлого года в зале суда он уже не появлялся, и противоречия в этом очень странном деле так и остались непроясненными.

Например, неуловимый обвинитель путался в датах и не мог указать, когда же на него «напал» Сергей Александрович. А судья почему-то очень снисходительно принимала эти поправки, позволяя раз за разом менять показания. Не установлено и место нападения – он даже не смог привести название деревни и номер дома, возле которого его якобы били! Озадачивает и судебноедицинская экспертиза: во-первых, ее проводил тот же самый врач, который подписывал акт освидетельствования легких телесных повреждений, обнаруженных у Ф-на. Во-вторых, в том же документе указано, что Петр Ф-н (кстати, далеко не трезвенник) мог получить их при обычном падении, поскользнувшись. В-третьих, по утверждению самого эксперта, вообще неизвестно, когда они были получены! Может, и накануне, а может, и после той даты, когда на него якобы напал Д-в? Может, кто-то его и бил, но почему именно Сергей Александрович, а не случайные собутыльники?! Да и в характере травм Ф-н путался, то и дело меняя показания в процессе судебного следствия.
Как и его, с позволения сказать, свидетельница. Она то вспоминала, что у Ф-на «нос был набок», то это отрицала, узнав, что нос ему ломали совсем в другое время. Называла то одну дату, то другую, не могла сказать, где именно происходила драка, и так далее, и тому подобное…

А самое главное, есть и свидетели защиты – двое абсолютно добропорядочных, трезвых и благонадежных, ничем не скомпрометированных российских граждан утверждают, что при коротком разговоре с Петром Ф-ном Сергей Александрович его и пальцем не тронул! Просто отругал за то, что тот вскрыл его гараж, и предупредил: еще раз залезешь, заявлю в милицию…

Тем не менее сначала мировой, а затем и Осташковский городской суд поверили именно путаным, противоречивым показаниям неизвестно куда уехавшего  гастарбайтера, а не человеку с безупречной репутацией и его свидетелям, таким же уважаемым людям. Вы не знаете почему? Мы тоже! Неужели потому, что и свидетели бывают «кого надо» и «кого не надо»?

Секреты осташковского ларчика

Не знаем, почему это происходило, но попробуем догадаться вместе.
Вот как вы думаете, каким образом увязший в долгах гастарбайтер заручился поддержкой одного из лучших адвокатов? Как он оплачивает услуги этой дамы, которая бьется за него, аки львица? Кто такой вообще этот Ф-н, чем он занимался в Осташковском районе? И забегая вперед, какой ультиматум предъявили Сергею Александровичу лихие джигиты, пригнавшие стальных коней под окна его дома?

Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется вернуться на несколько лет назад, когда Сергей Д-в, московский житель с тверскими корнями, решил исполнить свою давнюю мечту – построить дом, так сказать, на своей исторической малой родине.

– Хочу, чтобы мои дети росли на тверской земле – здесь наши корни, – говорит он.

Строительство – из соображений экономии – вел совместно с соседом М-вым; благоустраивать территорию, прокладывать коммуникации на двоих и дешевле, и удобнее.

К сожалению, как это нередко бывает, со временем за общим забором начались конфликты, и мирно разделить земельные участки не удалось. Тянулась судебная тяжба долго, спор то затухал, то разгорался, все попытки завершить дело миром сосед саботировал. Одним из этапов затянувшегося противостояния стал случай с гаражом на участке Сергея Александровича – сосед зарегистрировал его по дачной амнистии как свою собственность, указав в декларации ложные сведения о местонахождении гаража. И послал своего работника вскрыть замки, не дожидаясь, пока суд скажет свое последнее слово. Так вот, вскрывал гаражи как раз тот самый Петр Ф-н!

– Он у моего соседа работал и во всем от него зависел. К тому же задолжал ему денег и не знал, как расплатиться, это вся деревня знает! – рассказывает Сергей Александрович.

Но суд на эти обстоятельства почему-то не обратил внимания.

И вот если сопоставить эти факты, то возникают всякие интересные предположения (только предположения – утверждать мы, конечно, не беремся).

Что, если заявление в суд гастарбайтер Ф-н подавал по чьему-то настоянию, потому что ему сделали предложение, от которого он не смог отказаться? И скрылся, когда понял, что из мирового суда дело пойдет дальше. Вдруг придется отвечать на разные неудобные вопросы?

Что, если – это мы также не утверждаем, а рассуждаем!– немалый гонорар опытному и искушенному адвокату платит не безвестно отсутствующий Ф-н, а кто-то куда более состоятельный, которому очень нужно, чтобы Сергей Александрович увяз в уголовных делах и на гражданские иски махнул рукой? Чтобы не до них ему было, а оппоненты тем временем с землей и постройками как раз разберутся?

Если по той же схеме, только куда более жестко, они действовали и дальше? Можем мы предположить (только предположить!), что четверо незваных гостей издалека в деревню заехали не случайно – в ноябре-то – пейзажами любоваться, – а кто-то прислал их оказать давление? Так утверждает Сергей Александрович, и почему бы милиции не допустить, что он прав? И хотя бы проверить эти обстоятельства? Ведь есть надежные свидетели, которые подтверждают: приехали накануне, перекрыли выезд, есть даже фотоснимки этих машин! Есть люди, которые своими глазами видели, как один из приезжих напал на Д-ва.

Сам Сергей Александрович убежден, что этих людей к нему также прислал сосед, не ожидавший, что «доходчивое» объяснение не подействует. Незваные гости ему представились, сообщили, от кого они и в чьих интересах действуют.

– Хотели меня спровоцировать или напугать, не вышло ни того, ни другого. Я обратился в милицию, и тогда через день появилось заявление того парня, что на меня же и напал. Все это шито белыми нитками! Я просто не понимаю, как милиция, судьи этого не замечают. Или просто делают вид?
А вы как думаете? Что если именно так открывается осташковский ларчик с секретами?

* * *

Неожиданное перерождение солидного делового человека, законопослушного гражданина с университетским дипломом, главы успешной фирмы и отца семейства в завзятого хулигана – из области фантастики. И мы не будем скрывать, что вся эта история с нападениями то на гастарбайтера, то на заезжих молодцев вызывает обоснованные сомнения! А позиция правоохранительных органов – множество вопросов.

Сам Сергей Александрович ситуацию оценивает здраво – понимает, что при таком раскладе в любой момент возможны новые «сюрпризы», а на помощь осташковских правоохранителей не надеется. Он человек не робкого десятка, запугать его никаким налетчикам действительно не удалось, и вообще-то свою осташковскую историю он рассказывает с юмором. Тем не менее отступать он не собирается и действительно готов дойти хоть до Европейского суда.

А почему бы нет? Он ведь требует всего лишь соблюдения своих законных прав – не больше, но и не меньше.

Автор: Георгий ТАРАСОВ
4

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию