08 Декабря 2016
$63.91
68.5
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага29.03.2011

Заря Затверечья

Елена Ивановна Решетова в тверском Заволжье живет с самого рождения, то есть с 22 мая 1925 года. Первые двадцать с небольшим лет, до замужества, – в районе Сахарова, а последние шестьдесят – в ближнем Затверечье, на улице Новая Заря, бывшей Крестовоздвиженской. Жителей этого во многом сохранившего свой деревян( но(пригородный облик района города она знает почти поименно. Столь же популярна в Затверечье и сама Елена Ивановна, активистка и общественница с полувековым стажем работы на благо людей.

Елена Ивановна Решетова в тверском Заволжье живет с самого рождения, то есть с 22 мая 1925 года. Первые двадцать с небольшим лет, до замужества, – в районе Сахарова, а последние шестьдесят – в ближнем Затверечье, на улице Новая Заря, бывшей Крестовоздвиженской. Жителей этого во многом сохранившего свой деревян( но(пригородный облик района города она знает почти поименно. Столь же популярна в Затверечье и сама Елена Ивановна, активистка и общественница с полувековым стажем работы на благо людей.

Детские годы

До замужества Елена Ивановна носила фамилию Ежова и жила в деревне Андреевское Горютинского сельского совета, теперь вошедшей в состав поселка Сахарово. Ежовы в Андреевском были людьми известными. У дедушки Якова Ежова было девять детей. Всем сыновьям, когда они обзаводились семьями, он, простой крестьянин, помог построить дома. Яков Ежов прожил долгую жизнь, наполненную трудами, и умер в Великую Отечественную войну.

Отец Елены Ивановны Иван Яковлевич Ежов женился на Наталье Антоновне, барышне из села Старый Погост, что в Чуприяновке. Невеста была сиротой, ей помогали жить старшие сестры. Одна из них вместе с мужем – известным в городе парикмахером Силиным – имели дом в центре Твери на улице Медниковской. До революции Силины владели несколькими парикмахерскими и жили довольно неплохо.

Семейная жизнь молодых супругов Ежовых началась вскоре после установления советской власти. В 1919 году у Натальи и Ивана родилась первая дочь, умершая в детском возрасте, спустя два года – сын. А всего у Ежовых родилось шестеро детей.

Семья жила крестьянской жизнью. Ежовы имели деревенский дом в три окна с горницей и широким мостом (коридором), большое хозяйство – сорок соток земли около дома с садом (одной смородины было пятьдесят кустов!) и огородом, отдельный участок под рожь, держали корову, лошадь, овец, кур, гусей, уток. Отец еще успевал работать на вагоностроительном заводе, причем в должности служащего, хотя имел всего 4 класса образования. На работе Ивана Ежова ценили, да так, что однажды предложили поселиться в городе. Сначала Ежовы обрадовались – им дали от производства просторную комнату в коммунальной квартире на улице Рыбацкой. Леночке Ежовой было тогда лет пять. Она хорошо помнит, как мама стремилась к городской жизни. Деревенский дом заколотили, скотину раздали родным и переехали в центр Твери. Здесь не надо было вставать ни свет ни заря, чтобы подоить корову и затопить печь. Вода сама лилась из крана, а в комнате было всегда тепло. В квартире была даже ванная – настоящее чудо! Однако вскоре Ежовы поняли, что без деревенского хозяйства им не вырастить пятерых детей. Зарплаты мужа на все не хватало, продуктов в городе было не купить. Посовещавшись, они вернулись в Андреевское.

Деревенское детство навсегда осталось в памяти Елены Ивановны как светлая и, как она только потом осознала, самая сытная пора ее жизни. Голодными дети не были никогда, в доме всегда был свой хлеб, испеченный в русской печи (была еще и лежанка, отапливавшая горницу). Замечательный аромат домашнего хлеба ни с чем не спутаешь. Мама с вечера затворяла квашню, утром хорошенько протапливала печь, ставила в нее деревянную лопату с пятью-шестью круглыми хлебами. Дети с замиранием сердца ждали, когда хлеб испечется и остынет, накрытый льняными полотенцами. Больше всего они любили горбушки. В них можно было проделать углубление и налить туда льняного масла, сверху посыпать солью. Вкуснее маминых горбушек Лена в жизни ничего не ела. Хотя в той же русской печке мама готовила много интересных, ныне уже забытых блюд. Во-первых, густые щи, совсем непохожие на тот жидкий капустный супчик, что именуется в наши дни щами. Щи ели из общей миски, сначала хлебали жидкое, а после того как отец постучит ложкой, можно было таскать со дна мясо. Во-вторых, крупеники, которые считались вторым блюдом обеденной трапезы. Крупеники готовили из молока, яиц и крупы пшенной, рисовой или гречневой. Смесь выливали на большую сковородку и запекали в печи. Часто мама пекла из ржаной муки сочни, но не с творогом, как сейчас, а чаще с картошкой, клюквой, даже со свеклой. Грибы Ежовы любили жарить в сметане или запекать в сливках. По вечерам отец топил лежанку и ставил возле нее большой самовар. Если он считал, что ужин был недостаточно сытным, то кидал в самовар всем членам семьи по куриному яичку. Лакомством считались репа и брюква, их матушка запаривала в той же русской печи.

Безбедная жизнь обеспечивалась неустанным тяжелым трудом родителей, а потом и помощью детей. Леночка с детства усвоила, что хорошо живут только те, кто рано встает и поздно ложится, не пьет, не бездельничает. Огород, дом, скотный двор требовали постоянных забот. Ежовы даже рожь выращивали сами, производя полный цикл работ – от посадки до уборки и обмолота. Только муку не делали сами, ее брали на мельнице в обмен на зерно. Впрочем, жернова в доме были, и в трудные времена их использовали по назначению.

Маленьких Ежовых понемногу привлекали к участию в домашних заботах, но все-таки основную часть работы приходилось выполнять матери. Отдыха Наталья Антоновна почти не знала. Единственной возможностью для нее хоть немного отвлечься от домашних забот были поездки в город к старшим сестрам, но они были крайне редки. Даже зимой мама не успевала что-то шить для семьи. Но этого и не требовалось. В те времена по деревням ходили бродячие мастера. Как правило, это были мужчины, иногда с подмастерьями. Они ходили от дома к дому со швейной машинкой, поселялись у нанимателей на неделю или две. За это время обшивали семью с ног до головы и вновь шли в поисках новой работы.

Когда в 30-е годы в стране началась коллективизация, жизнь Натальи Антоновны стала еще труднее. В Андреевском организовали колхоз. Под него отобрали ржаной надел, участок возле дома оставили. Теперь Наталье Антоновне приходилось работать не только по дому, но и на коллективной молочной ферме, где она очень уставала. Но подрастали дети, девочки уже могли истопить печь, покормить скотину, помочь в огороде. Более или менее налаженная жизнь закончилась летом 1941 года, когда началась Великая Отечественная война.

Взрослая жизнь

Войну Лена Ежова встретила учащейся второго курса дошкольного отделения педагогического техникума. Ей было тогда шестнадцать лет. На фронт ушел старший брат Михаил. Днем 13 октября Лена была в Калинине, у тетки на Медниковской. Враг уже подступал, люди в панике бежали из города. Лена пошла домой, в Андреевское. Из дома решили никуда не уходить. Кто же мог знать, что их деревня окажется почти на передовой? По деревенской улице каждый день шли части Красной Армии. Почти каждую ночь в избах ночевали солдаты. Это были мальчишки ненамного старше ее самой. Их приводили на постой человек по двадцать. Места не хватало не то чтобы лечь, сесть иногда было некуда, и солдаты стояли, как лошади в сарае. Наутро они уходили на передовую, на берег Волги, к Константиновке, Савватьеву, Поддубью. Лена знала, что наши войска штурмуют высокий противоположный берег, на котором засели немцы. С высоты наступающие солдаты были как на ладони, их было удобно расстреливать почти в упор. Мало кто возвращался назад. Убитых хоронили в горе возле Андреевского. Каждый день привозили раненых. Первое время, пока в Сахарове не открыли госпиталь, солдаты лежали прямо в холодных сараях и стонали. От невозможности им помочь текли бессильные слезы.

После освобождения города от оккупантов Лена Ежова попробовала устроиться на работу. Техникум ее еще не открылся, а сидеть без дела она, комсомолка и активистка, не считала возможным. Уже в начале февраля в Калинине стали открываться детские сады, и девушка решила пойти работать по специальности. В гороно ей сначала отказали ввиду юного возраста и отсутствия опыта, но потом направили на практику в детский сад, располагавшийся на улице Володарского. А с третьего марта 1942 года местом работы Лены Ежовой стал детский сад в родном Затверечье, в Клубном переулке. Теперь его уже нет, о чем Елена Ивановна очень сожалеет. В этом небольшом деревянном доме она прошла путь от начинающей воспитательницы до заведующей. Здесь в трудные военные и послевоенные годы давали тепло и кров многим обездоленным ребятишкам. Их отцы были на фронте, матери работали сутками. Детские сады стали для детей военных лет настоящими домами. Для своих питомцев воспитательницы делали все – сажали огороды, держали коров, для которых сами заготавливали сено (вот когда пригодились навыки ведения домашнего хозяйства!), пилили и кололи дрова, топили печки, мастерили игрушки, устраивали праздники.

Питание в садах было на удивление хорошее, конечно, там, где не воровали. В Клубном переулке не воровали. Сейчас трудно поверить, но в детских садах Калинина во время войны давали… черную икру. Случались на детском столе и шоколадные конфеты, печенка, мясные консервы под названием «Второй фронт». Все  эти замечательные продукты поступали из Америки в рамках гуманитарной помощи. Правда, иногда деликатесы соседствовали с мороженой картошкой, но на такие мелочи тогда внимания не обращали.

Однажды в детский сад поступил приказ составить список с размерами обуви детей. А вскоре Лену Ежову и еще одну воспитательницу командировали на самолете в город Кимры, где на местной фабрике для всех детей изготовили ботиночки. Их раздали совершенно бесплатно.
Бегать каждый день на работу в садик из Андреевского Лене было далеко, и она сняла комнату в одном из домов недалеко от сада. А вскоре покинула родной дом и насовсем. Окончилась война, домой стали возвращаться фронтовики. В 1946 году Леночка Ежова вышла замуж за Василия Решетова  улицы Новая Заря, что недалеко от Пожарной площади. В доме своего мужа Елена Ивановна живет уже шестьдесят лет. Свекровь ей рассказывала, что Решетовы (ударение в фамилии раньше делали на последнем слоге) живут на этом месте лет триста. Когда дом ветшал, строили новый. Поскольку рядом Тверца, держали лошадей, имели баржу, возили вверх по Тверце продукты и другие товары до Торжка, чем и зарабатывали.

Свекровь Елены Ивановны была женщина посвоему удивительная. Муж ее погиб в империалистическую войну, оставив троих сыновей. Она держала мануфактурную лавку на Хлебной площади, где всю торговлю вела лично. В общем, домом занималась по остаточному принципу, в свободное от коммерции время. Наверное, поэтому и невестке позволяла много внимания уделять работе – как основной, так и общественной.

В гуще событий

Обе дочери Елены Ивановны родились в сентябре. Старшая, Надя, угадала прямо в светлый праздник Веры, Надежды и Любови – 30 сентября 1948 года. Младшая чуть поспешила, родившись 13 сентября 1953 года, но все равно ее назвали Верочкой. Дети были еще совсем маленькими, когда в жизни их мамы начался новый этап. В 1955 году Елену Ивановну выдвинули на общественную работу, избрав депутатом городского совета народных депутатов. Надо сказать, что люди, давшие молодой женщине путевку в общественную жизнь, были очень прозорливыми. Потому что с тех пор Елена Ивановна Решетова, которой уже перевалило за 80, так и занимается делами и проблемами других людей, причем с большим увлечением. Депутатом горсовета она была восемь созывов подряд, дважды избиралась районным депутатом. По основной работе тоже продвигалась – рано стала заведующей садиком в Клубном, после его закрытия руководила очень известным в городе специализированным детским садом № 100. С 1987 года Елена Ивановна – председатель совета ветеранов войны и труда Затверецкого микрорайона, с 1988-го – председатель уличного комитета, вместе с такими же неравнодушными людьми она организовала первое в городе отделение помощи на дому инвалидам. Она и сейчас везет на себе груз чужих проблем и забот, иногда неподъемный, но такой привычный.

Что такое жить только для близких, а тем более для себя, одними мелкими повседневными бытовыми заботами, Елена Ивановна не знает и не понимает. Такой ее воспитали, так она и живет. В этом и заключается ее счастье.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
299

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию