23 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы28.03.2011

Мы – дети войны

Мне было три года, когда отец ушел воевать, поэтому я его почти не помню. По рассказам матери, когда он отправлялся на фронт, сказал: «Любимая, береги себя и дочь!»

Мне было три года, когда отец ушел воевать, поэтому я его почти не помню. По рассказам матери, когда он отправлялся на фронт, сказал: «Любимая, береги себя и дочь!». До войны папа работал в Ржевском линейном суде, а мама – рабочей на льночесальной фабрике. Когда немцы уже были на подступах к нашему городу, мы с мамой эвакуировались в небольшой поселок под Кимрами. Мама ходила на работу, шила рукавицы и телогрейки для бойцов Красной Армии, стирала белье.

Врезался в память один эпизод – с ним связано пережитое мной острое чувство несправедливости. Когда мама уходила на работу, я оставалась дома с детьми хозяйки. Они сами выпьют все молоко, а скажут, что это я! Хозяйка внушала маме: мол, накажи ее, чтобы воровать неповадно было! И мама била меня, а я боялась сказать что-либо в свое оправдание и молчала. Так продолжалось довольно долго. В конце концов, мама решила оставлять меня на улице, на крылечке. Укутает в тряпки, усадит на ступеньки, а сама уходит по делам. Деревенские ребята дразнили меня, даже угрожали, а я плакала. Однажды, видимо, я ревела так громко, что привлекла внимание соседки-старушки, которая до прихода матери забрала меня к себе. Приезжих здесь не любили, и мама приняла решение вернуться в Ржев. 

Обратно шли пешком, побирались. Добрые люди кормил нас, пускали в дом переночевать. Когда, наконец, добрались до Ржева, оказались в самом логове врага – в городе вовсю хозяйничали немцы. Как говорится, попали из огня да в полымя: нас задержали и вместе с другими погнали на Сычевку. На время остановились в деревне Юшино, в конюшне. Моя тетя, папина сестра, находилась там вместе со своим грудным ребенком (ему было всего три месяца). Малыш плакал – хотел есть, да и все остальные тоже были голодные. Тетя попросила мужчин-инвалидов, которые тоже были среди нас, сделать подкоп, чтобы выйти на улицу и найти в сожженной деревне что-нибудь из съестного. Но план не удался: немец-охранник загнал людей обратно в конюшню. А вскоре нас повели на станцию – для отправки в Германию. По дороге ребенок громко плакал, немец схватил его и выбросил в сугроб. Моя тетя ничего не могла сделать для его спасения! В данный момент она жива, ей 91 год, и чего стоит немецкая неволя, она знает не понаслышке. В Германии она работала в хозяйстве одного немца – сурового и жесткого человека, не дававшего своим «батракам» отдыхать ни минуты.

Нам с мамой этого удалось избежать угона в Германию, и мы вернулись обратно в Ржев.
От папы с фронта пришло только одно письмо. Он сообщил, что находится в Смоленской области, что здесь идут ожесточенные бои, и его соединение попало – по всей вероятности, писал он, все погибнут. Письмо было очень грустное, мама, прочитав его, долго плакала. Она чувствовала, что встретиться им уже не придется. Так и случилось: вскоре пришло извещение о том, что отец пропал без вести. 

Когда закончилась война, получили письмо от родителей мамы – мол, они находятся в плохом состоянии. По приезду к родителям, мама узнала, что в их дом попал снаряд (деревня Звягино), контузило маминого брата и сестру и остался в живых еще 11-тетний брат, а родителей оглушило. Матери было очень трудно, похоронила своих родителей. В Дом инвалидов оформила брата и сестру, а у нее на руках остались я и ее брат. Город был полностью разрушен, есть было нечего. Ходили, собирали мороженую  гнилую картошку и пекли блины. Хлеб пекли из травы: крапивы и лебеды. У меня обнаружилось малокровие, в голове постоянно шумело, да и вообще она еле на плечах держалась. Выручал санаторий, где я лечилась три года подряд. Там немного поправлялась. Потом мать купила козу, на козьем молоке я и выросла. 

От  папы осталась память, которой очень дорожу. Перед войной мой дедушка привез из командировки швейную машинку «Зингер», она до сих пор в хорошем состоянии и я ее берегу, как память об отце. 

Праздник День победы – для меня действительно «со слезами на глазах». Сейчас мне 72 года, у меня двое детей. Оба получили образование, дети хорошие и внуки тоже. Хочется верить, что наши дети и внуки никогда не увидят войны. А еще хотелось бы, чтобы о нас, детях войны, вспомнило правительство и оказывало бы посильную материальную помощь. 

Автор: Людмила ОСТПАЧУК
3

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери у стелы «Город воинской славы» прошел митинг в честь Дня защитника Отечества
В мероприятии приняли участие Губернатор Тверской области Игорь Руденя, председатель Законодательного Собрания региона Сергей Голубев, главный федеральный инспектор по Тверской области Юрий Стрелецкий, митрополит Тверской и Кашинский Виктор, ветераны, представители общественных, молодежных организаций, военнослужащие. 
23.02.201713:21
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию