28 Мая 2017
$56.76
63.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Экология11.02.2010

Усыпальница для Шарика

Домашних питомцев иногда хоронят прямо под окнами домов, где играют дети. Первоклассникам?Ване?и Саше родители разрешали гулять во дворе одним. А что? Мальчишки смышленые, не хулиганы: с горки покатаются, на паутинке покрутятся, в догонялки поиграют  и – домой. Но однажды ребятам наскучило однообразие. Насмотревшись?иностранных мультиков про пиратов, они решили искать клад.

Домашних питомцев иногда хоронят прямо под окнами домов, где играют дети. Первоклассникам?Ване?и Саше родители разрешали гулять во дворе одним. А что? Мальчишки смышленые, не хулиганы: с горки покатаются, на паутинке покрутятся, в догонялки поиграют  и – домой. Но однажды ребятам наскучило однообразие. Насмотревшись?иностранных мультиков про пиратов, они решили искать клад. Кстати, подходящее место во дворе нашлось сразу: на днях мальчишки приметили небольшой подозрительный холмик под яблоней. Дождавшись, когда потеплеет, они тайком от родителей взяли лопаты и принялись за дело. Промерзшая земля поддалась не сразу, но какова же была радость Вани и Саши, когда они увидели красный тряпичный сверток! «Это точно драгоценности!» – решили ребята и развернули «клад»…
– И что же, вы думаете, они обнаружили? Трупик кошки, причем захороненный недавно! – возмущалась мама Саши, позвонив нам в редакцию. – До чего народ дошел – хоронят домашних питомцев даже не в лесопарке, а прямо под окнами домов, где дети играют! Хорошо еще, что сын с другом были в варежках, которые, кстати, мы потом даже стирать побрезговали – выбросили. А если бы это случилось летом, когда руки мальчишек всегда в царапинах?! Подумать жутко…
То, что в Твери много несанкционированных захоронений домашних животных, знают все. Стихийные кладбища, как грибы, росли в Комсомольской и Бобачевской рощах, в микрорайоне «Южный» у железной дороги, в районе бульвара Шмидта, а также других лесопарковых и прибрежных зонах, где есть свободные пространства. На некоторых могилках – опознавательные самодельные кресты, цветы и даже фотографии любимых питомцев с надписями: «Джону, милому другу», «Барсику, любимому котику» и так далее. Но одно дело, когда животных хоронят вдали от жилого сектора, и совсем другое – во дворах, почти на корнях плодоносящих?деревьев.?Прокомментировать?сложившуюся ситуацию мы попросили главного ветеринарного врача Тверской городской ветеринарной поликлиники Николая Трушина.
– По-человечески я понимаю хозяев. К домашнему?питомцу,?который живет с тобой 10–15 лет, прикипаешь душой, он действительно становится полноправным членом семьи. А потому последние почести ему хочется отдать достойно, точно так, как в мире людей. Но, с другой стороны, как представитель ветеринарной службы города, я категорически против захоронения трупов животных в земле. Это противоречит санитарным правилам сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, которые были утверждены еще в 1996 году. Граждан, нарушающих эти правила, можно привлечь к административной ответственности по статье «Загрязнение окружающей среды». И совершенно справедливо, потому что не знаешь, куда понесут грунтовые воды трупный яд. Может быть, яд этот попадет к кому-то в дачный колодец? А если животное было больное? Тогда и до эпидемии недалеко.
Кстати, ситуация с бешенством – одним из самых опасных инфекционных заболеваний у животных – у нас сейчас не очень благополучная. Еще несколько лет назад мы, ветеринары, воспринимали как нонсенс, когда нас «ставили на уши» по поводу выловленных животных с подозрением на бешенство. За последние четыре года по городу разгуливали бешеные лисенок, енотовидная собака, ежик, было еще много случаев заражения дворовых псов и кошек. Если бы ребята, о которых вы рассказываете, откопали труп животного, погибшего от бешенства, да еще и голыми руками с ранками, которые у детей бывают часто, то все могло бы закончиться летальным исходом.
Какой же выход в связи с этим предлагает Николай Трушин? Главный ветврач ветеринарной поликлиники единственно возможным считает захоронение домашних животных в биотермических ямах на полигоне твердых бытовых отходов рядом с городской свалкой, как бы кощунственно для их владельцев это ни звучало. За небольшую плату больное животное усыпляют в ветполиклинике, оставляют на хранение и обследование. А потом, убедившись, что у домашнего питомца не было опасной инфекции, выезжают на полигон, чтобы похоронить его в яме. Наша безопасность, а детей особенно, превыше всего.
*  *  *
До 2003 года в Твери не было специально отведенного места под захоронения животных. Стихийные погосты устраивались массово, где придется, создавая экологическую угрозу. Жители домов по улице Красина и бульвару Шмидта еще помнят тот зловонный запах, что источал несанкционированный скотомогильник, возникший в этом районе «по милости» хозяев домашних животных. В 2003-м на расширенном заседании в мэрии с привлечением проектировщиков,?ветеринаров, санитаров и других ответственных лиц было принято решение по обустройству биотермических ям, по-другому – «ям Беккери», на проектируемом полигоне ТБО. Эти конструкции представляют собой обычные дорожные железобетонные трубы диаметром в метр-полтора и длиной в три метра. Дно их бетонируется, сверху они закрываются крышками с замками, а ключи от них – в ведомстве муниципалитета. Ветслужба города – исключительно пользователь этих ям. По словам Николая Петровича, это совершенно герметичные конструкции, экологически безопасные. Вопрос в другом. Биотермических ям, которых на полигоне сейчас девять, для Твери уже недостаточно.
Ежегодно ветеринарная служба города утилизирует (после введения специального раствора содержимое ям подвергается полному распаду) около 24 тонн биологических отходов, из них 11,5 тонны – трупы павших и усыпленных животных (около 500 собак и 500–600 кошек). По сути, нужны еще ямы, но, как известно, полигон ТБО уже полностью исчерпал себя. Неоднократно вставал вопрос о его закрытии. Для погоста животных необходим новый участок, но пока все чаяния ветврачей утонули в бюрократической волоките. На столе у Николая Трушина – толстая папка документов. Она содержит многолетнюю переписку ветслужбы с администрацией города, городским департаментом ЖКХ, районными?прокуратурами, природоохранной прокуратурой.
– В течение нескольких лет мы только и занимаемся тем, что ходим по инстанциям, просим деньги на обустройство?городского скотомогильника. Да, мы добились появления пусть даже?приспособленных биотермических ям, но это не кардинальное решение вопроса. Когда все ямы заполняются, мы вынуждены отказывать горожанам в усыплении и последующей утилизации их домашних питомцев. Такие периоды уже были. Что тогда начиналось! Некоторые хозяева, чтобы избавиться от старой больной собаки или кошки, нанимали подростков. К примеру, в частном секторе расправа над животным часто происходила на виду у всех. Трупы закапывались в землю или выбрасывались в контейнеры для твердых бытовых отходов. Это категорически запрещено санитарными и ветеринарными правилами, – говорит Николай Трушин.
К сожалению, ветслужба не имеет достаточных средств для того, чтобы запросто отвести и оборудовать новый участок под захоронения. Задача ветеринаров – подготовить типовой проект размещения биотермических ям. Такой проект уже есть. Да, он не на все сто процентов отвечает необходимым правилам, но, по мнению Николая Петровича, вполне экологически безопасен и главное – не столь затратен, как если бы выкладывать ямы из кирпича (так предписывают правила). А что думают об этой ситуации в администрации города и природоохранной прокуратуре? Надеемся получить их комментарии.
Кстати. Известно, что в некоторых областях России «по блату» или за определенную плату животных хоронят по обочинам людских погостов. «Это же неэтично!» – воскликнут многие. Однако для живущих горожан так безопаснее, чем хоронить питомцев в тех же дворах. В нашей стране пока существует единственное кладбище домашних животных – в Москве. Здесь хоронят урны с прахом. Годовая аренда места в колумбарии и аренда участка земли, куда урну закапывают, обходится в солидную сумму. Но те, кто видел это кладбище, говорят, что оно получше многих человеческих. Десятки столичных агентств предлагают услуги по кремированию павших животных. В большинстве случаев кремация осуществляется в подмосковных Люберцах на заводе по утилизации биологических отходов. Частных крематориев в Москве – единицы. Стоимость сожжения прямо пропорциональна весу животного – от 5 до 15 тысяч рублей. Это индивидуальная кремация. А общая, когда труп питомца сжигают вместе с другими, в 2–3 раза дешевле. Однако в нашей области речи об открытии?подобных?крематориев пока нет. По словам Николая Трушина, это дело высокозатратное, и оно должно окупаться. В Твери со сравнительно небольшой численностью?населения?и количеством животных такое вряд ли возможно.
Автор: Ирина СМАЗНОВА
115

Возврат к списку

В Тверском регионе развиваются телемедицина и мобильное здравоохранение
В 2016 году Правительство Тверской области профинансировало социальную сферу на 100%. На эти цели было направлено более 65% расходов регионального бюджета. 
27.05.201701:14
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию