10 Декабря 2016
$63.3
67.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 21.03.2011

Прокуратура и литература

Фотограф: Архив "ТЖ"

О нем и сегодня судят неоднозначно.

Велижский уезд, лежавший к югу от Торопца, был до революции чертой оседлости для евреев, но черта эта преодолевалась ими с использованием и легальных средств, и разнообразных ухищрений. Многие талантливые юноши из еврейских местечек упорно и успешно пробивали себе дорогу не только в ближние города, но также в губернские центры и в обе столицы. А 1917 год широко распахнул для них все двери.

Лев Шейнин смог воспользоваться открывшимися возможностями в полной мере, став генералом юстиции и известным писателем. Он родился в деревне Брусованка близ Велижа 25 марта 1906 года, а через два года семья перебралась в Торопец. Мальчишкой Лева горячо приветствовал октябрьский переворот, а затем с пылом окунулся в комсомольскую работу, стал членом Торопецкого уездного комитета комсомола, по рекомендации которого уже в 15-летнем возрасте, в 1921 году, поступил в Московский университет. Одновременно он сдал экзамены в Высший литературно-художественный институт им. В.Я. Брюсова и окончил оба эти вуза.

В 1924 году его мобилизовали в органы прокуратуры, и Лев Романович работал над первым в мире «детектором лжи» в лаборатории профессора Лурия. Вскоре 25-летний следователь написал учебник по криминалистике, получивший признание специалистов.

После убийства Кирова именно Лев Шейнин вел последний допрос совершившего покушение Леонида Николаева и составил текст обвинительного заключения. В течение пятнадцати лет (да еще каких!), в 1935—1950 годах, Лев Романович исполнял обязанности начальника следственного  отдела Прокуратуры СССР. Он подписывал вместе с Вышинским и Акуловым приговор Л. Каменеву, Г. Зиновьеву и семнадцати их подельникам.

В 1936 году он сам угодил в лагеря, сидел на Колыме. Политзаключенный Реев вспоминает: «Осенью я оказался с некоторыми спутниками по этапу в районе Берелёха (в Якутии, за Полярным кругом. — И.Т.). Дожди, заморозки, грязь, голод, тяжелый труд уже «поработали» с нами. Веселье почти пропало, шутки также... О возможном освобождении после окончания срока никто не говорил. Все были уверены, что отсюда никто не выйдет. Среди нас к тому времени были два брата, капралы польских погранчастей, подпольщики-комсомольцы, перешедшие границу с оружием в руках и отдавшиеся под защиту Советского Союза; они сидели за шпионаж и имели по десятке. Был финн Гуго Сало — после освобождения из лагеря чемпион Колымы по лыжам, расстрелянный во время войны с финнами. Появился среди нас писатель Шейнин… увезенный на переследствие в Москву». Льва Романовича освободили из лагеря после снятия с должности Николая Ежова, и в 29 лет он стал государственным советником юстиции 2-го класса (генерал-лейтенантом). Л.Р. Шейнин стал прототипом следователя Романа Львовича Штерна в известном романе Юрия Домбровского «Факультет ненужных вещей».

Специально для тех, кто горазд обвинять Льва Шейнина во всех смертных грехах и вешать на него подготовку политических процессов 1930-х годов, приведу достоверный, но малоизвестный факт. Летом 1933 года следователь по важнейшим делам при прокуроре республики Л.Р. Шейнин был направлен в Котлас и Ленский район Архангельской области и около месяца работал в этих краях. Поводом для такой поездки послужили этапы спецпереселенцев 1932—1933 годов в Ленский район, имевшие губительные последствия. Анализируя показания обвиняемых, Лев Шейнин делал неутешительный вывод: «Установить, хотя бы приблизительно, количество умерших в пути из обоих этапов не представляется возможным. Из прибывших в Котлас 2680 человек до с. Яренск дошло 880». Обвинительное заключение по делу о преступном конвоировании ссыльных в Ленский район было подготовлено Шейниным в течение месяца. Уголовное дело №7395, которое он вел, привело к невиданному в то время скандалу: под суд угодили около двадцати работников правоохранительных органов, в том числе и сотрудников всесильного ОГПУ.

В 1945—1946 годах генерал Лев Шейнин поддерживал государственное обвинение от СССР на Нюрнбергском процессе, помогая Р.А. Руденко и И.Т. Никитченко, лично вел допросы Геринга, Папена и других высокопоставленных нацистов.

В 1948 году его направляют в Минск расследовать дело о гибели руководителя Еврейского антифашистского комитета Самуэля Михоэлса, а когда Шейнин доложил в Политбюро ЦК о причастности к этому руководства МГБ, то арестовывают и сажают на Лубянку. Друживший с Шейниным художник-карикатурист Борис Ефимов, которого Гитлер грозился повесить первым после взятия Москвы, писал: «Думается, что Лев Романович, будучи по должности помощником Вышинского, не мог не знать, как добывается признание от «врагов народа», хотя мне не верится, что он был непосредственно причастен к пыткам и истязаниям… После смерти Сталина люди стали более откровенны, и Шейнин поведал мне, что с ним произошло. Я узнал, что он был командирован в Минск в качестве следователя по особо важным делам в связи с загадочной гибелью выдающегося артиста Михоэлса. И для опытного Шейнина не представило никакого труда установить, что никакой автомобильной аварии, о которой официально было объявлено, не произошло, а имело место хорошо подготовленное циничное убийство, следы которого вели непосредственно в органы государственной безопасности и, в частности, к весьма высоким особам. Можно не сомневаться, что самая тщательная слежка велась и за следователем по особо важным делам, от которого, видимо, ожидали, что он подтвердит факт «автомобильной аварии» и чистую случайность гибели Михоэлса. Таким образом, следовательская зоркость, опыт и умение Шейнина оказали ему в данном случае плохую услугу. Наверху сочли необходимым немедленно убрать слишком дотошного следователя». 1 января 1950 года его освободили, но уволили из органов прокуратуры.

Лев Романович полностью переключился на литературный труд. Не тут-то было! 12 июля 1951 года по доносу подполковника М.Д. Рюмина  был арестован, обвинен в государственной измене, сионистском заговоре и попытках воспрепятствовать разработке «дела врачей» министр государственной безопасности генерал-полковник Виктор Абакумов. Рюмин сообщил лично Сталину о существовании в министерстве «заговора» еврейских буржуазных националистов, организованного американской разведкой. Абакумова поместили в Лефортовскую тюрьму, а в октябре в одну с ним камеру посадили и Льва Шейнина как олицетворение этого «сионистского заговора». Таким образом, трижды он испытал на себе «прелести» сталинских тюрем, и только смерть тирана спасла его: в ноябре 1953 года Льва Романовича освободили и реабилитировали.

Литературные способности проявились у Шейнина очень рано. Первая публикация вышла в торопецкой газете «Светоч» в 1919 году, а первый рассказ «Карьера Кирилла Лавриненко» — в 1928 году. Через два года была издана его книга «Записки следователя», пополнявшаяся затем новыми рассказами и остававшаяся бестселлером на протяжении шестидесяти лет. Лично мне известно 19 изданий этого сборника.

В 1939 году Шейнин написал пьесу «Ошибка инженера Кочина», поставленную сразу в нескольких театрах. Первый фильм по его сценарию под названием «Поединок» вышел на экраны во время войны. Алексей Грибов, Осип Абдулов и Нина Алисова сыграли в детективе о сверхсекретном оружии, черных шпионских планах и стойких советских изобретателях. В 1949 году Григорий Александров поставил по пьесе Шейнина фильм «Встреча на Эльбе». Любовь Орлова и Фаина Раневская, Эраст Гарин и Владлен Давыдов, а также неплохая драматургия обеспечили успех картины, а драматург получил Сталинскую премию. В 1957—1965 годах он создал сценарии остросюжетных фильмов «Ночной патруль», «Цепная реакция» и «Игра без правил».
Михаил Светлов посвятил Шейнину дружескую эпиграмму:

В прокуратуре осмелев,
вошел в литературу Лев.

С 1950-х годов, после ухода Шейнина из Генпрокуратуры, ему доверяли большие административные должности в Союзе писателей. Он возглавлял кинокомиссию совета по драматургии, Художественный совет киностудии «Мосфильм» входил в состав Художественного совета Министерства культуры СССР.

Лев Романович Шейнин скоропостижно скончался 11 мая 1967 года в возрасте 61 года от сердечного приступа. Он с нежностью относился к торопецкой земле, на которой провел детство и юность, где попробовал себя в следовательской работе и опубликовал свои первые литературные опыты. В районной библиотеке бережно хранится его книга с теплым автографом землякам-читателям.

Автор: Иван ТОРОПЕЦКИЙ
34

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В День Героев Отечества Игорь Руденя встретился с почетными жителями Верхневолжья
Сегодня, в День Героев Оте­чества, губернатор Игорь Руденя встретился с прославленными жителями нашей области. Сразу 10 выдающихся земляков собрались за одним столом. 
09.12.201622:06
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию