24 Ноября 2017
$58.46
69.18
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 03.03.2011

От Клары Цеткин до гламура

Международный женский день 8 марта как политический праздник.

Международный женский день 8 марта как политический праздник. Какую роль в советской и российской политической системе выполнял и выполняет Международный женский день 8 марта? Почему он, утвержденный как советский государственный праздник, продолжает существовать до сих пор, почему пережил своих основателей и закрепился в культуре, как изменилось его идейное, социокультурное наполнение – эти и другие вопросы интересуют автора исследования – кандидата исторических наук, доцента кафедры политологии ТвГУ Наталью Козлову.

Нью-Йорк – Копенгаген – Москва, далее со всеми остановками

История праздника связана с движением женщин за свои права в Западной Европе и США, организованное начало которого было положено в середине XIX века. Принято считать, что исток традиции следует искать в первой демонстрации работниц текстильных и швейных предприятий Нью-Йорка, которая состоялась 8 марта 1857 года в знак протеста против ужасающих условий труда и низкой заработной платы. Результатом манифестации стало соглашение с хозяевами о сокращении рабочего дня с 14–16 часов в день до 10 часов.

Но впервые призыв отмечать национальный женский день прозвучал в США от Социалистической партии Америки, и была предложена дата: последнее воскресенье февраля. В следующем году, воодушевившись активностью и успехами заокеанских товарок по борьбе немецкая социалистка Клара Цеткин, выступая на социалистической конференции в Копенгагене, предложила учредить «день борьбы за права женщин» и «праздновать 8 марта как Международный женский день социалистического движения – женский вариант праздника Первого мая». Первые собрания и митинги в честь участия женщин в социалистическом движении прошли в крупных индустриальных городах Западной Европы 19 марта 1911 года. Русская революционерка и феминистка Александра Коллонтай, которая помогала организовывать этот день в Германии, писала: «Это превзошло все ожидания. Германия и Австрия были одним бурлящим морем женщин, митинги проходили повсюду. Мужчины оставались дома с детьми, а их жены, безропотные домохозяйки, вышли на митинги». Когда в мае 1912 года в России стала издаваться социал-демократическая газета «Правда», Коллонтай публиковала в ней статьи о женском движении на Западе и дне 8 марта, призывая российских женщин последовать западному примеру.

Солдаты революции

Выдающийся ученый-социолог Питирим Сорокин, позже высланный по прямому указанию Ленина на так называемом «философском пароходе» из Советской России, оставил в своем дневнике такую запись: «Если будущие историки захотят узнать, кто начал русскую революцию, то им не следует создавать запутанной теории. Революцию начали голодные женщины и дети, требовавшие хлеба. Они начали с крушения трамвайных вагонов и погрома мелких магазинчиков. И только позже, вместе с рабочими и политиками, они стали стремиться к тому, чтобы разрушить мощное здание российского самодержавия.

Первый эпизод революции начался с беспорядков в столице 23 февраля (8 марта по новому стилю) 1917 года. Женщины текстильных предприятий Выборгской стороны отметили Женский день под лозунгом «Война, дороговизна и положение женщины-работницы». На одном из этих митингов призыв забастовщиц «На Невский!» был поддержан толпой уставших и очередей женщин, и вся эта масса хлынула через мосты в центр».

После революции официальное и реальное содержание дня 8 марта претерпело замысловатую эволюцию. Провозгласив равноправие женщин и мужчин, новая власть задалась целью приобщить женщин к социалистическому строительству. Желание освободить женщину от «гнета домашнего рабства», осветить ее сознание светом коммунистических идей означало для большевиков окончательное закрепление победы «над старым миром». «Каждая работница должна стать солдатом революции. Основной задачей работницы является самое деятельное участие во всех формах и видах революционной борьбы, как на фронте, так и в тылу, как путем агитации и пропаганды, так и путем непосредственной вооруженной борьбы» – такова была идеологическая установка партии на первом этапе социалистической истории.

В 1921 году по решению 2-й Коммунистической женской конференции было решено праздновать Международный женский день 8 марта – теперь уже не из-за далекого Нью-Йорка, а в память о женской забастовке в Петербурге 8 марта 1917 года, послужившей началом Февральской революции. Женщины славили свои заслуги, свой вклад в дело революции и создание нового государственного строя.

Очень скоро организация этого праздника стала неотъемлемой частью советско-партийной работы среди женщин по вовлечению их в процесс индустриализации, создание женского контингента индустриальной рабочей силы. Первоначальный смысл праздника – женская солидарность – отходил на второй план.

Женщина – работница – домохозяйка – мать

Так, с конца 1920-х в СССР день 8 марта стал стержнем в гендерной политике Советского государства. «Женщина – работница – домохозяйка – мать» – таков был новый набор социальных ролей, предназначенный государством для женщин. Наиболее важной для создания и поддержания имиджа «заботливого» государства являлась презентация результатов политики, направленной на равноправие полов. 8 марта государство-партия «отчитывалось» за успехи в деле улучшения положения женщин в СССР. Агитация к празднику изобиловала статистикой об электоральной активности женщин, их вкладе в экономику страны, выражавшемся в миллионах тонн и миллионах погонных метров промышленной продукции, в повышении уровня образованности женщин и тому подобных цифрах-символах. Сюда же подходило и освоение новых профессий – трактористки, летчицы – как открытие государством новых возможностей, новых степеней свободы.

Идеологически определялось в общественной системе не только место женщины, но и время: женщинам как бы «выдали» специальный день – 8 марта, день для трансляции и получения «ценных указаний» от власти. Если проводить аналогию советской системы с учреждением, то можно сказать, что 8 марта напоминало прием по личным вопросам. В другие дни «женские вопросы», проблемы, интересы практически не артикулировались властью.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года Международный женский день 8 марта объявлен в СССР нерабочим днем. Если доверять советским партийным СМИ, советские женщины в массе своей горячо поддерживали внутреннюю и внешнюю политику коммунистической партии, ленинского политбюро и правительства. Вот только, отказавшись от роли домохозяйки, советские женщины, в первую очередь русские и украинки, освоившие все профессии и изучившие все науки, оказались в 70-е годы прошлого века в результате индустриализации, урбанизации и прочих прогрессивных веяний чемпионками мира по числу прерывания беременностей и по количеству малодетных семей, с одним ребенком в семье, а то и без детей. Что и привело в итоге к демографическому кризису конца прошлого – начала нынешнего века.

Красавица – богиня – ангел

В 70 – 80-е появились новые акценты в праздновании 8 марта. Он постепенно деполитизировался. В газетах, на плакатах и открытках символы борьбы и побед сменились цветами, а женщинам стали желать «частных» ценностей – здоровья, личного счастья и т.д. Новый гендерный контракт, по крылатому выражению из фильма Леонида Гайдая «Кавказская пленница», включал в себя набор следующих ролей: студентка, спортсменка, комсомолка и просто красавица. Девальвация политического содержания праздника укрепила его популярность в советском обществе. Можно согласиться с Михаилом Жванецким, что 8 марта стало днем «мужской расплаты». В этот день мужчины как частные лица и мужчины как правящий класс «извинялись» за те формы гендерной дискриминации, которые породило уже и Советское государство.

Утрата первоначального смысла праздника сделала его своего рода культурным парадоксом: праздник приобрел биологическую основу и противоречил одному из базовых принципов социализма – равноправию полов. Понимая несправедливость такой ситуации, с середины 70-х стал неформально отмечаться в СССР и «мужской день». Праздник 23 февраля как нельзя лучше подходил для воспроизводства традиционных гендерных стереотипов.

По данным фонда «Общественное мнение», многие не понимают смысла гендерных праздников, считают их глупыми и оскорбительными. Объяснение этому начальник аналитического отдела фонда Григорий Кертман видит в том, что «разделение общества по признаку пола – базовое, и потому праздники, акцентирующие гендерные различия, поддерживаются структурами повседневности». А структуры российской повседневности таковы, что пол и статус женщины по-прежнему вторичен, и, перефразируя Маркса, 8 марта является и выражением гендерного убожества, и протестом против этого убожества. Поэтому, играя в российской культуре роль «опиума для женщин», праздник 8 Марта уже не имеет шансов вновь обрести социальную направленность, превратиться в день борьбы за права и свободы женщин. В то же время настойчиво проявляется тенденция гламуризации 8 Марта. На первый план выходит вопрос подарков, преддверие праздника – это торжество маркетинговых технологий.

Таким образом, эволюция праздника вернула его смысл к общечеловеческим ценностям. От борьбы женщин за свои права через попытку подмены женских интересов государственными – до почитания женщин, перед «которыми общество в неоплатном долгу».

Автор: По материалам статьи Натальи КОЗЛОВОЙ публикацию подготовила Мария СПИРИДОНОВА
7

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя провел инспекционную поездку по Твери
Облик города – из чего он складывается? Детская площадка во дворе и брусчатка на центральной площади. Дорога к школе и пандус у поликлиники. Все это – штрихи к портрету нашего города.
22.11.201719:34
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость