20 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Безопасность 05.02.2010

Метры ваши? Будут наши!

Вы думаете, времена «черных риэлторов» ушли? Не тут-то было! На днях Тверской областной суд вынес приговор по делу организованной преступной группы, промышлявшей криминальным «отъемом» жилья в масштабах, заставляющих вспомнить о лихих 90-х годах.

Вы думаете, времена «черных риэлторов» ушли? Не тут-то было! На днях Тверской областной суд вынес приговор по делу организованной преступной группы, промышлявшей криминальным «отъемом» жилья в масштабах, заставляющих вспомнить о лихих 90-х годах.
На процессе рассматривались три эпизода — преступники завладели четырехкомнатной квартирой в Твери в микрорайоне «Мигалово», двумя комнатами в трехкомнатной квартире в Московском районе, домом и земельным участком в Калининском районе. Но это лишь первый суд. Дело одного из членов этой группы , по версии следствия, ее лидера) было выведено в отдельное производство. Этот господин скрылся в период следствия, не оценив гуманности суда, оставившего его на свободе с подпиской о невыезде — выехал, да так прытко, что «споймали» голубчика лишь недавно. Теперь уж до суда ему придется любоваться небом в клеточку, а если не произойдет никакого чуда, то и после суда тоже. Возможно, на этом процессе будут названы и новые адреса — так сказать, другие точки приложения криминальных талантов этого комбинатора и его подельников.
Действовали они изобретательно и даже… элегантно. Будущих жертв выбирали расчетливо, безошибочно просчитывая их ответную реакцию. И поначалу по возможности избегали прямого насилия; не потому, что жалели обобранных ими людей, а из осторожности — мало ли как дело повернется? Но внутренняя готовность к насилию зрела и накапливалась — к сожалению, это практически неизбежно. И однажды сработала — при первой же попытке сопротивления… Это лишний раз доказывает, что нельзя долго ходить по краю — никак не получится! Очень хотелось бы, чтобы эту нехитрую истину усвоили некоторые наши неразборчивые молодые сограждане, которым так хочется получить все сразу и без особого труда. Увы, так не бывает…
Однако давайте по порядку. Имена потерпевших мы, разумеется, приводить не будем — они и без того уже натерпелись и совсем не стремятся к дополнительной огласке. А вот осужденных назовем — может, кто-то вспомнит, чем еще эти изобретательные ребята отличились?
Шелковые петли к окошку подвесь…
Чего только не полезет в голову в самый неподходящий момент! Да уж, подвезло тому кобелю, которому из окна те петли спускали, — ему лезть вверх было куда как легче, чем Анне (имя изменено. — Авт.) — спускаться вниз. А как бы пригодилась ей сейчас шелковая или пеньковая, да хоть какая веревка, вот только где ее взять? И, дождавшись, пока за стеной стихнут голоса и шум, она выбралась на балкон, прошептала всплывший в памяти обрывок молитвы и полезла через перила.
Улица Склизкова была объята покоем и сном, и все же, на ее счастье, один человек с интересом наблюдал за ее маневрами. Та ночь в самом начале октября выдалась спокойной, безветренной, и фонари, слава Богу, горели ярким, ровным светом. Поэтому сторож расположенной поблизости базы не сидел взаперти, а наслаждался у окошка уходящим бабьим летом. Он и заметил темный силуэт на балконе соседней пятиэтажки…
Сначала решил: вор! Потом пригляделся — никак баба? Наконец понял, что творится что-то необычное: в руках-то у нее ничего не было, к тому же не в дом забиралась, а из дома лезла!
Его любопытство и спасло Анну: когда она сорвалась, он подбежал первым. Сразу вызвал и «скорую», и милицию. Попади она в руки тех, от кого удрать пыталась, за ее жизнь и самый наивный не дал бы ломаного гроша: может, и не убили бы, но уж точно не повезли бы в больницу…
У женщины были сломаны обе лодыжки, переломаны ребра, причем одно из них пробило легкое. На больничной койке ей предстояло промаяться несколько месяцев. Но прежде чем ее увезла «скорая», она успела сквозь кровавую пену кое-как прошептать главное: сюда ее привезли против ее воли и удерживали насильно. Так правоохранительные органы вышли на след организованной преступной группы «черных риэлторов» новой формации. И, зацепив за конец нити, уже не отпускали ее, пока не распутали весь клубок.
Не пей, Иванушка, бомжом станешь!
Всю преступную компанию, по версии следствия, собрал господин, которого пока на первом процессе именовали «лицом, которое…». И со своей задачей то самое «лицо» справилось великолепно! Ловкий, респектабельный, превосходно образованный и абсолютно беспринципный помощник — профессиональный риэлтор Апенченко. Второй в команде — некто Алышанов, ранее судимый, жесткий, весьма сообразительный и инициативный. И парочка исполнителей — Дубовик и Кудымов, самые молодые, лет по 25, не склонные задумываться и, что называется, без обременительных комплексов, вроде сострадания к жертве или уважения к закону.
Жертв выбирали расчетливо и осторожно: слабохарактерных или просто очень доверчивых. Пьющих и не особо образованных. Психологически уязвимых, податливых… Знаете, есть такое очень опасное свойство — некритичность мышления. Это когда человек не способен подвергать сомнению то, что ему говорят. Вот они-то, эти люди, и составляют питательную среду для мошенников всех мастей. Хотя, разумеется, на всякого мудреца хватает простоты, но в унылой компании обманутых и обобранных жертв мудрецов несравненно меньше.
Да и как было не поверить такому любезному, солидному, вальяжному господину, как Апенченко? Сотруднику уважаемого и вполне легального агентства по недвижимости, с абсолютно законными удостоверениями и визитной карточкой? Они и верили! Он находил «объект» и обычно сам проводил психологическую «обработку». Потом в дело вступали остальные.
У Марии Ивановны была четырехкомнатная квартира в Мигалове, а она хотела получить жилье поменьше, но в центре. Ее и переселили в ту самую квартиру на улице Склизкова, куда позднее привезли Анну. Она была уверена, что ей принадлежит вся квартира, но на самом деле — лишь одна комната. Когда поняла, было уже поздно, к тому же ее основательно запугали и все время поддерживали (мягко говоря) в не совсем трезвом состоянии. А еще две комнаты были у пациента психоневрологического диспансера Васи — его убедили подписать дарственную на совершенно незнакомого ему человека, который, кстати, уже выписал доверенность на распоряжение всем своим имуществом на бойкого господина риэлтора. Болезному Васе обещали жилплощадь поменьше плюс райскую жизнь с выпивкой и закусью на постоянной основе, а потом увезли за город, в какой-то дом, где и держали, пользуясь его состоянием. Этот дом и немалый земельный участок, на котором он стоял, были собственностью бабы Клавы, которая сама толком не поняла, какие бумаги и зачем подписывает. А то была генеральная доверенность на распоряжение ее имуществом. Правда, к счастью для ее родни, Апенченко с компанией воспользовались ею спустя месяц после ее смерти, когда была та доверенность уже недействительна…
Вот так и тянулось. И сколько было этих Клав и Вась, сегодня уже толком не проверишь.
— Знаете, меня глубоко потрясло их отношение к тем, кого они обманывали, — рассказывает государственный обвинитель Павел Верещагин. — Они вообще не видели в них людей — так, материал для их махинаций, вроде сырья…
— Но с Анной у них прокол вышел! Может, потому что вышел на нее не Апенченко, а Алышанов, который куда как меньше разбирался в психологии и за веселым легким нравом одинокой дамы бальзаковского возраста не разглядел, что на этот раз попался им крепкий орешек.
Крепкий орешек
Поначалу все шло обычным порядком: случайное знакомство, разговор — и зарубочка на память: так ты, лапушка, в приватизированной квартире одна проживаешь? Знакомство нужно было закрепить, чем он и занялся. И даже поставить на деловую основу — у меня ларек рядом, вот бы у тебя пару-тройку ящиков с товаром оставлять, что подороже? Анна не возражала — она вообще была довольно беспечной, к тому же постоянной работы не имела и перебивалась случайными заработками. А тут какая-никакая приплата за хранение, к тому же щедрый, веселый мужик: и продуктов подкинет, и застолье устроит — почему бы и не помочь?
Но одно дело пристроить на кухне несколько ящиков, а совсем другое — отдать свое жилье, причем фактически просто так, почему-то поверив на слово малознакомым мужикам! Анна то ли сообразила, что ее попросту разводят, то ли взбрыкнула, когда те стали проявлять откровенную настойчивость, а может, и все сразу. Все же она была дамой с норовом — и уперлась! Кажется, впервые в их криминальной практике они столкнулись с таким ожесточенным сопротивлением. Не думаю, что все дело было в ее однокомнатной квартире — скорее у них просто отказали нервы или подвел азарт. Это как же получается, четверо мужиков одну бабу сломать не могут?!
И тогда они решили — кстати, практически впервые — применить грубую силу. Анну выволокли из дома, затолкали в машину и привезли в ту квартиру на ул. Склизкова, где в одной комнате жила смертельно запуганная ими Мария Ивановна, недавняя обитательница четырехкомнатных хором в Мигалове.
Надеялись, что за пару дней Анна образумится. Не вышло… Дверь в комнату была заперта, четвертый этаж — куда ты денешься, голубушка? А она полезла в окно!
Благодаря Анне с ее то ли упрямством, то ли отвагой — это уж кому как больше нравится — группа попалась, а потерпевшим была возвращена их собственность.
— Приговором Тверского областного суда от 26 января 2010 года Апенченко, Алышанов, Кудымов и Дубовик были признаны виновными в совершении инкриминируемых им деяний, — рассказывает государственный обвинитель Павел Верещагин. — Апенченко — в покушении на мошенничество в крупном размере, мошенничестве в особо крупном размере и похищении человека. Алышанов — в похищении человека, Дубовик — в покушении на мошенничество и мошенничестве в особо крупном размере, похищении человека. Кудымов — в похищении человека. Наказание им назначено с учетом позиции обвинения.
Апенченко получил 11 лет лишения свободы, Дубовик и Кудымов — по 10, Алышанов — 9. Отбывать наказание они будут в колонии строгого режима. «Лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство», до конца следствия посидит в СИЗО, а потом скорее всего к ним присоединится.

Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
25

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость