05 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Спорт27.01.2010

На финишной прямой

Брат и сестра Коновальцевы танцуют вместе уже более 17 лет. При этом лишь последние годы они живут и тренируются в Москве, а свои первые шаги на паркете и первые успехи в танцевальном спорте сделали в родной Твери, где и сейчас живут их родители, родственники и друзья.

Брат и сестра Коновальцевы танцуют вместе уже более 17 лет. При этом лишь последние годы они живут и тренируются в Москве, а свои первые шаги на паркете и первые успехи в танцевальном спорте сделали в родной Твери, где и сейчас живут их родители, родственники и друзья.
Ольга и Сергей Коновальцевы – главные претенденты на получение  национальной премии в сфере танцевального спорта «Экзерсис» по итогам 2009 года. Их номинация – «Спорт­смен года» в категории «Взрослые» по европейской программе.
На сегодняшний день дуэт Коновальцевых считается одним из сильнейших в мире по европейской программе. Они многократные финалисты чемпионатов мира и вице-чемпионы России. В минувшем году Сергей и Ольга добились очередного впечатляющего достижения в своей карьере – стали обладателями Кубка мира. Перед Новым годом Коновальцевы приезжали в родной город и выступили в танцевальном шоу Арсена Агамаляна в цирке, сорвав море аплодисментов.
– Сергей,  Оля, вы танцуете вместе уже много лет. А был ли у вас опыт выступления с другими партнерами?
Ольга: – У Сережи была до меня одна партнерша. Тогда ему было семь лет, а  я еще ходила в детский сад и не танцевала. И Сережа танцевал с другой партнершей полгода, вышел с ней на турнир, а потом в школу привели меня. Мама спросила тренера, можно ли нам танцевать вместе, и тренер сказал: «Пусть танцуют, какая разница…» И все. На этом наши поиски закончились.
– И все-таки, не хотелось за эти годы попробовать станцевать с кем-то еще?
Ольга: – Родители нам сказали: «Либо танцуете вместе, либо не танцуете вообще».  И нам даже в голову не приходило пробовать танцевать с  другими партнерами.
Сергей: – Возникало другое желание – бросить танцы, пойти в плавание, например…
Ольга: – Да, Сережа бросал танцы. На один день. Ему тогда лет десять было. Вообще брат с сестрой редко танцуют, потому что редко у кого бывает подходящая разница в возрасте и росте. А у нас разница в возрасте год и девять месяцев и идеальная разница в росте – 9 см. Причем всю жизнь. Боялись, что кто-то из нас перерастет другого очень сильно, но этого так и не случилось. Мы, конечно, пробуем танцевать с другими партнерами, иногда к нам просто подходят ребята на тренировке, говорят – давайте попробуем, как это… Да и нам самим интересно.
Сергей: – Но мы считаем, что наше партнерство – это одно из наших главных преимуществ, один их главных плюсов.
Ольга: – Да. Мы видели сильнейшие пары России с «Юниоров-2», и на наших глазах очень много талантливых ребят расстались, потом кто-то из них бросил танцы… Расходятся из-за характеров, иногда – из-за родителей. А наша мама сначала ходила к нам на тренировки, потом посмотрела, как мы ссоримся, и сказала: «Все, я больше не могу на это смотреть, тренируйтесь сами, как хотите».
– А вы ссоритесь?
Ольга: – Конечно! Это у всех  партнеров обычное дело. В жизни из-за танцев мы не ссоримся, а вот на тренировках…   
– Танец – это  хореографический диалог мужчины и женщины. У вас не возникает проблем из-за того, что в танце иногда нужно играть страсть,  а вы, как брат и сестра, этого делать не можете?
Сергей: – Этот вопрос больше актуален для латины, а мы стоим, отвернувшись друг от друга.
(При этих словах Сергей с удовольствием демонстрирует, как он отворачивается от Ольги). Ну, если только при постановке в пару, когда нужно изобразить какую-нибудь сцену любви и нежности…
Ольга: – Некоторые пишут, что Коновальцевы – это спортивный танец, где нет никакого взаимоотношения между мужчиной и женщиной… Я бы не сказала, что, посмотрев на ведущие пары мира, я увидела у них какой-то  накал страстей. В стандарте это не так сильно выражено. Или мы, может, еще не дошли до этого. Хотя педагоги уже начинают нам говорить, что, выходя на паркет, мы должны забывать, что мы брат и сестра.
– Одинаково ли вам танцуется в России и за рубежом?
Ольга: – В России нам не всегда удается показать тот танец, который мы хотим. У нас есть такая проблема. Мы за границей танцуем по-другому. Может, нет такого давления… Здесь мы иногда можем чуть-чуть перенервничать, иногда нет поддержки зала, а для нас это очень важно, мы любим, чтобы зал поддерживал.
– А за границей что, есть поддержка зала?
Сергей: – За границей ты начинаешь все с чистого листа, и все находятся в равных условиях. А здесь многое зависит от того, кто какую поддержку с собой привел. За границей ты завоевываешь болельщиков, танцуешь и от тура к туру прибавляешь. И тебя воспринимают так, как ты себя преподносишь. Поэтому все зависит именно от тебя на сто процентов. В России не так. Особенно тяжело в Москве выступать. В других городах легче, там тоже поддерживает публика.
Ольга: – Мы очень любим выступать в Германии, потому что там такая культура: они приходят посмотреть именно танец. Там сидят бабушки-дедушки, но они, во-первых, после каждого танца обязательно похлопают. Ты никогда не уйдешь с площадки в тишине. Во-вторых, если ты им понравился, они будут тебя поддерживать, когда ты просто мимо них проходишь. Это уже приятно. Когда ты чувствуешь какую-то отдачу от зрителей, ты танцуешь в несколько раз лучше.  
– Чем вы завоевываете публику за границей?
Сергей: – Эмоциональность играет большую роль.
Ольга: – Наверное, это у нас природное, потому что нам это легко дается. Сережа у нас такой обаятельный мальчик, который всем нравится! Когда ты чувствуешь, что ты можешь это получить от публики, то это идет изнутри, непроизвольно. И когда ты чувствуешь, что все получается, что ты делаешь все, что можешь, то, наверное, это настолько отражается на твоем лице, что все вместе с тобой наслаждаются твоим танцем. Всегда, когда у нас получается танцевать, как мы можем, люди это отмечают, и мы получаем поддержку и зала, и судей.
– Есть ли у вас нелюбимые танцы, нелюбимые элементы?
Ольга: – Мы очень любим танго! Хотя это сложный танец, потому что это не свинговый танец, там нет натурального движения. Просто он у нас получается.
Сергей: – А мне венский вальс не нравится. Он слишком занудный. И еще тренировать его – неприятный процесс.
Ольга: – Да, не любим мы  оттачивать  венский вальс… Многие думают, что мы тренируем один квикстеп. Это у нас ударный танец, всегда хорошо идет. Но мы его тоже очень мало тренируем.
– А какой танец отнимает больше всего времени?
Ольга: – Нам просто нравится последнее время медленный вальс и медленный фокстрот, мы их и танцуем больше всего. Квикстеп – так, за день-два до турнира…
– Любимые танцы меняются?
Ольга: – Да. Какое-то время назад можно было не спрашивать – у нас был один квикстеп.
Сергей: – Сейчас любимый – медленный фокстрот.
– Вы танцуете уже 17 лет. И наверняка за эти годы все время что-то менялось в танцевальной культуре, в танцевальной политике, в танцевальном сообществе. Вы ощущаете какие-то перемены?
Сергей: – В политике ничего не изменилось.
Ольга: – Да, в политике все как было, так и есть, просто в последнее время нам стало в России чуть легче. Потому что у нас есть мировой рейтинг, и в России мы не боимся, что нас куда-то там задвинут…
Сергей: – Ну, это до поры до времени.
Ольга: – Но мы надеемся, что мы сможем удержаться.
Сергей: – А если говорить о самом танце… Если взять кассету 10-летней давности и сравнить то, как танцевал Маркус Хилтон, например, с тем, как танцуют сейчас, то тот танец сегодня не будет смотреться. Техника и понимание танца  остались прежними, но изменились скорость, динамика, изменилась позиция в руках. Более объемной  стала  картинка танца. Раньше танец был более компактным и более похожим на натуральное, естественное движение, а сейчас танец движется в сторону спорта, становится именно спортивным действием.  
– И вы ведь, кстати, являетесь членами сборной России по бальным танцам…
Сергей: – Да. И мы хотим сказать огромное спасибо федерации танцевального спорта за то, что нам выделили экипировку. А так как у нас в России если уж что-то делается, то делается с размахом, то нам выдали сразу полный боекомплект, включающий три пары кроссовок и лыжный костюм. И все с лейблом «Russia. National team».
– Ценность этой экипировки в атрибутике,  престиже? Это важно?
Сергей: – Это важно. Ты себя причисляешь к России, понимаешь, что ты именно член сборной. Приятно даже ходить в таких костюмах в обыденной жизни.
Ольга: – Да. Я вообще патриотка. Я всегда пою гимн. Я давно выучила слова нового гимна. Самое интересное, что на всех этих костюмах висят такие штучки картонные, на которых написаны слова Гимна России.
Сергей: – Это чтобы все выучили слова. А то приедем, будет наш гимн звучать, а мы слов не знаем…
–  Какой вы видите свою танцевальную карьеру?
Ольга: – Я бы не очень хотела в танцевальном мире остаться навсегда. Из-за того, что это субъективный вид спорта, в нем очень много грязи, и с этим ничего поделать мы не можем. Мне нравится работать с детьми, тренировать их, но как подумаю, что это –  турниры, и как объяснить ребенку, почему Петя или Вася заняли место выше, хотя он танцует лучше… Наверное, с этим придется столкнуться. Хотя образование мы получили не танцевальное.
– А какое?
Ольга: – Мы учились в Российском государственном университете нефти и газа, я по специальности экономист-нефтяник, а Сережа – инженер-нефтяник.
– Но я так понимаю, это – на всякий случай, на будущее, пока же вы ничего менять в своей жизни не собираетесь?
Сергей: – Пока мы не станем чемпионами мира, мы ничего менять не будем. Если мы что-то начали, то надо закончить. Пока цель не будет достигнута, переключаться на что-то другое нет смысла.
Ольга: – Столько времени, денег, сил и нервов уже вложено в бальные танцы…
– Кто ваши основные конкуренты?
Сергей: – Трудно сказать. Потому что может всякое произойти. Насчет того, кто лучше танцует, у нас свое мнение.
– Оно не совпадает с мнением судей, отдающих первые места в турнирах?
Сергей: – По поводу тех, кто занимает верхние строчки, – точно нет.
– Но вы можете сказать, кто, на ваш взгляд, танцует лучше других?
Сергей: – В профессионалах если только… Мирко Гозоли и Алессия Бетти, Оле нравится Джонатан Кросли и Лиин Маринер.
– То есть кумиры и основные конкуренты у вас не в России?
Сергей: – Да, в России уже нет.
– Оля, ты сказала, что не очень хотела бы связать всю свою жизнь с танцевальным миром из-за того, что здесь нередка нечестная игра. Касаются ли вопросы власти, денег, престижа, сферы влияния и т.д. вашей конкретной пары, или политика – это «где-то наверху и далеко»?
Ольга: – Мы стараемся этого не касаться.
Сергей: – Но, конечно, это чувствуется. Были случаи, когда этот дележ касался нас прямым образом, и было очень неприятно и обидно. Я имею в виду несправедливое судейство. Хотелось даже танцы бросить.
Ольга: – Но мы смогли пробиться, не задействовав все эти политические рычаги. Мы этому очень рады и можем с гордо поднятой головой об этом говорить. Я даже не знаю, пары, которые чего-то достигают благодаря «левым» методам, занимают высокие места в России и совсем другие –  за границей, на турнирах с адекватным судейством, они вообще спят спокойно или нет? Мне всегда было это интересно. Что они думают? Неужели, если они один раз постоят где-то выше других, это даст им какое-то моральное удовлетворение? В конечном итоге правда все равно восторжествует.
–  Вы считаете судейство за границей более объективным?
Сергей: – Нет, везде одинаково.
Ольга: – В наших любительских танцах есть около двенадцати пар, которые танцуют  примерно на одном уровне.  И тут влияет такое большое количество факторов, что лидеров определить сложно. А вот в юниорском и молодежном танце по-другому. Там еще все танцуют одинаково плохо, а если пара танцует лучше других, ей часто не дают дорогу.  Поэтому, когда родители начинают впадать в панику, если пара не заняла где-то какое-то место, хочется сказать: успокойтесь! В «Детях» и «Юниорах» это еще такая ерунда! Мы сами через это прошли и понимаем, что в таком возрасте еще ничего не решается. Что будет на самом деле – это несколько лет должны показать. Хотелось бы сказать родителям, которые настолько расстраиваются, что бросают танцы, уводя талантливых детей в раннем возрасте из-за того, что что-то у них не получается: не надо  спешить с пессимистичными выводами. Я вот иногда смотрю на взрослых людей –  приходят, например, свадебные танцы ставить… Для нас это так дико, что люди не умеют даже элементарно двигаться! Бальные танцы все же дают много. Для девушки это вообще настолько важно! Это красиво, гармонично, это обязательно пригодится в жизни.
–  Каков ваш режим тренировок?
Сергей: (обращаясь к Ольге): – Тайну не открывай!
Ольга: – Это профессиональный секрет. А то все так начнут…
Сергей: – Мы тренируемся каждый день по нескольку часов. Плюс иногда работаем с парами. У нас есть несколько пар.
Ольга: – Мы и в другие города ездим работать с парами. На два-три дня, не очень часто. Потом эти пары перед турниром к нам в Москву приезжают. Получается такой обмен. А в Москве у нас сейчас три пары всего.
Сергей: – Нам нравится работать с трудолюбивыми парами, которых не надо заставлять, которые хотят результатов. Тогда результат не заставит себя ждать. Нам нравится видеть, как пара растет. Это не обязательно самая талантливая пара, с такими, наоборот, трудно, с ними столько мороки! Очень много таких звезд, которые потом и гаснут из-за этого. Начинают звездить с детства, и к взрослым годам уже перегорают. Я не представляю себя, если бы, скажем, то, что я имел год назад, я имел бы уже в «Юниорах-2». Я имею в виду и результаты, и успехи, и внутреннее состояние уверенности в себе. Я не знаю, как бы я справился с собой, чтобы донести это до взрослых. Я считаю, когда ты молодой, ты должен пройти через все. Когда сразу чемпионом становишься, то потом в несколько раз сложнее. Сложнее продержаться, удержать свою собственную планку.
Ольга: – У нас, наоборот, была такая ситуация, что мы постоянно кого-то догоняли.
 Сергей: – Когда ты догоняешь, вытесняешь кого-то, это легче.
Ольга: – Можно я поумничаю? Я для диплома изучала поведение людей в малых группах. Есть такой принцип: если человек бежит наперегонки с кем-то, он бежит быстрее, чем наперегонки с секундомером. Поэтому, когда есть за кем стремиться, намного легче. Чемпионство в детском возрасте может быть очень кратковременным. Здесь нужны грамотные родители, может, даже психологи.
–  Что же вы будете делать, когда станете чемпионами мира? Гнаться-то будет не за кем…
Сергей: – Работать будем. Сколько в мире миллиардеров? Около ста, кажется. Есть к чему стремиться…
– А у вас бывает потребность в поддержке психолога?
Ольга: – Бывает. Бывает ощущение, что ничего не хочется. Что ты устал настолько… Все-таки 17 лет на паркете. У нас был такой период продолжительной депрессии.
–  Как вы справляетесь?
Ольга: – Мы уже поняли, что просто нужно грамотно совмещать тренировки, турниры и отдых. Ты не можешь постоянно работать, как машина.
– Как вы отдыхаете?
Сергей и Ольга (вместе):
– Отдельно! Главное – отдельно!
– А как долго длился самый продолжительный «отпуск» от танцев?
Ольга: – У нас были периоды, когда мы три месяца не танцевали. Но это было давно, когда мы оканчивали школу. Мама нас всегда настраивала, чтобы мы хорошо учились, мы оба с медалями школу окончили… Но сейчас неделя без танцев – это максимум.
– Что доставляет вам удовольствие?
Ольга: – Пообщаться с друзьями, сходить в кино. То, что для других людей норма…
Сергей: – …для нас – праздник! В кино сходить!  
Ольга: – По магазинам походить. Если ты деньги сам заработал,  тратить их особенно приятно. Покупаешь себе что-то и думаешь: «Я это заслужил!» Еще – после крупного турнира можно наесться до отвала. Потому что так-то мы себя особо не раскармливаем.
Сергей: – А я люблю с друзьями встречаться!
Я еще хочу сказать огромное спасибо нашим папе и маме!!!
Ольга: – Да, мы очень любим родителей, они очень много для нас сделали, особенно в бальных танцах.  Когда мы жили в Твери,  папа возил нас в Москву каждые выходные на тренировку. Мы тренировались, выступали на турнире, и в три ночи папа вез нас обратно в Тверь. Наши родители – просто герои! Нам очень повезло с ними. И тренерам нашим мы очень благодарны. Они нам очень помогают. Бывали у нас и проблемы, не без этого. Но мы все преодолели.
Сергей: – И вышли на финишную прямую…
Автор: Кира ВЛАДИМИРОВА, Фото: dancesport.ru
19

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию