19 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Служба 13.01.2011

Анатолий Шилович: Следователь должен быть тонким психологом, а этому ни на одном спецсеминаре не научат!

Бывает, симпатия к человеку возникает еще тогда, когда его и в глаза не видел, но уже слышал о нем очень много. Такова была история написания этого материала. За полгода до интервью с моим собеседником – начальником Калининского межрайонного Следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Тверской области Анатолием Шиловичем я наслушалась от его коллег – бывших и нынешних – таких невероятных вещей, что многие из них мне показались малоправдоподобными.

Бывает, симпатия к человеку возникает еще тогда, когда его и в глаза не видел, но уже слышал о нем очень много. Такова была история написания этого материала. За полгода до интервью с моим собеседником – начальником Калининского межрайонного Следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Тверской области Анатолием Шиловичем я наслушалась от его коллег – бывших и нынешних – таких невероятных вещей, что многие из них мне показались малоправдоподобными.

Уж больно они смахивали на байки про какого-то легендарного Илью Муромца из следствия. Чего стоила одна из них, в которой рассказывалось, как Анатолий Николаевич на досуге, в законный выходной, сел с папкой уголовного дела, остававшегося на протяжении многих лет «висяком»… Основательно проштудировав документы, он нашел зацепки, позволившие раскрыть его.
Поэтому, чтобы истину установить, мне пришлось идти к нему самому, а все вопросы задавать, начиная с фразы «… а правда, что?».

Итак, а правда, что…
– …прежде чем прийти на должность следователя, вы служили в спецназе?

– Верно, я окончил военное училище во Владикавказе, практически всю службу провел в горячих точках. Последнее место службы – Прибалтика. Нас, восемь тысяч бесквартирных офицеров, вывели за штат, а у меня уже тогда была семья, дочка маленькая... В Тверь попал случайно, потому что здесь давали жилье. Начал службу в правоохранительных органах с милиции. Помню каждое свое место работы.

– …работа следователя – небо и земля по сравнению со службой в спецназе? Он сидит в кабинете, бумажки пишет…

– Не скажите, здесь тоже важно умение мгновенно принимать решение. Бывает дело простое – вот свидетели, вот экспертиза, вот признание подозреваемого. А бывает… Раскрывая любое преступление, важно быстро зафиксировать все следы на месте, где оно было совершено, допросить свидетелей, чтобы их не уговорили солгать или просто промолчать.
Не так давно мы раскрыли убийство в Медном. В кафе подрались две мужские компании. В результате один из мужчин, день рождения которого, кстати, и отмечали, был убит. События развивались стремительно, и в такой катавасии мало кто смог хоть что-то запомнить. Пришлось оперативно и скрупулезно допрашивать каждого, чтобы восстановить картину преступления.

– …наряду с умением «быстро поворачиваться» важно не торопиться без толку?

– Верно, следователь должен обладать огромным терпением. Ведь, для того чтобы довести дело до суда, нужно такой объем работы проделать! И разобраться во всем досконально, а ведь порой кажется, что дело-то простейшее. Вот пример. Молодая женщина поссорилась с сожителем и в ответ на его рукоприкладство несколько раз ударила его ножом в ногу. Перерезала вену, и мужчина скончался от потери крови. Налицо 109 статья Уголовного кодекса – убийство по неосторожности. Так и квалифицировали бы мы это преступление, если бы не одно «но». Обвиняемая утверждала, что, увидев кровь на жертве, вызвала «скорую», работники которой якобы не оказали помощь, из-за чего потерпевший и умер. На самом же деле она дважды резала сожителя. Только в первый раз ранения оказались неопасными, что, собственно, и было зафиксировано медиками «скорой». Но, не удовлетворившись этим, подозреваемая умышленно нанесла удары еще раз. Они-то и оказались фатальными, так что приехавшие врачи лишь констатировали смерть.

– …следователи точно знают, сколько дел закончили за свою карьеру?

– Следователи считают уголовные дела, законченные ими, когда только начинают работать. А потом их столько накапливается, что не до арифметики! Но когда нагрузка зашкаливает, невольно начинаешь подсчитывать количество дел. Помню, за год, это когда в милиции работал, я закончил 42 дела по 108 эпизодам! Сейчас нагрузка на сотрудников Калининского межрайонного следственного отдела не такая большая.

Анатолий Шилович, начальник Калининского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Тверской области.

Работал следователем, старшим следователем, начальником Следственного отделения Следственного отдела при Пролетарском РОВД города Твери. Преподавал в Тверском филиале Московского университета МВД. Служил в Госнаркоконтроле старшим следователем по особо важным делам, с 2006 года в прокуратуре. Работал следователем в Конакове, перевелся в областную прокуратуру прокурором отдела, а оттуда уже перешел в следственный комитет. Так что работает в этой правоохранительной структуре буквально со дня ее основания.

– …если долго работаешь в следствии, то становишься излишне подозрительным, людям не доверяешь?

– Это не так. Я по национальности белорус, а белорусы очень доброжелательный народ. И я никогда не видел в людях потенциальных преступников и никогда не отношусь к ним предвзято. Хотя понимаю, что осторожность тоже не повредит! Когда моя 19-летняя дочь уходит с друзьями на встречу или в гости, требую, чтобы она точно сказала фамилии, телефоны друзей, куда с ними направляется и когда вернется.

– …вы остро реагируете на несправедливость, даже в мелочах?

– Верно. Однажды я ехал в троллейбусе. Подвыпившая компания молодых парней – солдат-контрактников – стала приставать к мужчине, значительно старше их по возрасту, который был со спутницей. Я всегда чувствовал себя уверенно, будучи физически крепким и подготовленным. Мне было достаточно встать и сделать замечание компании, молодые люди тут же притихли и сами же урезонили своего самого агрессивного буяна. Еще до службы в армии я спас от изнасилования женщину. Пять или шесть раз отбивал молодых девчонок или женщин, которых пытались куда-то затащить местные цыгане, чтобы потом нагло обмануть.

– …возможность противостоять, чисто физически, противоправным действиям дает вам хорошая спортивная подготовка?

– В военном училище, которое я окончил, правило было такое: на первом курсе мы должны были получить третий взрослый разряд по любой спортивной дисциплине, на втором – второй, на последнем – иметь звание кандидата в мастера спорта или первый спортивный разряд по двум любым видам спорта. Это выполнялось неукоснительно, помню, даже сына генерал-лейтенанта отчислили из училища из-за того, что он физподготовку не сдал. Я кандидат в мастера спорта по рукопашному бою и скоростной стрельбе, имею спортивные разряды по другим видам спорта.

– …вы уверены, что ни разу не пошли на сделку с совестью и не посадили невинного человека?

– На 100 процентов уверен, что никого незаконно не привлек! Несколько лет назад я участвовал в операции по пресечению торговли наркотиками. Все прошло успешно – на меченые купюры оперативный сотрудник купил наркотики, подозреваемых задержали… Казалось бы, оформляй дело! Но меня насторожило то, что, по утверждению опера, он купил «дурь» у 19-летнего цыгана, однако, по нашим данным, этим занимались женщины – две его соплеменницы – мать и дочь. Да и парень-цыган не сознавался ни в какую, утверждая, что во время контрольной закупки при нескольких свидетелях – славянской национальности – наблюдал, как те ремонтируют его машину, и никуда не отлучался. Свидетели подтвердили его слова. Устраиваю очную ставку – оперативник указывает на цыгана! Я был в шоке, когда последний, обозлившись, со всего маху ударил сотрудника в лицо кулаком и стал кричать, что ничего ему не продавал. Как оказалось, желая поставить «галочку» в рапорте, оперативники просто оболгали парня, провернув лихую комбинацию. Я лично приезжал к прокурору, объяснялся с ним, чтобы освободить парня.

– …в адрес следователей нередко раздаются угрозы расправы?

– Мне ни разу не угрожали. Может, потому, что никого не обвинял несправедливо!

– …вы уволились с преподавательской должности Тверского филиала Московского университета МВД, так как сочли, что не имеете права учить других ввиду собственного небольшого опыта следовательской работы?

– Верно! Чему я мог учить курсантов, будучи сам совсем «зеленым»? А теперь бывает и такое: приходит ко мне как-то следователь и говорит, мол, согласно данным экспертизы, можно сделать такие-то и такие выводы о картине преступления, а подозреваемый или свидетель утверждает совершенно противоположное! Врет, несмотря на объективные вещи... Что делать? Говорю, веди его ко мне! В присутствии следователя беседую с этим человеком, тот сознается во всем. Потом требую, чтобы все сказанное было закреплено, как нужно по закону. Считаю, что теперь имею право учить на собственном примере!

– …вы отговариваете молодых идти в следователи, потому что работа эта не из легких?

– Насчет «отговариваю» неправда! А вот подумать прежде – предлагаю. Сейчас как приходят на следственную работу? Через институт общественных помощников, работая в течение года в паре с опытным старшим коллегой. Так что времени, чтобы присмотреться к молодому кадру, достаточно. Один из помощников вызывал у меня сильные сомнения, к счастью, оказавшиеся напрасными, и это несмотря на то, что и красный диплом имел об окончании юридического факультета. Меня смущало то, что уж больно он тихий – сможет ли найти контакт с обвиняемыми, свидетелями? Ведь следователь должен быть хорошим психологом, а этому ни на одном спецсеминаре не научат! Одного обвиняемого можно разжалобить, чтобы он все как на духу рассказал, другому на уступки пойти, указать на смягчающие обстоятельства, благодаря которым может быть уменьшен срок.
Опыт приходит с годами! Помню, молодые оперативники двое суток требовали, чтобы я задержал мужчину, которого подозревали в причинении знакомому тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего. Звонили мне и днем и ночью! Я им велел привезти его в отдел, говорил с ним несколько часов. И тот сознался!

– …вы своей дочке отсоветовали бы замуж за следователя выходить?

– Несомненно, хотя это ее дело, за кого замуж идти! Но рассказал бы, что на другой работе пробыл от 9.00 до 18.00 в офисе, а потом – человек вольный! У нас же сотрудники и после работы задерживаются, потому что объем работы большой, и за восемь часов его не выполнишь. Учтите, что еще и дежурства есть! А после них, протрудившись всю ночь, нужно утром, опять же к девяти, на службу прийти! И за дежурство отчитаться, и запланированную работу выполнить. Работа по выходным также не редкость. Так какая тут личная жизнь!

– …в вашем отделе есть какая-то особая традиция встречать Новый год?

– Новый год не отмечаем, пока не сданы отчеты о работе, проделанной за год. Этот запрет стимулирует сотрудников на своевременное подведение итогов.

Автор: Наталия ДЖАРМАТОВА
571

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость