07 Декабря 2016
$63.87
68.69
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 23.12.2010

Ее боялись как огня

Девушка держала в страхе всех односельчан.

Впрочем, назвать ее девушкой язык совсем не поворачивается. Коренастая, мужиковатая, с глубоко посаженными глазами, в камуфляже и молоточком в кармане она наводила ужас на жителей своей деревни. 26-летняя Нюра (все имена изменены) уже на протяжении доброго десятка лет буквально терроризировала соседей. В немилость мог попасть любой, кто что-то не так сказал или сделал ей замечание. Нет, она не дула губки на обидчиков. Она жгла их дома. Именно за поджоги Нюра и была впервые осуждена в свои семнадцать.

Поздний ребенок

Она появилась на свет, когда маме было почти 50 – поздно поняла, что беременна. Семья считалась неблагополучной – отец Нюры пил, мать тоже временами прикладывалась к рюмке. Обычное дело в глухой деревне. Работы никакой, до райцентра далеко, денег нет. Выживают люди кто как может. И рожают. Какой пример у детей перед глазами, догадаться нетрудно. Кто сумел, убежал в город – на поиски заработка и лучшей жизни. Одни приезжают сюда лишь на лето, другие и вовсе продали свое жилье. Некоторые дачники прокляли тот день, когда приобрели домик в этой деревне. Жить в страхе все устали. Нюра не щадила никого – ни коренных, ни приезжих.

Пить она начала с 10 лет. Среда и окружение способствовали раннему пристрастию малолетки к алкоголю. Авторитетов у нее не было. Девочка росла, силы в руках прибавлялось. Напиваясь, она становилась агрессивной и избивала родителей. В 2008 году именно за это, говоря языком статьи Уголовного кодекса, – умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, – она и была осуждена во второй раз. Мировой судья судебного участка Бежецкого района приговорил дебоширку к 200 часам обязательных работ.

Со временем Нюра приобрела целый букет болезней. Алкогольная зависимость усугубила органическое расстройство личности. В данных анамнеза чего только нет: травмы головы с сотрясением мозга, вторая стадия алкоголизма, абстиненция, эмоциональная неустойчивость, резкие колебания настроения с агрессией, грубость, конфликтность… Плюс тяжелая наследственность.

Руководство СПК, где девушка работала скотником-сторожем, отмечало, что Нюра действительно была агрессивной, но только когда напивалась. И тогда словно дьявол в нее вселялся – могла нагрубить, подраться. А по трезвости претензий к ней не было. Как бы это странно ни звучало, но она слыла исполнительным, дисциплинированным работником и отзывчивым человеком.

Боялись отказать…

Деревня есть деревня. Все на виду и всё. И главное – бежать-то некуда. Со многим, что не по душе, приходится мириться – нравится это или нет. Нюра понимала, что люди ее боятся, потому и терпят. Пользуясь своей дурной славой, она могла зайти в любой дом и чувствовать себя почти хозяйкой. Например, накануне трагедии, 3 августа 2009 года, в пять вечера она завалилась к соседям и попросила налить борща. Хозяевам бросилось в глаза, что из кармана камуфляжа, в который была одета Нюра, торчали молоток и складной нож. На вопрос, зачем она носит с собой инструменты, она ответила, что надо отремонтировать загон. А нож нужен для охраны скота.
Выпив тут же бутылку принесенного с собой портвейна, непрошеная гостья устроила скандал по поводу якобы пропавших шоколадок. Муж хозяйки не выдержал и взашей выгнал пьяную скандалистку из дома. Но в 9 вечера с улицы вновь донесся ее голос. Она кричала, что сама вызовет милицию. Был слышен и плач матери, которая уговаривала Нюру не звонить в милицию, иначе посадят…

Дурная весть разлетелась быстро: наутро 4 августа вся деревня уже знала о случившемся.

Тройное убийство

Нюра, обнаружившая троих односельчан убитыми, несмотря на уговоры матери, сама сообщила об этом в дежурную часть Бежецкого ОВД. Даже сотрудники милиции не припомнят такой жестокости, с какой убийца растерзал троих обитателей этого дома. Полы были залиты кровью. Кому надо было вырезать всю семью? Кому мешали двое молодых людей и старая немощная бабуля, которая, по словам ее дочери Екатерины, очень плохо передвигалась, ходила в туалет под себя. И уж никак не могла никому оказать ни малейшего сопротивления. Кому она-то перешла дорогу, недоумевали односельчане.

За бабушкой ухаживала дочь Екатерины Лена – человек добрый и мягкий – со своим сожителем Виктором, который сильно пил, имел судимость и слыл агрессивным и конфликтным парнем. О нем, уже о мертвом, даже родной отец, признанный потерпевшим по делу, нелицеприятно отзывался на суде. После освобождения из мест лишения свободы, признался он, с Виктором вообще невозможно было найти общий язык.

Что показала экспертиза

Результаты были ужасающими. Судмедэксперты насчитали порядка 30 ран на теле бабушки, 45 – на теле Виктора, более 60 – у Лены. Причем удары наносились не только ножом, но и «твердым тупым предметом, имеющим форму ребра». Возможно, молотком. Не тем ли, что торчал из кармана Нюриной куртки? Его видели все односельчане, к которым она в тот день заходила на тарелочку щей. Кроме того, у Виктора и Лены в крови и моче был обнаружен этиловый спирт в количестве, соответствующем тяжелой степени алкогольного опьянения живого человека.

Впрочем, и без анализов было ясно, что в доме 3 августа была большая пьянка, и, по всему видно, без участия Нюры здесь не обошлось.

Явилась с повинной…

Нюра созналась в убийстве всех троих до того, как были готовы результаты экспертизы. В тот роковой день – 3 августа – судьба свела Лену, Виктора и ее, Нюру, возле автолавки. Купили три бутылки водки, сигарет и немного закуски. На выпивку Лена пригласила Нюру к себе. Сейчас уже вряд ли кто узнает правду, с чего начались пьяные разборки, но, со слов самой Нюры, Виктор стал к ней приставать и предложил заняться сексом. Понятное дело, Нюре эти грязные намеки не понравились. Она возмутилась еще больше, когда он полез к ней целоваться. Влепив любве-
обильному собутыльнику крепкую пощечину, рассвирепевшая фурия его оттолкнула. «Джентльмен» не остался в долгу, ответил тем же, обозвав ее неприличным словом. Обиженная Нюра схватила со стола хлебный нож и воткнула его Виктору в живот. Когда он сполз на пол, она уже не могла остановиться. Наносила удар за ударом, пока жертва не перестала подавать признаков жизни.
Все это время Лена лежала на кровати и созерцала сцену убиения своего сожителя. Свидетели ни к чему, решила Нюра и занесла нож над подругой. Добивала уже молотком – для верности – и Лену, и Виктора. После расправы села отдохнуть, допила портвейн. В это время в комнату, едва передвигая больные ноги, вошла бабушка и что-то стала говорить. Еще один свидетель – теперь уже двух убийств, сокрушалась Нюра. Она вывела ее в кухню и толкнула. Потом спокойно взяла сковородку и била ее по голове до тех пор, пока не заболела рука.

Впрочем, некоторые моменты, призналась на суде Нюра, она плохо помнила. Возможно, била не только сковородой, но и ковшом, кастрюлей, деревянной планкой…Убедившись в том, что никто не шевелится, убийца допила оставшуюся водку, вытерла руки простыней и пошла вызывать милицию.

«Вы не представляете, что я чувствую по ночам…»

На суде Нюра вела себя спокойно, вину признала и отказалась от дачи показаний. Чувствовала себя как побитая собака.

Мама плакала. Жалела Нюру. Какая б ни была – она же ей дочь.

Соседи, перекрестившись, с облегчением вздохнули.

«Вы не представляете, что я чувствую по ночам», – сказала Нюра на суде. Теперь она переживала о том, что случилось. Она все помнила и понимала. Никакого помутнения сознания у нее в момент убийства не было. Как установила экспертиза, имеющиеся изменения психики подсудимой не сопровождаются признаками задержки в умственном развитии, болезненном нарушении мышления, памяти, интеллекта и пр. Поэтому на период совершения преступления она могла в полной мере осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении к ней принудительных мер медицинского характера не нуждается. Суд пришел к выводу, что подсудимая может нести уголовную ответственность за содеянное. Конечно же, с учетом всех обстоятельств.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд учел явку с повинной, полное признание вины и раскаяние, помощь в раскрытии преступления, молодой возраст, а также состояние ее здоровья.
Отягчающие обстоятельства отсутствуют. В назначении наказания мнения государственного обвинителя Евгении Григорьевой и судьи совпали – 13 лет Нюра проведет в колонии общего режима. По максимуму из того, что возможно.

13 лет деревня будет спать спокойно.

Автор: Наталья РАЧЕНКОВА
4

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Тверской государственный медицинский университет отметил 80-летие
Они встретились после долгой разлуки: юбилей – замечательный повод вспомнить о том, как поступили, учились, играли свадьбы, практиковали уже в статусе родителей, преподавали и лечили, лечили…
06.12.201609:33
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию