27 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура23.12.2010

Серпентарий: эти «змеи» могут быть еще очень даже ядовитыми

Фотограф: Илья Безручко

Мы нашли музеи, проникнуть в которые "человек с улицы" не сможет. Они невелики по количеству экспонатов и размеру выставочных площадей, что с лихвой окупается экзотичностью исследуемых сфер человеческой деятельности.

Я поведу тебя в музей, уважаемый читатель. Нет, не в краеведческий и не в картинную галерею, и не в какой-нибудь еще из числа столь же заслуженных и популярных. Мы постараемся поискать в Твери и в других городах нашей области музеи, доселе широкой публике неизвестные. По разным причинам. Чаще всего потому, что размещаются они в местах, проникнуть в которые «человеку с улицы» бывает затруднительно, но при определенном желании все-таки возможно. Как правило, эти музеи невелики по количеству экспонатов и размеру выставочных площадей, что с лихвой окупается экзотичностью исследуемых сфер человеческой деятельности, нестандартным взглядом на них, а также завидным энтузиазмом их создателей.

История создания такого рода музеев наглядно иллюстрирует классический диалектический закон перехода количества в качество. Когда у преподавателя накапливается определенное количество соответствующих объектов, возникает необходимость их последовательного описания, систематизации и достойного экспонирования. Так стал практически полноценным музеем учебный класс отряда специальных работ Аварийно-спасательной службы МЧС, где совершенствуют мастерство люди, по долгу службы призванные обезвреживать всевозможные взрывоопасные предметы.

Для начала мы решили провести собственное лингвистическое расследование, дабы не впасть в конфуз, аналогичный тому, что обычно сопровождает неаккуратное употребление слов «пожарный» и «пожарник». Оказалось, что более известное слово «взрывник» обозначает специалиста, который умеет устроить «физический или/и химический быстропротекающий процесс с выделением значительной энергии в небольшом объеме, приводящий к ударным, вибрационным и тепловым воздействиям на окружающую среду и высокоскоростному расширению газов» (именно так определяется понятие «взрыв») для того, чтобы применить этот процесс к делу. Ну, например, снести ненужное здание или разворотить в мелкую крошку пласт угля. Мы же пришли в гости к взрывотехникам, которые, по сути, занимаются тем, что при необходимости предотвращают развитие этого самого «быстропротекающего процесса».

Действительно, это вроде бы обычный класс с доской, партами и плакатами на стенах. Однако вдоль стен – стеклянные витрины вполне уютного вида, а в них аккуратненько разложены и расставлены разнокалиберные предметы, которые большинство современных обывателей, к счастью, только в музее и смогут увидеть. Начальник отряда специальных работ и по совместительству создатель и хранитель музея майор запаса Сергей Воробьев рассказал, что весь этот арсенал – немецкие и советские мины, бомбы и снаряды преимущественно времен Великой Отечественной войны – собран на территории нескольких районов Тверской области, куда сотрудники отдела выезжали по заявкам милиции или местных администраций. Любопытно, что весьма опасное наследие войны неожиданным образом обнаруживается иногда в тех местах, где боев не было, – к примеру, в Бологовском районе. Или в Сонковском – это может объяснить разве что тот факт, что Сонково располагалось как раз на линии пролета немецких бомбардировщиков в сторону стратегически важного Рыбинска. Большая же часть образцов собрана в более привычных местах, где вовсю шла война, – преимущественно в Бельском и Ржевском районах.

Наряду со вполне типичными образцами вооружения встречаются в коллекции и истинные раритеты. Такие, как ручная кумулятивная граната – первая попытка создать отечественный фауст-патрон, эффективная при поражении легкобронированных целей, но оказавшаяся на редкость ненадежной и потому снятая с производства буквально через несколько месяцев. Или «блокадная» граната – такие делали из корпусов бракованных мин. Или взводившаяся вручную «граната-бомба» образца аж 1914 года, которая каким-то непостижимым образом сохранилась в арсеналах сибирской дивизии, воевавшей под Пено и Селижарово.

Надо сказать, что предметы, относящиеся к Первой мировой, представлены в экспозиции достаточно широко, причем практически все они оставались вполне актуальными и во время Великой Отечественной. Так, на санитарной сумке образца начала XX века стоит вполне официальное клеймо «1939», так что неизвестному санитару она служила верой и правдой и сорок лет спустя. Из тех времен и обнаруженный у села Починки под Ржевом пулемет – его латунная станина, сейчас начищенная до блеска, может помнить и Брусиловский прорыв, и Анку-пулеметчицу. А вот щиток – это уже образец инноваций 1930-х, на нем даже предусмотрен лючок для оптического прицела. Не спрашивайте, уважаемый читатель, зачем на пулемете оптический прицел: современному штатскому человеку понять это действительно невозможно, но он там был. В отдельной витрине на почетном месте среди стрелкового оружия – винтовка Мосина, она же винтовка-трехлинейка: для Великой Отечественной раритет и антиквариат, показатель вопиющей технической неподготовленности некоторых советских частей, для рубежа XIX – XX веков – новейшая разработка, прорыв тогдашней военно-инженерной мысли.

Такая же долгая жизнь была суждена и некоторым предвоенным разработкам. Так, сложная в изготовлении, но зато универсальная граната РГД-33 состоит на вооружении Российской армии до сих пор. Интересно, что некоторые разработки такого рода поначалу оказывались недооцененными. Так, немцы удивительным образом не поняли эффективность кассетной авиабомбы «бабочка», какие во множестве сбрасывались на Лондон (в наших краях такой образец впервые был обнаружен у села Волговерховье). Коварство «бабочек» заключалось в том, что, удачно приземлившись, они превращались в мины и в этом качестве стали причиной гибели множества лондонских пожарных и спасателей. В отличие от немцев американцы это коварство оценили сполна и уже значительно позже весьма активно применяли такие авиабомбы во время войн в Корее и Вьетнаме.

Эта весьма уютная и даже некоторым образом изящная экспозиция в силу своей специфики создает неуютное впечатление, даже если понимать, что все эти бомбы и гранаты – просто пустые оболочки. Не лишенные, кстати, определенной элегантности форм, что характерно для предметов, «заточенных» на максимальную эффективность и целесо­образность. Похоже на серпентарий, где обитают красивые и опасные гады. Вот вроде бы эта змея и лишена ядовитых зубов, а шипит, играет кольцами – и определенно как-то не по себе.

Интересно, кстати, что многие экспонаты попали к взрывотехникам уже в выпотрошенном виде. Обнаружившие их местные жители предварительно выковыряли всю взрывчатую начинку: ну мало ли там, пригодится рыбу глушить… Что суть форменное безрассудство. Продолжая аналогию со змеями – вот, право же, не нужно, увидев под кустом гадюку, пытаться ухватить ее за хвост; и тем более не нужно, обнаружив под тем же кустом или раскопав на собственном огороде ржавую железку характерной формы, тыкать в нее палкой, бросать в костер или производить с ней еще какие-то манипуляции. Эти «змеи» могут быть еще очень даже ядовитыми, и лучше предоставить их попечению опытных змееловов-взрывотехников. А координаты их всем известны: телефон Единой службы спасения – «01».

Автор: Наталья ЗИМИНА
79

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию