25 Апреля 2017
$56.08
60.85
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 21.01.2010

Нулевые годы

Теперь и не вспомнить, кто первым прилепил это горькое и насмешливое определение началу тысячелетия. Но оно-таки приклеилось – так что не отодрать теперь.
И не сказать, что так уж ничтожны были эти годы – не бледнее «брежневских» 70-х. Но после мистических ожиданий, вызванных полной сменой цифр в нумерации лет, разочарование оказалось слишком сильным. И хоть было в «нулевых» много всякого, хорошего и дурного, но ни грозного Второго пришествия, ни царства гармонии и мира, ни общего благоденствия они не принесли. Похоже, что даны они были нам Богом для раздумия о том пути, по какому идти миру дальше. Вот и задумаемся.

Теперь и не вспомнить, кто первым прилепил это горькое и насмешливое определение началу тысячелетия. Но оно-таки приклеилось – так что не отодрать теперь.
И не сказать, что так уж ничтожны были эти годы – не бледнее «брежневских» 70-х. Но после мистических ожиданий, вызванных полной сменой цифр в нумерации лет, разочарование оказалось слишком сильным. И хоть было в «нулевых» много всякого, хорошего и дурного, но ни грозного Второго пришествия, ни царства гармонии и мира, ни общего благоденствия они не принесли. Похоже, что даны они были нам Богом для раздумия о том пути, по какому идти миру дальше. Вот и задумаемся.
Обнуление 90-х
Для России все началось как в сказке:  новый правитель произнес свое первое слово к народу, и сразу вслед за тем три девятки волшебным образом обнулились, а вместо суровой единицы закруглила перед ними лебединую шею изящная двойка.
Было что-то трогательное  и в принятой им позе – немножко робкой, как бы бочком и на краешке, и в не совсем уверенной интонации, с какой начал Владимир Путин свое поздравление с 2000 годом. Но уже через минуту он как бы вернулся в явленный нам несколькими месяцами ранее образ сурового покорителя Кавказа, и в голосе его зазвучал знакомый металл. Еще минута – и суровость сменилась нежностью, прозвучали слова о любви, о семье.
Таким же многоликим, умеющим «входить в образ», мы видели Владимира Путина все эти годы. Он мог предстать брутальным «силовиком», не чурающимся блатной лексики, а мог и питерским интеллигентом, приверженным ценностям либерализма и прав человека (такого Путина я увидел на большой пресс-конференции 2003 года).
Говорят, что имиджмейкеры рекомендовали ему быть как можно ближе к образу Штирлица, подходящему ему в наибольшей степени и к тому же любимому народом. Принять эти рекомендации Путину было тем легче, что в конце 90-х он и был по сути «Штирлицем», став своим не только для «Семьи», но и для большого российского бизнеса. Ни Гусинский с Березовским, ни Ходорковский не могли и подумать тогда, что, допуская к власти Путина, они чем-то рискуют. С другой стороны, последовавшая вскоре крутая расправа над тремя олигархами, вопреки некоторым ожиданиям, не стала сигналом к антиолигархической революции. Это была, скорее, сделка. Крупный бизнес объективно нуждался в укреплении государства. Ему выгоднее было «сдать» честолюбцев, открыто претендующих на контроль над властью и тем ее ослабляющих, сохранив и даже укрепив при этом свои экономические позиции.
Собственно говоря, именно задачу укрепления центральной власти Владимир Путин посчитал для себя главной, немало, прямо скажем, преуспев в ее решении. Не случайно, даже находясь на премьерском посту, формально втором в Российской Федерации, он и ныне входит, по версии журнала «Forbеs», в тройку самых влиятельных людей мира. Борис Ельцин, вынужденный все время балансировать  между олигархами, влиятельными региональными «баронами» и собственным окружением, не говоря уж о парламентской оппозиции, не раз грозившей ему импичментом, мог только мечтать о таком влиянии. Олигархи приняли «правила игры», предложенные Путиным, региональные лидеры и вовсе были вынуждены отказаться от политической самостоятельности, став президентскими назначенцами, о людях же, влияющих на самого влиятельного, и вовсе стало не слышно (что, однако, не означает, что их нет). Как самостоятельная сила была фактически уничтожена и парламентская оппозиция, за которой остались чисто декоративные функции. Все эти процессы оказались возможны благодаря исключительно благоприятной экономической конъюнктуре: цены на энергоносители неуклонно росли, бюджет наполнялся, так что государство оставалось самым мощным игроком на экономическом и политическом поле.
Таким образом, с хаосом 90-х годов было покончено. Нулевые годы свели к нулю саму возможность отхватить кусок властного пирога без ведома главного пирожника.
Испытание кризисом
Сильное государство в России всегда считалось благом. Удивительного в этом немного: огромная территория, разноплеменное население, немалые богатства и не очень дружественное окружение не оставляли  выбора.  Однако те же 90-е заставили многие российские умы засомневаться в незыблемости этого постулата. Уже в самом их начале стало ясно, что сверхсильное государство, каким, без сомнения, был СССР, способно если не съесть собственную страну, как раковая опухоль, то, во всяком случае, сделать ее почти нежизнеспособной. Реформы Гайдара, сразу заявившего, что чем меньше государства в экономике, тем лучше, были не вполне справедливо отнесены к методам шоковой терапии. На самом деле они оказались куда ближе к хирургии: не только собственность на средства производства буквально отсекалась от государства, но и граждане, привыкшие жить под опекой этого государства, вдруг отделились от него и оказались предоставлены самим себе. Расчет либералов на то, что наши соотечественники разом научатся решать свои проблемы самостоятельно, не мог оправдаться. И государство пришлось срочно сшивать обратно. Но в условиях какой-никакой, а все-таки рыночной экономики заплатить за это пришлось небывалым ростом чиновничества. Этот ничего не создающий, но всем управляющий класс за нулевые годы не только вырос численно, но и оформился политически, решительно заявив о готовности взять на себя ответственность за страну.
И тут грянул экономический кризис – в сущности, чужой, не нами созданный, но почему-то  ударивший по России  сильнее, чем по «родным» ему США.  Хуже всего оказалось то, что перед ним и самое сильное государство оказалось совершенно бессильным.
Вот тут-то и выяснилось, что для российской экономики эти годы оказались и впрямь нулевыми: никаких качественных изменений в ней не произошло, сырьевая зависимость еще более усилилась, а российский бизнес как был, так и остался по преимуществу торговым, но отнюдь не производящим. Что и был вынужден признать президент Дмитрий Медведев, на исходе нулевых призвавший страну к срочной модернизации, обозначив ее как условие выживания страны в  новом веке.
За этим призывом кроется и еще одно признание: в не меньшей степени, чем экономика, в модернизации нуждается?и?государственно-политическая система. Все то, что с таким трудом строилось последнее десятилетие, безнадежно отстало от потребностей времени. Для сохранения конкурентоспособности нужна не «управляемая» чиновниками, а самая обыкновенная демократия. И такое же гражданское общество, развивающееся на основе реального самоуправления, аккумулирующего гражданские инициативы, а не профанирующего их. Иными словами, сегодня Россия нуждается в обратном крене к тем ценностям, от которых мы отказались на исходе 90-х.
Тверской ракурс
В начале нулевых наша область словно закатилась в какую-то щель: ельцинская эпоха вроде бы ушла, а путинская до нас еще не добралась. Произошло это оттого, что во главе области до конца 2003 года оставался наш «тверской Ельцин» – Владимир Игнатьевич Платов. Его второй губернаторский срок очень походил на второй ельцинский: областью он руководил лишь время от времени. Импульсивный, неординарный человек явно согнулся под бременем власти. Известная русская болезнь,?экономические неурядицы, трудно складывающиеся отношения с новой федеральной властью, да еще и затяжной конфликт с главой Твери Александром Белоусовым привели его в состояние ступора, из которого он, кажется, так и не вышел. Финальный скандал с пропажей 500 миллионов печально увенчал правление первого тверского губернатора  постсоветского  периода, с избранием которого в середине 90-х связывались самые радужные надежды.
Приход нового губернатора Дмитрия Зеленина обозначил коренной перелом в сознании тверитян. В 90-е годы наша область прославилась тем, что неизменно «прокатывала» на выборах всех не тверских, с особенным удовольствием проделывая это в отношении москвичей. Даже словечко такое у нас изобрели – «москвофобия». Однако «свой» Платов, как и его местные оппоненты, отличавшиеся пугающей агрессивностью, в конце концов разочаровали тверского избирателя. А «москвофобия» заместилась понятным желанием и надеждой жить не хуже москвичей и жителей столичной области, что и стало причиной появления в нашей области молодого губернатора с новой командой управленцев.
Наученные горьким опытом тверитяне не ждали от новой региональной власти особенных чудес – достаточно было и того, что область включилась в общероссийские процессы, проявляя себя не хуже прочих. Но кризис достал и нас, лишний раз доказав, что отдельного регионального счастья достичь никому не удастся.
Ныне главный тверской вопрос по сути равен общероссийскому: будем ли мы по-прежнему во всем уповать на заботливое начальство или же будем самоорганизовываться для решения хотя бы части общих проблем?
Понятно, что ответ на него нужно ждать не из Москвы, а из Максатихи, Осташкова, Зубцова… Именно здесь, в глубинке, будет проверяться способность страны к модернизации, а проще говоря, к нормальной, ответственной за себя жизни. И если не вовсе для нас потерянными были эти нулевые годы,  значит, время раздумий принесет свой результат.
Автор: Сергей ГЛУШКОВ
22

Возврат к списку

Цвета нашей Победы
Мальчишек друг от друга отличить не так просто. Близнецы-погодки Ваня и Кирилл Петровы одеты в одинаковые куртки. У каждого в руке зажата двухцветная георгиевская ленточка – символ мужества и стойкости советских солдат. «Сейчас, минуту постойте, я вам их прикреплю», – говорит внукам бабушка Мария Петровна, дочь пропавшего без вести красноармейца.
24.04.201722:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию