18 Января 2017
$59.4
63.29
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 09.12.2010

Смерть в СИЗО

Убийства совершаются по разным причинам, иногда даже ради самого убийства

Эта жуткая история произошла в городе Калинине двадцать пять лет назад, чудесным весенним днем 1985 года, когда и природа, и вся советская страна готовились к обновлению. Пройдет еще несколько недель и даже дней, и новый генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев объявит о необходимости перемен, а весна вступит в свои права. Но ничего этого уже не увидит ленинградский студент Дмитрий Табаков. Его короткий жизненный путь оборвался в апреле 1985 года, в следственном изоляторе чужого для него города Калинина, когда ему не исполнилось и двадцати лет.

После прочтения томов уголовного дела, хранящегося в архиве Тверского областного суда, больше всего хочется вымыть руки с мылом. Уж очень грязное это дело. Преступники не вызывают ни малейшего сострадания, приговор кажется абсолютно справедливым и единственно возможным.

Вся драматическая история произошла за наглухо закрытыми воротами следственного изолятора №1 города Калинина, учреждения, где одновременно пребывают и подследственные, и осужденные, готовящиеся к отправке на зону.

О нравах, царящих в учреждениях отечественной пенитенциарной системы, осведомлены, наверное, все взрослые люди, а особенно поклонники криминальных сериалов. Но в телепродукте все-таки есть некий баланс между отъявленными мерзавцами и несклонными к насилию людьми, встречаются также и вовсе борцы за справедливость. Диме Табакову в его тюремной жизни попадались, похоже, только мерзавцы и запуганный ими камерный планктон плюс администрация мест лишения свободы, бережно пестующая жестокие нравы.

Преступление

Тело Дмитрия Табакова было обнаружено днем 6 апреля 1985 года лежащим на койке в камере №91 учреждения 36/1 (СИЗО-1 г. Калинина). В камере, рассчитанной на четверых постояльцев, в этот момент находились девять человек. Дверь заперта. Окно тем более. Расследовать здесь было в общем-то нечего. Ясно, что убийцу (или убийц) следует искать в этой же камере. Да и искать было особенно нечего. Убийцы сами объявились. Ими оказались Козловский, Калинин и Лукащук, все трое – рецидивисты с большим опытом тюремно-лагерной жизни. Дмитрия Табакова поместили в 91-ю камеру около 12 часов дня 6 апреля, ранее он не встречался ни с Козловским, ни с Калининым, ни с Лукащуком. Через три с половиной часа Табаков был уже мертв. За что же его убили?

Такой вопрос может задать только человек, к своему большому счастью, незнакомый с нравами, царящими в закрытых учреждениях. Здесь могут лишить жизни ни за что, из каких-то малопонятных нормальному человеку понятий уголовного мира и тюремной жизни. Вот и 19-летнего бывшего учащегося техникума из Ленинграда Дмитрия Табакова убили просто так, просто потому, что Козловский с Калининым решили убить «кого-нибудь», а третий подельник присоединился к ним, прознав про их преступный замысел.

Почему же граждане великой Страны Советов, пусть и совершившие тяжелые преступления, хотели убить другого гражданина?

Козловский на допросе так объяснял свое преступное намерение: «Еще когда сидели с Калининым в 75-й камере, решили убить кого-нибудь, безразлично кого, чтобы «раскрутиться» и пойти под «вышку». Привели Лукащука, он услышал наш разговор и рассказал, что на прежней зоне задушил человека, чтобы «раскрутиться». Терять ему было нечего, нам тоже, обещал нас поддержать. Сроки впереди у всех большие, и вообще  все надоело».

Разговор о приготовлении к убийству услышал их сокамерник Орлов. Молодой парень справедливо примерил ситуацию на себя и «выпрыгнул» из камеры, то есть не вернулся с прогулки. Через два дня Козловского с Калининым должны были перевести в общую камеру, которой они очень боялись. Ведь это здесь, в крохотной 91-й камере, они чувствовали себя хозяевами положения, особенно Калинин, который верховодил. А в другой, большой камере авторитет еще надо было заработать. Тем временем Орлов мог рассказать администрации (настучать) о планах своих сокамерников, а значит, все могло сорваться. В общем, убить человека было решено именно сегодня. Но кого именно? Перед обедом в камеру сажают нового постояльца, Дмитрия Табакова. Его имя и фамилия не интересуют троицу. Издеваться над парнем они начинают сразу же, потом делают перерыв на обед, сообщив своей жертве, что после обеда будут убивать. Свое жуткое обещание они начинают выполнять тотчас после сдачи мисок. Мальчишку пытаются душить, но хлипкие удавки рвутся одна за другой. Дмитрий не сопротивляется, хотя он высокого роста и крепкого телосложения. Помощи ему ждать неоткуда. Остальные обитатели камеры делают вид, что ничего не замечают. Козловского с Калининым и так все боятся, а тут еще Лукащук, в руках которого остро заточенная полоска железа – супинатор. Дима только и сказал: «Не убивайте меня, я жить хочу», но убийц таким пустяком было не остановить.

Они оторвали пояс от спортивной куртки и вдвоем душили незнакомого им человека. Третий в это время закрывал дверной глазок от контролера. Расправа длилась около трех часов. Трудно поверить, но дежурный контролер так и не заподозрил неладное, не поинтересовался, отчего в 91-й закрыт глазок и что там происходит. В начале четвертого часа все было кончено. Убийцы сами постучали в дверь и позвали контролера.

Жертва

Дмитрий Табаков родился в Ленинграде во вполне благополучной семье. Родители разошлись, но мама – руководитель на одном из предприятий города – старалась дать сыну все необходимое. И Дима оправдывал ее ожидания. Учился хорошо, серьезно занимался спортом. Не пил, о правонарушениях речи не было, был мягким и покладистым. Он мечтал стать военным, после школы поступал в Высшее морское училище подводников, но не добрал баллов и пошел учиться в физико-механический техникум. В армию Дмитрий пошел с охотой, не пытаясь увиливать. Ему повезло – часть располагалась почти в городской черте, на Черной речке, где стрелялся Пушкин. У него была девушка, которая ждала его и, наверное, любила.

Последний раз родные видели Диму в августе 1984 года, на похоронах бабушки, куда его отпустили. Сын сказал маме, что в части все хорошо и он даже подумывает остаться на сверхсрочную службу. Но что-то произошло буквально сразу после этого разговора. 11 октября солдат Табаков самовольно оставил часть и пустился в бега. Шестого ноября Диму задержали в городе Одессе по подозрению в бродяжничестве. У него не было документов, сначала он называл себя другими именами, но потом его личность была установлена. Диму судили как дезертира в военном трибунале. В приговоре сказано, что он оставил часть, «не желая переносить тяготы военной службы с целью вовсе уклониться от нее». Дима писал кассационную жалобу, что он оставил часть из-за неуставных отношений, что у него подорвано здоровье, в частности, нарушена координация движений. Но его здоровье трибунал не заинтересовал, а ссылку на неуставные отношения признали несостоятельной. Диме Табакову дали четыре года лишения свободы. Так питерский студент, не сделавший никому ничего плохого и мечтавший служить Родине, стал осужденным.

Физически Дима был очень сильным – рост под два метра, широкие плечи, спортивная фигура. Но по характеру он был не способен бить человека, и даже давать сдачу ему, видимо, было трудно. Сидел он, судя по всему, с уголовниками. В одесской тюрьме его проиграли в карты, после чего опустили. Теперь он перешел в низшую, презираемую всеми в тюремно-лагерной иерархии касту.

После суда Табакова этапировали к месту отсидки, вновь в родные края, в Ленинградскую область. Одна из остановок по пути следования была в волоколамской пересылке, где Диму вновь унижали. В конце марта 1985 года осужденный Табаков прибыл в СИЗО-1 города Калинина. Его поместили в камеру №24, где томились около трех десятков осужденных и подследственных. Дежурный контролер однажды обратил внимание, что осужденный Табаков принимает пищу на полу возле санузла, там же и спит, что было верным признаком «опущенного» статуса заключенного. О своих наблюдениях он доложил заместителю начальника учреждения ИЗ 36/1 Ганькову. Тот приказал привести к нему Табакова. Это было утром шестого апреля, в последний день жизни Димы. В ходе беседы Дмитрий Табаков рассказал замполиту о своих тюремных мытарствах. Возвращаться в камеру он категорически отказался. Тогда замполит решил поместить его в 91-ю камеру, откуда только что сбежал Орлов. Беседа с замполитом состоялась около 11 часов утра, после нее Дмитрия отвели в камеру, а в три часа он уже был мертв.

Наказание

Следствие по факту убийства в СИЗО-1 вел следователь прокуратуры  Цветков. Убийц Дмитрия Табакова судили в областном суде. Процесс начался 26 июля 1985 года. На суд приехал Димин отец. Он сообщил, что по росту и физическим данным его сын превосходил подсудимых, то есть он мог бы с ними справиться. Но психологическое состояние Дмитрия было надломленным, в силу чего он отказался от совершения активных действий в защиту своей жизни. Дима ведь даже не кричал, не звал на помощь. Может быть, он понимал, что это бесполезно, а может, он считал, что лучше смерть, чем еще четыре года тюремной жизни?

Никаких смягчающих обстоятельств в деле суд не нашел. Все трое убийц имели за плечами по три срока, Лукащук несколькими неделями раньше убил сокамерника в Ржевском СИЗО. Приговор был вынесен всем троим одинаковый – высшая мера наказания. Расстрел.

Частное определение суд вынес в адрес администрации следственного изолятора, где «не обеспечиваются жилищно-бытовые условия». А ведь статья 16 ИТК РСФСР «обязывает администрацию впервые осужденных и лишенных свободы мужчин содержать отдельно от лиц, ранее отбывших наказание».

Убийцы Димы Табакова везде говорили о своем желании получить «вышку», так что приговор суда они должны были встретить аплодисментами. Но на деле они писали кассационные жалобы во все возможные инстанции, потом молили о помиловании. Но все их жалобы были отклонены. Козловского, Калинина и Лукащука расстреляли. Всех в один день, одного за другим.

Справедливость вроде бы восторжествовала. Но все ли виновные в смерти Дмитрия Табакова понесли заслуженное наказание? На мой взгляд, не все, ведь их гораздо больше. Хорошо бы на скамье подсудимых нашлось место для руководства воинской части, в которой служил Дима, где процветали неуставные отношения; для судей из Одесского трибунала, давших парню, сбежавшему из-за издевательств в казарме, реальный срок; для тех нелюдей, кто сломал мальчишку в одесской тюрьме и мучили на волоколамской пересылке; наконец, для сотрудников администрации СИЗО, подсадивших новичка в перенаселенную камеру к насильникам и убийцам, которые вслух говорили о своем желании «кого-нибудь убить». Как им жилось прошедшие с той весны 1985 года двадцать пять лет? Хочется верить, что очень плохо.

Все имена подлинные

Р.S. О том, что в Советской Армии процветает дедовщина, впервые стали публично говорить в 1987 году, после того как журнал «Юность» напечатал повесть Юрия Полякова «Сто дней до приказа», написанную им еще семь лет назад. Юрия Полякова обвиняли в клевете на Вооруженные силы, но отслужившие в армии говорили, что его произведение сильно приукрашивает действительность.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
31

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

На Тверском региональном этапе Всероссийского дня снега Морозовы опередили Снежковых
Накануне всю ночь медленно, но верно падал снег. В парке активного отдыха «Гришкино» на территории Калининского района и вовсе намело сугробы по колено.
16.01.201722:23
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию