29 Апреля 2017
$56.98
62.04
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 02.12.2010

Любовь сквозь годы

Жительница Твери нашла свое счастье.

Когда я смотрю передачу «Жди меня», то рыдаю в голос. Люди там находят своих близких, возлюбленных, которых потеряли десятилетия назад. А я долгое время не могла решиться написать о Зое и Франсуа, с которыми я рассталась во Франции в том уже далеком 1945 году.

Зоя – моя подруга по несчастью, Франсуа – первая любовь. С ними обоими связаны мои самые чудесные и самые горькие воспоминания. Воспоминания о концлагере.

В Германию нас, двух девчонок 14 и 15 лет, увезли в 1944-м. Советская Армия продолжала стремительное наступление, а фашисты устроили облаву в нашем приграничном белорусском городке. Так мы, две маленькие латышки, и оказались в железнодорожном составе. Угоняемых в Германию людей в этом скотовозе, как невесело именовали узники свою тюрьму на колесах, оказалось очень много, самые слабые умирали в дороге. По всем польским полустанкам зарыты русские и латышские косточки. Где они лежат – неизвестно, ни крестиков, ни даже просто холмиков на скорбных местах нет. Потому что плотников, чтобы со¬орудить кресты, не было, а холмики за неимением времени фашисты не позволяли делать. Уж очень спешили они под натиском советских войск, увозя с собой обреченных узников.

Там-то мы и познакомились с Зоей. Несчастные женщины из нашего вагона прошли несколько лагерей, а в последнем нас разделили на две группы. Тех, кто еще не растерял остатки сил, взяли к себе батрачить немецкие бауэры. Самым же слабым была одна скорбная дорога – в концлагерь. Мы оказались в числе последних.

Лагерь

Лагерь находился недалеко от крупного железнодорожного узла. И каждый день узниц возили в отстойники путей. Там стояли госпитальные вагоны, в которых с Восточного фронта везли раненых немецких солдат. Женщины должны были отмывать эти походные лазареты от крови и гноя, которыми они были перепачканы. Мы с Зоей терли полы и стены с таким остервенением, словно это был наш Восточный фронт, и мы стремились уничтожить не следы пребывания ненавистных врагов, а их самих. Наши надсмотрщики были довольны рвением девчонок, совершенно не подозревая о природе такого усердия. Вечером, уставших и голодных, нас ожидала жуткая баланда из брюквы. Люди от такой «еды» становились прозрачными от голода. Особенно невыносимо было смотреть на маленьких ребятишек. Они наравне со взрослыми, каковыми мы считали и себя, мыли вагоны. Вот только силенок у них было маловато! Нет, дети не плакали. Они уговаривали друг друга не шуметь, иначе их ждало страшное наказание. Какое? Они шепотом передавали ужасные подробности. Поэтому, забившись в угол, ребятишки лишь сверкали голодными глазищами, которые только и оставались живыми на их истонченных помертвевших личиках.

Неожиданно Зое и мне повезло – нас взяли к себе немецкие крестьяне. Конечно, повезло – это громко сказано. Нас не в хоромы забрали жить, а на скотный двор – ухаживать за свиньями и коровами. Но мы оставались у бауэров недолго. Война стремительно приближалась к этому тихому немецкому хуторку. Хозяева страшно боялись, что залетевший снаряд уничтожит их породистое поголовье. Мы, девчонки, втайне молились, чтобы наши пришли поскорее, и жадно впитывали всякие ужасные истории, которые соседи рассказывали хозяевам о Красной Армии.

– Я не боюсь, я заговоренная! – стуча зубами от воя пролетавших самолетов, говорила мне Зоя. Чьи это были самолеты, она не знала. А в судьбу свою верила твердо, ведь, когда только началась война, в вишневом саду их маленького дома стояли наши зенитки. И ни один из фашистских снарядов, в обилии сыпавшихся окрест, не попал в них.

Но встретить долгожданную Красную Армию нам не удалось. Нас спешно забрали от хозяев и увезли в глубь Германии, а оттуда во Францию. В концлагере, находившемся там, режим содержания советских военнопленных не был столь строг. Может, фашисты и их французские прихвостни просто-напросто боялись, что за зверства придется отвечать? Не ровен час, проснешься уже на территории, завоеванной русскими, тогда пощады от измученных узников можно было не ждать. Поэтому охрана сквозь пальцы смотрела на то, что окрестные жители приносили узникам виноград, хлеб и ободряюще улыбались.

Освобождение

Но вместо таких страшных русских пришли американцы, которые освободили узников. Детей они определили в школы. Пришлось учиться и нам с Зоей. Лохмотья, которые едва прикрывали нашу наготу, были безжалостно выброшены и сожжены, нам выдали форму солдат американской армии. Волосы наши были коротко стрижены, так что мы здорово смахивали на Деми Мур в фильме «Солдат Джейн», который мне внук показывал.

Но ходить в стиле унисекс, как говорит он же, я не хотела. Так что самыми хитроумными способами добыла себе крепдешиновое платье, слезно выпросив его у американки, служившей в медсанчасти. Едва отросшие волосы я стала накручивать на самодельные бигуди.

– Господи, Эльза, да ты настоящая роза! – бескорыстно восхищалась мною Зоя. – У тебя настоящие прибалтийские глаза – с зеленоватым оттенком моря, очень красивые ноги. А волосы? Да ты же натуральная блондинка! А румянец, откуда он у тебя взялся?! В тебя точно кто-нибудь влюбится!
Еще совсем недавно, так же приблизив лица и шепча друг другу на ухо, мы мечтали о кусочке хлеба.
А теперь – о любви.

И любовь пришла. Она явилась в виде мальчишки-француза, который приносил мне то цветы, то баночку варенья своей почтенной матушки. Его звали Франсуа. А однажды, страшно смущаясь, он прикрепил к моему крепдешиновому платью настоящую брошь.

Местом наших прогулок были невысокие холмы, которые начинались сразу за воротами лагеря. Холмы имели самый скучный вид, но мы этого не замечали.

– Вот когда цветет лаванда, они сине-фиолетовые! – восхищенно глядя на меня, говорил мой кавалер. – Ты когда-нибудь видела лаванду?

– А ты – янтарь? – лукаво улыбалась я.

Однажды он пригласил меня к себе домой. Старинное жилище насквозь было пропитано нежным запахом, который холодил ноздри. «Лаванда, наверное, это и есть лаванда!» – решила я.
Французским поначалу я не владела, но очень быстро научилась обиходным фразам, а затем словарь мой расширился. Так что понять то, что мне говорили родители Франсуа, я могла. А когда я разговаривала с моим другом, то слова порой были лишними. Потому что и без них наши жесты и взгляды были красноречивы.

«Мадам, мадам Эльза!» – дразнили меня ребятишки в лагере. Я страшно смущалась, но от своей любви не открещивалась.

О том, чтобы остаться во Франции, я не думала. Мне было слишком мало лет! Мои чувства были зыбкими, и мысль о том, что мы можем пожениться с Франсуа, жить вместе, для меня была по меньшей мере странной. Муж и жена? Это мои родители – взрослые люди – были супругами, я же еще слишком мала!

Сейчас я иногда думаю, что это был сон, мираж, но маленькая фотографическая карточка, которую мой возлюбленный подарил мне, напоминает – все было реально! И запах любых духов с примесью лаванды напоминает мне, что сны, в которых я вижу лавандовые поля, – не плод моего воображения.

Возвращение

Спустя два года скитаний я возвратилась на Родину. Поступила на курсы медсестер. Во время практики в меня влюбился молодой лейтенант. Ему все страшно завидовали.

– Такая добрая и расторопная девушка несомненно будет хорошей женой! – говорили ему усатые дядьки, прошедшие войну.

Тогда мне казалось, я тоже была влюблена, хотя сейчас я понимаю, что особого влечения к нему у меня не было. Но подружки, да и более опытные коллеги, уговорили меня выйти за него замуж.
Карьера у мужа складывалась удачно. Мы долгое время жили за границей. Он быстро рос в званиях. Жить бы да радоваться. Но уж очень ревнив был мой муж. Однажды мы поссорились с ним, потому что он не пустил меня на празднование 8 Марта в офицерский клуб.

– Это ты для кого так вырядилась-то, бесстыдница! На тебя будут пялиться чужие мужики, а ты этому и рада! Танцевать с ними пойдешь?! Совсем стыд потеряла? Ты же мужняя жена! Не видишь, я дома сижу, и ты никуда не пойдешь!

Так и остались необновленными мои прелестные туфли-лодочки. Черные, лакированные, с изящным бантиком. Такие я видела на матери Франсуа, может, поэтому я и купила их, даже не устрашившись гнева моего мужа. А гневался он постоянно, особенно тогда, когда я, по его мнению, транжирила деньги.

– Ох, и скуп у тебя муженек, Эльза! – говорили мне подружки. Они сочувствовали мне и прятали у себя мои обновки.

Несколько лет такой жизни и бездетность подтолкнули меня к разводу с мужем. Я не побоялась ничего – потерять сытую жизнь и приобрести клеймо «разведенки». Это сейчас доблестью считается менять мужей, а тогда заповедь была одна – живи и терпи!

На зарплату медсестры прожить было практически невозможно. Но судьба неожиданно подсказала мне путь. Я поступила в институт, а там познакомилась с однокурсником и вышла за него замуж. А вскоре у нас родилось двое детей!

Дети выросли

Жили мы с мужем душа в душу. Годы летели, а я не замечала их бег. И однажды… Однажды моя дочь неожиданно объявила: «Мама, я срочно выхожу замуж! Вот мой избранник. Он вертолетчик!»
Передо мной стоял молодой симпатичный парень в форме с лейтенантскими погонами.

– Отчего такая спешка? – растерялась я.

– Я давно подавал рапорт, чтобы меня направили в Афганистан. Вчера узнал – командование дало «добро», – пояснил парень. – Поэтому и хотим с Леной зарегистрироваться.

Я сокрушенно развела руками – разве о такой свадьбе для доченьки я мечтала? Белая фата, традиционное авто с пластмассовым пупсом. Вы сейчас улыбнулись? Но такова была свадебная мода в те далекие восьмидесятые.

Я устроилась в военный госпиталь. И словно вернулась в ту войну, воспоминания о которой стирались из моей памяти. Неожиданно в Афганистан попросился и мой сын.

Я была в тревоге за дочь и дорогих моему сердцу мальчиков. Меня поддерживал мой муж.
– Ну ты же у нас героиня! – подбадривал он меня.

И сын, и зять вернулись целыми и невредимыми из Афганистана, а потом и из Чечни.
А потом на телевидении появилась передача «Жди меня». Однажды, когда показывали сюжет об узниках концлагерей, мне показалось, что я вижу Зою. Та же упрямая челка, та же открытая улыбка. Я проплакала целые сутки.

– Знаешь, мать, давай-ка напишем в передачу, авось, и найдется твоя подруга. Может, и Франсуа отыщут? – предложил мне муж.

Он знал историю моей романтической любви, а однажды даже попросил фотографа переснять порядком истрепавшуюся маленькую карточку. Умелец увеличил портрет юного француза, подретушировал его, а муж повесил среди портретов родственников – такова была мода!
Запрос на интернет-сайт я отправила. Теперь жду, может, откликнутся дорогие мне люди? Зоя, с которой я пережила страшные дни, моя любовь Франсуа, с которым я пережила такое прекрасное юное романтическое чувство.

Автор: Записала Наталья РАДЖ
5

Возврат к списку

Сегодня в Ржеве прошел областной день призывника
В воинской части 40963, где базируется соединение ПВО имени первого в стране трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина, побывали более 300 молодых людей – учащиеся школ, профессиональных училищ и колледжей из разных городов и районов Верхневолжья.
28.04.201719:04
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию