29 Июля 2017
$59.54
69.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура29.11.2010

Застрели иль брось

Фотограф: www.volkovteatr.ru

«Екатерина Ивановна» на фестивале «Тверское Золотое кольцо».

Одним из самых ожидаемых событий фестиваля мировой драматургии «Тверское Золотое кольцо», проходящего в Твери при поддержке администрации области и департамента культуры, стал спектакль Ярославского академического театра драмы имени Федора Волкова «Екатерина Ивановна». Пьесу Леонида Андреева в постановке Евгения Марчелли в Твери сыграли в среду.

Спектакль Евгения Марчелли начинается не с двух, как у Андреева, а с трех выстрелов: раз! Раз! Раз! На сцену не выходит студент в тужурке и не выносит пустые стаканы от чая. Спектакль начинается при полном свете: еще не все зрители успели занять свои места в зале, а из кулисы в кулису уже бежит женщина в черном, за ней – мужчина, который безуспешно пытается застрелить ее. Раз! Раз! Раз! Она – это Екатерина Ивановна (Анастасия Светлова), он – ее муж Георгий Дмитриевич Стибелев (Владимир Майзингер), которого домашние называют просто Горя.

Пьеса Леонида Андреева, появившись в 1912 году, уже в январе 1913-го шла на волковской сцене. В МХТ ее ставил Немирович-Данченко, который считал, что «она должна волновать. Беспокоить, раздражать, злить, возмущать». Он еще писал Андрееву: «Тут до такой степени обнажаются язвы нашей жизни, и так беспощадно, без малейшего стремления смягчить, загладить, что дай Бог только, чтоб публика не выцарапала друг другу глаза. Колючая пьеса». Авторы спектакля, премьера которого состоялась в Ярославле в нынешнем году, ничего не стремятся «загладить» и «смягчить». Напротив, история о мнимой измене Екатерины Ивановны, из-за которой муж и пытается отправить ее на тот свет, подается ими открыто, степень «колючести» они доводят до предела, ничего не утаивая перед публикой и при этом, кажется, не слишком заботясь о ней, привыкшей к «ретушированному реализму».

Жанр своего сочинения Евгений Марчелли определяет как «спектакль с разрывом», и это, ясно, не формальное обозначение антракта. Разрыв – то, что после надрыва, то, с чего спектакль начинается – выстрелов, короткой схватки Стибелева и Алексея (Виталий Даушев), который пытается сдержать брата, последующего семейного совета, проходящего на грани истерики, и поспешного отъезда Екатерины Ивановны. Уже эта, первая, часть спектакля, действие которой разворачивается вокруг круглого стола на фоне обшарпанных белых стен, передает атмосферу катастрофы, случившейся в семье члена Государственной думы. Режиссер, впрочем, не делает особого акцента на политической и общественной деятельности Стибелева. Он выдвигает на первый план отношения между мужчиной и женщиной, сталкивает сильное и слабое, дает понять, что человек беспомощен не только перед лицом исторической катастрофы, но и перед лицом катастрофы в отдельно взятой семье, что человек живет в пространстве смерти, пусть не физической, но духовной. «Пусти! Я убью ее! Она…» – кричит Стибелев. И не важно, что именно «она», важно, что «убью».

А «она» отдалась Ментикову (Николай Шрайбер), естественно, уже после того, как в ужасе убежала от невменяемого мужа в родительский дом, где все вроде бы говорит теперь о беззаботной и спокойной жизни: Ментиков пьет большими глотками молоко из трехлитровой банки, сестра Лиза (Ирина Веселова) весело хохочет. Но это какое-то неспокойное спокой-ствие. Ментиков, как ребенок, рыдает, разговаривая с Екатериной Ивановной, она вспоминает мужа, а приехавшие Алеша и Павел Коромыслов (Алексей Кузьмин) устраивают беглянке форменный допрос, завершает который сам Стибелев. Белое платье Екатерина Ивановна меняет на простыню, а когда «свидание» с мужем заканчивается, она остается и вовсе без одежды. Мужчины продолжают разговор, но это равнодушие к наготе женского тела говорит как раз о готовности Стибелева поделиться им с Лешей и Коромысловым, которые совсем не прочь получить такой подарок. Эта сцена подготавливает финал «ужасной драмы», завершающейся в студии Коромыслова. В ней все красное: стены, шкафы, пол, диваны, пол, агрессивный цвет бьет по глазам, от него никуда не деться. Глаз не отдыхает даже на зеленом рояле, который выглядит в обстановке чужеродным предметом (художник Олег Головко). Здесь Эрос и Танатос, любовь и смерть, эти вечные сестры, сходятся в своем финальном поединке, в результате которого Екатерина Ивановна, изнасилованная Коромысловым, перестает быть женщиной. Потому что мужчины, собравшиеся в комнате цвета крови, смотрят на нее лишь как на предмет удовлетворения своих плот-ских вожделений. Происходящее в этот момент больше всего напоминает собрание сектантов, но это не сектанты, а художники и им сочувствующие, которые наблюдают за творческим актом. Правда, фартуки этих живописцев забрызганы краской, отчего они начинают ассоциироваться с мясниками.

Актриса Анастасия Светлова пронзительно играет мучительное уничтожение своей героини, для которой нервный танец покрывал оказывается последним мигом свободы. Потому что дальше – после того как муж одевает ее, пудрит и рисует помадой на ее лице клоунский рот, а потом отпускает на рандеву с другим – уже ничего нет и быть не может. «Уехала наша Екатерина Ивановна».

Автор: Евгений ПЕТРЕНКО
164

Возврат к списку

Тверь готовится к зиме: в областной столице идет 10-й этап гидравлических испытаний
Еще месяц – и «жаркое» лето-2017 попрощается с нами. Наступит осень с ее холодами, дождями, желтыми листьями и отопительным сезоном. Как идет подготовка к нему в Твери? 
28.07.201719:38
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость