26 Апреля 2017
$55.85
60.79
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 23.11.2010

Круг друзей неравнодушный

Фотограф: Сергей Кузин

открывает пласт народной памяти.

О школьном патриотическом отряде «Неравнодушные» «ТЖ» рассказывала в минувшем мае, когда вместе с педагогами, всеми жителями деревни Славное Калининского района и консультантами, ветераном Вооруженных сил Сергеем Сергеевичем Кузиным и доктором исторических наук, деканом исторического факультета ТвГУ Татьяной Геннадьевной Леонтьевой юные исследователи родного края презентовали уникальное издание – первый томик местной Книги Памяти.

Служение Памяти продолжается. Свидетельством тому – новые открытия заповедных истин в судьбах своих земляков, воинов и тружеников тыла. А еще – настоящее открытие исторически важного события. Оказывается, среди земляков есть те, кто лично был знаком с легендарным командующим Калининским фронтом Иваном Степановичем Коневым. Именно их родные места стали для него ставкой в тяжелейшие дни боев за город Калинин!

Для историков этот факт, возможно, не столь новый. Но то, что открылось ребятам в беседах с Прасковьей Дмитриевной Грудцовой из деревни Головино, и есть незамутненное ученостью народное восприятие истории. Ведь вовсе не случайно дочь Маршала Советского Союза Наталья Ивановна Конева, которая возглавляет Фонд памяти полководцев Победы, так отозвалась о фронтовом прошлом Ивана Степановича: «Для меня Калининский фронт – это особая страница в жизни отца. Сражения за Калинин – это были кровопролитные бои, мы знаем о них меньше, чем хотелось бы. По рассказам отца я знаю чуть больше». Наталья Ивановна немало способствовала тому, чтобы по праву справедливости Твери было присвоено звание «Город воинской славы». Будем надеяться, что дочь маршала встретится со школьниками из Славного, их наставниками, с Прасковьей Дмитриевной Грудцовой в дни празднования 70-летия освобождения города Калинина. И тогда история тех жестоких дней оживет новыми подробностями, теми, что запомнились обыкновенным сельским людям.

Прасковья Дмитриевна родилась в 1922 году. Жизнь прожила трудную, с детства стала нянькой для младших братьев и сестер, было не до учебы. К началу войны ей шел девятнадцатый год. Воспоминания Прасковьи Дмитриевны ребята записали на диктофон как свидетельство времени:
«В октябре 1941 года нашу деревню Жихарево оккупировали немцы. Когда шли бои, прятались в окопах. Фашисты отбирали оставшийся скот, грабили дома. Отступая, оккупанты подожгли избы в Жихареве и в соседней деревне Нестерово. Семья в декабрьскую стужу осталась без крова. Когда нашу деревню спалили, то уцелели только три избушки, там сидели все оставшиеся деревенские люди. Так и кочевали по этим избам, а есть было нечего. Ели горелую картошечку, да что было убрано на зиму в подполье. Там оставалось огурчиков на донышке, капустка. Вот этим и питались, без хлеба, безо всего. Так и зимовали три месяца. Это был ад! Мама Евдокия Петровна идет за помощью к своей сестре Анисье Петровне в деревню Пчельниково. Когда пришли, то все и решилось. Анисья Петровна сказала: «Давай переезжай сюда, пока поживете у меня, в моем доме». Когда мы жили в доме у Анисьи Петровны, то она нам рассказывала про командира, самого главного командира – Конева. В дни проживания Конева в Пчельникове весь народ из деревни был переселен, кроме Анисьи Петровны и ее мужа Григория Константиновича, по здоровью освобожденного от фронта. В деревне жили только они, Конев с адъютантом да его охрана. В соседней деревне Головино была кухня, адъютант ходил туда и приносил еду. Анисья Петровна помогала Коневу в питании. Бывало, он у нее спросит, что ему захочется чего-нибудь только деревенского: картошки «в мундире», капустки квашеной или огурчиков. Ну, чего еще? Да, когда печку русскую топили, то картошки-парёнки – вот чего еще! Раньше такую делали. Сырую картошку очистят, положат кусочек свининки, покроют горшок или котелок и – в печку. Она там тушеной делается. Вкусная! Ему очень нравилась такая пища. Чай, конечно, кипятили в самоваре. Как она говорила, адъютант заваривал ему чай, пил только по одному стакану крепкого чая. В остальном питался с кухни. Тетя его представляла в таком виде, что он человек умный, рассудительный, никогда лишних слов не говорил. К подчиненным был требовательным. Сюда к себе подчиненных вызывал. Тут была целая армия (действительно, неподалеку, в деревне Романово, дислоцировалась 31-я армия, освобождавшая город Калинин). Некоторые вылетают, пот со лба течет. Вот так! Это тетя замечала. Он переднюю занимал, а мы, она говорила, находились в кухне. Анисья Петровна рассказывала: «Сижу у окна. И был вызван один солдат (трудно сказать, солдат или офицер, в шинели не видать), так он вылетел из передней, а у него со лба капает. Требовал. Стояли перед ним – руки по швам. Вот такие были дела! Ночью сидит до полуночи. Окна занавешивали плащ-палатками. Лампа на столе и большая карта. И все водит карандашом. Вот так она рассказывала. И были у него бессонные ночи. Встанет и ходит-ходит кругом. Сядет за стол, опять карту расстилает и пишет. Под утро приляжет и опять встает. Человек очень беспокойный, ответственный! За это очень, как говорится, страдал. Свои силы не жалел ни днем, ни ночью. Вот так! Охрана была и там, и здесь, около дома, стояла и менялась через два часа, была же зима морозная. Были тут и помощники, он им приказы отдавал, а кто не выполнял, того он наказывал. Вокруг деревни были окопы. В огороде тети был большой окоп-укрытие, в два наката из бревен и сверху засыпан землей. Окопы были не только вокруг деревни, но даже в лесочке. Долго два окопа в лесу сохранялись, даже до 70-х годов».

На вопрос о том, как выживала в годы войны их семья, а также другие семьи, Прасковья Дмитриевна ответила: «У кого какой рассудок был при ведении хозяйства». Когда мы приехали, в этой деревне Пчельниково и в деревне Головино хлеб у всех был в достатке. Но потом каждый руководил своей головой. Кое-кто «рахманичал» хлебом, разбазаривал его. Тут было много беженцев. Приходили, и у кого что, у кого какая тряпка – меняли на хлеб. Которые безрассудочные, много хлеба разбазарили. В хозяйстве мужиков не было. Хозяйка позарится на какое-нибудь добро и хлеб отдаст, а потом сидели, голодали. Вот так выживали. В хозяйстве у некоторых была корова. На Пчельниково только три коровы было. Татьяна Дмитриевна Константинова держала корову, Анисья Петровна Константинова и Андрей Федорович Чижов. И овец держали в то время. Хлебом не бедствовали. Колхоз на трудо¬дни давал. Он так не давал, а кто сколько заработал. На трудодни тогда хорошо получали. На трудодни делили рожь и овес, и ячмень, которые тогда сеяли. Горох тоже сеяли, он хорошо выручал. Нас потом стали посылать на лесозаготовки, колхоз стал отпускать нам гороху. В повестке писали: «На заготовку леса со своими продуктами». Продукты давали из колхозного амбара. У Анисьи Петровны и Григория Константиновича был крестьянский двор, корова на дворе. Дом просторный, четыре окна по улице и окно сбоку. В общем, вместительный дом. В нем мы жили, всем места хватало. Конев с адъютантом занимали переднюю, а на кухне были хозяин и хозяйка. В других домах, пока находился Конев и армия, никого не было, все жили в Сбынях. И деревня Головино была эвакуирована в Сбыни и Денисово. Всех туда, «к моху», отправили. Как освободили Калинин, говорила Анисья Петровна, то на второй-третий день все военные стали уезжать в город. Конев проживал у Константиновых до освобождения города Калинина, когда были бои. 16 декабря немцев выгнали решительно. А он был в деревне Пчельниково с конца ноября до половины декабря. Анисья Петровна говорила, что жил он почти 30 дней, пока командовал. Хозяйка Анисья Петровна очень хорошо о нем отзывалась: «Ласковый, внимательный. Такого человека я встречала впервые». Анисью Петровну и Григория Константиновича Конев называл по имени и отчеству. У старшей маминой сестры Анисьи Петровны впечатление о нем осталось на всю жизнь. Когда собирали колхозные собрания, и если на кого-то нападут напрасно, неладно сделают, то Анисья Петровна брала слово и выступала: «Нам нужно такого начальника, как маршал Конев, тогда у нас было бы все лучше».

Старожилы помнят, что на доме была мемориальная табличка о пребывании в нем командующего Калининским фронтом. Прасковья Дмитриевна пояснила: «Табличку прикрепили, когда в Беле-Кушальском сельсовете председателем работала Мария Михайловна Иванова. На обыкновенной фанерке была надпись: «В годы оккупации города Калинина в этом доме проживал маршал И.С. Конев». Дощечка эта висела довольно долго. А потом, когда тетя однажды уехала в город, ее кто-то сорвал».

Про праздники Анисья Петровна ничего не говорила. Ничего не отмечали, время было напряженное. «Но когда немцы побежали, как Конев говорил, «только пятки сверкают», тут он был в восторге, в приподнятом настроении, даже улыбался». Уезжая, Конев за ручку попрощался с хозяином и с Анисьей Петровной и сказал: «До свидания, большое вам спасибо за вашу гостеприимственную честь». Вот так он сказал!»

Члены отряда «Неравнодушные» поблагодарили Прасковью Дмитриевну за столь интересные и трогательные воспоминания, пожелали здоровья и пригласили в школу на встречу, посвященную 70-летней годовщине освобождения города Калинина от немецко-фашистских захватчиков.

Автор: Публикацию подготовила Кира КОЧЕТКОВА
12

Возврат к списку

Цвета нашей Победы
Мальчишек друг от друга отличить не так просто. Близнецы-погодки Ваня и Кирилл Петровы одеты в одинаковые куртки. У каждого в руке зажата двухцветная георгиевская ленточка – символ мужества и стойкости советских солдат. «Сейчас, минуту постойте, я вам их прикреплю», – говорит внукам бабушка Мария Петровна, дочь пропавшего без вести красноармейца.
24.04.201722:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию