17 Октября 2017
$57.09
67.3
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 23.11.2010

«Я снова там»

Фотограф: Архив Ольги Культепиной

Ольге Культепиной становится страшно, когда она вспоминает о войне.

Медицинская практика Ольги Сергеевны Культепиной, доктора наук, почетного работника ТГМА, педиатра, который стоял у истоков научно-практического детского здравоохранения города и области, началась в 1941 году на фронте.

Под обстрелом

– Тяжелая у меня судьба. Я была обычной девочкой, жила с папой и мамой, и все шло как у людей. Но началась война, и все по-шло не так, все кувырком.

Нас, девчонок, направили в бригаду рыть противотанковые рвы. Дали мне в руки кирку – от земли не оторвать – и лопату, а я, обычная девочка, этих инструментов и в руках не держала. Начальники все – мужчины-инвалиды, кто хромает, кто без руки. Закончился мой первый рабочий день… Уже и не помню, как я работала, помню только, что пришла в общежитие своей бригады, упала на солому, не ела, не пила, ни о чем не думала, застыла, уверенная, что ухожу на тот свет, – так все болело. Но не умерла, еле-еле начала поднимать руки, потом взяла инструменты и отправилась на работу. Увидела результаты нашей работы: действительно, надо же, вырыли противотанковый ров!
Первых раненых увидела, когда надели на меня погончики и стала я военной. Пришла туда, на место дислокации… Ой, не могу рассказывать – снова я там…

На тот момент я училась в медицинском институте на последнем курсе. Возможности доучивать нас не было, выпускали какие есть. Вспоминаю первого своего раненого. Вот приволокли его, вокруг стреляют, и тут около меня разорвался снаряд – бух-ух-ух-ух-ух, все-все посыпалось! Не поймешь, где что, и только крик: «Меня ранило! Меня ранило!» Фонтаном кровь хлещет из ноги. Я сообразила, что надо помогать, наложила ему жгут, сама не пойму как, но все-таки кровотечение остановилось. Он, бледный-бледный, лежал у моих ног, а обстрел все никак не заканчивался. Поместили его в лодку-волокушу, потащили, мне кричат: «Ему перевязка нужна!» Как делать, если стреляют? Потом было много раненых. Я пыталась их перевязывать тут же, но люди бывалые меня останавливали: «Тащи в укрытие! Здесь нельзя – обстрел, убьют!»

Банька

– Еще один эпизод. Там, в окопах, была у нас такая мечта: помыться в баньке. А какие могут быть бани?! Служили мы тогда недалеко от Калинина, и был в нашей санитарной части сержант, пожилой мужчина, хороший человек, храбрый. И вот как-то он подходит и говорит: «Товарищ военврач, я вам баньку истопил». И руку держит у виска не как военные, а вот так, развернув вперед ладонью, – он из сельской местности. Господи, кругом обстрелы, война идет, а он баньку истопил! Ничего, говорит, все хорошо. В укромном месте, внизу, между откосами, стояла деревенская банька. Я подхожу к ней и слышу, оттуда звуки доносятся – кто-то моется. Какой-то военнослужащий уже вошел туда, говорят мне. Что делать? И обстрел идет. «Товарищ военный врач! Вы идите в баньку-то!» – кричат из-за двери. «Ну как же так?! Там голый мужчина, – говорю, – не могу!». А он: «Какое не могу, убьют ведь, я вам приказываю: идите сюда!» Он открыл мне дверь, и я вошла. Так мы и пережидали обстрел: я стояла в полной амуниции, в шинели, а он сидел голышом, прикрывая себя только тазиком. Разговаривали. Когда обстрел кончился и можно было выйти, я увидела, что предбанник весь в пробоинах. Если б я не вошла в баньку, меня бы не было. Больше не могу говорить об этом… Страшно просто, очень страшно… Я была и в саперной части, и врачом отдельного инженерного батальона.

Ольге Культепиной, врачу 72-го Ярцевского инженерного батальона 31-й армии, приходилось оказывать медицинскую помощь в сарае, землянке, а зачастую и под открытым небом. Часть, в которой служила, наводила понтонные мосты, и от успеха ее работы зависело продвижение наших войск вперед. Путь инженерного батальона – Калининский, III Белорусский, Западный фронты. Понтонные мосты наводились под шквальным огнем, раненых было много. Первой военной наградой Ольги Культепиной стала медаль «За отвагу».

Медицинский институт

Последний курс института она окончила только после войны, пройдя специализацию по педиатрии, работала педиатром в Прибалтике, а в 1947 году демобилизовалась и вернулась в Калинин. С 1956-го доцент Ольга Культепина преподает на кафедре детских болезней в мединституте. Именно в те годы были созданы кафедра детских болезней и первое научное общество детских врачей, которым с 1972 года руководила профессор Культепина. Круг ее научных интересов весьма обширен: пульмонология и иммунология, детский ревматизм и туберкулез, но особенно близки дети, страдающие почечной патологией. «Клиника и отдаленный прогноз острого гломерулонефрита у детей» – тема докторской диссертации Ольги Сергеевны, которую она защитила в 1971 году. Без малого 20 лет, с 1969 по 1988 годы, доктор Культепина возглавляла кафедру детских болезней в Калининском мединституте, опубликовав более 100 работ и монографию «Нефрит у детей». В 1999 году была издана книга «История охраны здоровья детского населения Тверской области», совместный труд Ольги Культепиной и Анатолия Виноградова.

Выйдя на пенсию, Ольга Сергеевна продолжала работать на кафедре в качестве профессора-консультанта, отдавала много времени и сил общественной работе. Она была членом президиума областного комитета защиты мира, ежемесячно переводила в счет фонда часть своей зарплаты. Ее знают все тверские педиатры, о ней вспоминают с нежностью и признательностью ее бывшие студенты. Один из них – Сергей Александрович Цветков, заведующий отделением патологии новорожденных детской больницы №2, так рассказывает о своем педагоге:

– Когда я учился в медакадемии, педиатрического факультета еще не было. Кафедра детских болезней, которую возглавляла Ольга Сергеевна, отличалась от других гуманным и деликатным отношением к студентам. Это очень подкупало. У Ольги Сергеевны и коллектив подбирался такой – люди другого склада там, наверное, и не приживались. Сначала меня потянуло в хирургию – романтика первых лет, но я пошел в педиатрию, и выбором этим обязан Ольге Сергеевне, ее профессионализму, обходительности, интеллигентности. Кафедра выделялась успокоительной энергией, там все умиротворяло. Общались мы и в интернатуре, которую я окончил на базе областной больницы. Она приходила туда консультировать. Эти консультации высокого уровня – пример классической академии педиатрии. На одного ребенка у нее уходило два часа, такого же отношения, знания мельчайших деталей требовала она и от врачей. Ольга Сергеевна во многом повлияла на мое отношение к профессии.

Автор: Мария СПИРИДОНОВА
192

Возврат к списку

Тверь запомнилась гостям конкурса «Лучший по профессии» испытаниями и красотой улиц
Сегодня торжественной церемонией награждения победителей в ДТДМ завершились соревнования Всероссийского конкурса среди юных «Лучший по профессии». Более 140 участников из 34 регионов страны смогли достойно проявить себя и показать, чему их научили наставники. 
13.10.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость